Томаш Кендзера: «Почему нет результата? У меня есть свои мысли…»
Динамо Київ 2345 31 Березня, 20:45

Защитник «Динамо» Томаш Кендзера дал большое интервью Newonce.sport, в котором, в частности, рассказал о карантине и о том, как идут у него дела в киевском клубе.

Публикуется с сокращениями.

Ты сейчас в Киеве?

— Да, на карантине. В середине марта мы сыграли последний матч с «Десной». Должны были получить два выходных дня после этого, но вместо этого появилась информация, что всем запрещено покидать дома. Учебная база была закрыта и мы сидим по квартирам.

Вы поддерживаете как-то форму?

— У нас есть группа для всей команды в Whatsapp, куда тренер по физической подготовке прислал нам программу с упражнениями на дому. Столько, сколько позволяет домашняя комната, мы тренируемся. Также можно поехать в лес и там бегать в одиночку.

В какой степени это может заменить обычные тренировки?

— Вы знаете, мы делаем больше силовых упражнений дома, но ничто не может заменить тренировки на поле. Больше всего, я думаю, дает бег в лесу, где нет людей. Тогда усилий тратится больше, есть шанс оставаться в форме.

Коронавирус давно тема номер один в раздевалке «Динамо»?

— С тех пор, как о нем стали много писать в социальных сетях. Затем разговоры переместились в раздевалку. Сначала нам приходилось играть без фанатов, мы не хотели этого делать. Все лиги в Европе остановились, никто не играл в футбол, а в Украине игры продолжались без фанатов. Я не видел в этом никакого смысла. Мы ждали решения федерации, потому что все решалось наверху. Мы играли в воскресенье, 15 марта, а вскоре после этого остановили чемпионат Украины.

А как обстоят дела в Украине вне футбола?

— Здесь мало заболевших. Когда приостановили чемпионат, было 26 зараженных. Сейчас через две недели их 418. Торговые центры и рестораны были закрыты, только магазины открыты. Десять человек могли войти в транспорт. Так в Украине пытаются все это остановить.

В первые дни никто не знал о масштабах угрозы, только после сообщения президента Украины Владимира Зеленского и мэра Киева Виталия Кличко это изменилось. Они сказали, что все должно быть закрыто, кинотеатры, галереи, и только тогда все остановилось.

После нескольких дней карантина не жалуешься на скуку?

— Я человек, который не любит сидеть дома без дела. Я всегда хочу что-то сделать, так что это чувствуется. Тем более без тренировок, хочется как-то использовать эту энергию. К сожалению, это трудное время для всех нас, но я стараюсь использовать его как можно эффективнее. Я тренируюсь дома, бегаю трусцой в лесу, читаю, придумываю различные виды деятельности, на которые у меня раньше не было времени.

Но футбол без болельщиков это совсем другая игра, не правда ли?

— Динамика и интенсивность таких матчей совершенно другие. Мы играем для фанатов, и когда их нет, не хватает адреналина и эмоций. Это как товарищеские матчи. Атмосфера определенно не та без фанатов. Журналисты могли слушать, о чем мы говорим, подсказываем друг другу. Сложно играть без поддержки трибун.

Сезон в Украине прерван, но он складывался для «Динамо» неудачно, не правда ли?

— Мы начали хорошо, выиграли Суперкубок Украины, но это был единственный пока успех. Позже мы играли в отборочных раундах Лиги чемпионов с «Брюгге» и должны были проходить этого соперника. В Бельгии мы проиграли 0:1, хотя у нас были моменты, которые мы должны были использовать. В Киеве мы быстро повели в счете, однако соперники ответили до перерыва. Тот матч вышел открытым, и нам немного не хватило для выхода в групповой этап Лиги чемпионов.

И после этого тренер Александр Хацкевич был уволен.

— Произошла смена тренера, пришел Алексей Михайличко с совершенно иными методами. Наша игра изменилась, но все равно не прошли группу Лиги Европы. Это никогда не случалось раньше за то время, что я в «Динамо». Это было разочарованием. В лиге «Шахтер» обошел нас на 13 очков, у «Зари» такое же количество очков.

Чем это можно объяснить?

— Я нахожусь в этой команде, поэтому я бы не хотел ничего выносить наружу. У меня есть свои мысли, но я играю и выполняю инструкции тренера. Я готовлюсь к следующим встречам, и мне не хотелось бы оценивать, почему мы не достигаем хороших результатов.

Вы сказали, что методы обучения значительно изменились. Что за этим стои́т?

— У каждого тренера есть свои идеи. Все работают по-разному. У меня было несколько таких тренеров в моей жизни, в «Лехе» и «Динамо», поэтому я буду приспосабливаться к каждому. Методы отличаются, но и эти тоже хороши. Есть матчи, в которых мы хорошо играем, и есть матчи, в которых мы бы точно хотели добиться большего. Мы нестабильны, мы тупо теряем очки, которые для нас важны.

Я читал отзывы о Михайличенко. Эксперты говорят, что он представитель старой школы.

— Я не знаю, что это было или как выглядела старая школа, потому что я относительно молод. Могу сказать, что мы фактически бегали без мяча в период подготовки, в отличие от сборов с предыдущим тренером.

«Шахтер» далеко ушел вперед?

— Можно сказать, что «Шахтер» не меняется. Там играют те же игроки, команда усилилась. А нас за три года покинули многие качественные игроки: Домагой Вида отправился в «Бешикташ», Дьемерси Мбокани играл в премьер-лиге, а лучший бомбардир украинской лиги Жуниор Мораес отправился от нас в «Шахтер». В «Шахтере» ядро команды осталось, и в этом просматривается причина того, почему они нас так опередили.

Если чемпионат возобновится, «Динамо» будет бороться только за второе место. Как это будет воспринято в клубе?

— Как большое разочарование. В каждом сезоне «Динамо» должно бороться за чемпионство, а не за второе место, чтобы играть в квалификации Лиги чемпионов. Но это станет самой важной задачей, если мы только сможем еще играть. Кроме того, мы все еще в полуфинале Кубка Украины, потому что мы выбили «Александрию» незадолго до остановки соревнований.

В этой игре ты сделал голевую передачу в дополнительное времяс на Виктора Циганкова, третью за сезон. Но в предыдущие годы у тебя были лучшие показатели в атаке.

— Надеюсь, я еще смогу улучшить свои результаты. Мы только начали весеннюю часть сезона. Кроме того, с этими цифрами все не так плохо. Когда я сравниваю себя с другими правыми защитниками, у некоторых вообще нет голов или голевых передач. Недавно я смотрел на Transfermarket — кажется, у меня 24 передачи и 15 голов, это неплохо.

Знаете, еще многое зависит от того, как ведет статистику конкретный источник. Я проверил это из чистого любопытства, потому что во взрослом футболе уже сыграл более 250 игр, и это только за клубы. Кроме того, в этом цикле я провел девять отборочных матчей на Евро, и у меня было две передачи, так что это тоже неплохой результат. Так что в этом плане все не так плохо.

Ты всегда играл без замен в Лехе, в «молодежке», в «Динамо», а теперь ты уже пять раз сидел на скамейке в этом сезоне. Это для тебя новая ситуация?

— Я на этом не зацикливаюсь, я не играл только со слабыми соперниками. Я всегда был на поле во всех основных матчах и в еврокубках. В Суперкубке и Кубке Украины то же самое. Пока я сыграл 29 матчей, так что нельзя сказать, что этого недостаточно. Иногда тренер спрашивал меня, готов ли я играть, чувствую ли я себя уставшим или нет. Иногда он сам решал, что кто-то еще будет играть. Это было все о вращении, потому что он предполагал, что он изменится. Осенью, кажется, только Виктор Цыганков играл во всех матчах, а остальные иногда отдыхали.

В течение сезона от одного из украинских журналистов появилась информация о том, что тебя должны отзаявить, потому что «Динамо» хочет провести чистку среди иностранцев. Позже это было перепечатано в Польше. Как ты отреагировал на эту новость?

— Я читал это, но честно говоря, никто из клуба не говорил со мной. Если бы у кого-то были такие планы, они позволили бы мне уйти зимой. Был большой интерес от одного хорошего клуба, но «Динамо» не продало меня, клубы не договорились. И если кто-то придумывает такие «истории», я ничего не могу с этим поделать.

Английская премьер-лигатвоя мечта?

— Каждый футболист хотел бы сыграть в лучшей лиге мира, а для меня это английская. Я завидую Янеку Беднареку (защитник клуба «Саутгемптон» — ред.), что он преуспел и играет в таком замечательном клубе. Он попал туда благодаря тяжелой работе. Я его очень поддерживаю. Посмотрим, что принесет время.

Ты часто спрашиваешь его, каково это соревноваться на таком уровне?

— У нас очень хороший контакт. Всякий раз, когда мы видимся или звоним друг другу, мы говорим об этом. Мне очень любопытно, каково играть в премьер-лиге. Янек открыт и отвечает на мои вопросы. Самая большая разница в скорости игры. Он может сравнивать с тем, как это выглядит в Польше. Удивительный скачок! То же самое — индивидуальное качество игроков, совсем другой уровень.

Есть ли правые защитники, за которыми ты наблюдаешь?

— Я всегда следил за игрой Лукаша Пищека. Он все еще в хорошей форме, появляется в «Боруссии» Дортмунд, хотя сейчас они играют по другой схеме, с тремя центральными защитниками, и он стал одним из них. Когда он играл в свои лучшие годы с Кубой Блащиковским на правом фланге, я любил наблюдать за ними. Они отлично поработали, «Боруссия» также играла в отличный футбол, я часто смотрел его.

Какое качество ты бы взял у Пищека времен его расцвета?

— Все, буквально все. Нет такой вещи, которую бы я выделил, в каждом аспекте я был на высшем уровне.

Как ты оцениваешь свою мечту об АПЛ? Она реальна, это вопрос времени, или что-то еще должно произойти?

— Мне сложно ответить. Я сделаю все, чтобы развить и использовать свой потенциал. Хорошо играя в клубе и сборной, я могу проявить себя и попасть в лучшую лигу. Я хочу быть лучше каждый день, но когда это случится, больше зависит от судьбы.

Твой лучший другБеньямин Вербич. Вы из одной команды, но вы также играли друг против друга в Евроквалификации...

— Беньямин много говорил, особенно после первого матча, когда они выиграли у нас. Я только сказал ему: успокойся, Верба, ты еще поедешь в Македонию, победи еще там. Конечно, они проиграли, и тогда, можно сказать, они потеряли реальные шансы выйти из группы. Позже они проиграли нам в Варшаве, так что им стало не так здорово, как после первой встречи. Я не так много говорил. Я ему сказал: давай посмотрим в таблицу — де Польша, а где Словения. И это закрыло тему. Но он вообще любит поговорить.

Тебе также нравится говорить на поле?

— Я никого не оскорбляю. Возможно, если случится что-то, что мне не нравится, я выскажу свое мнение. Но я никого никогда не оскорблял.

Были ли в Украине какие-то ситуации, которые тебе поначалу были непонятны?

— Наверное, ничто не удивило меня сильно. Сначала Тамаш Кадар очень помог мне, когда я присоединился к команде, потому что большинство игроков не говорили по-английски, а он говорил бегло. Мы по-прежнему отлично общаемся. Он только что уехал в Китай, кстати, подписав контракт как раз на пике коронавируса. Я думаю, что он доволен своим выбором.

Ты быстро адаптировался в Украине. Мы виделись в Киеве в мае прошлого года, ты уже тогда чувствовал себя как дома.

— Я быстро научился говорить по-русски, поэтому раззнакомился со всеми. Это помогло мне больше всего. Поначалу были небольшие опасения, потому что это была моя первая работа за границей, но по прибытии на место все пошло как я хотел.

У тебя в Киеве появился еще один близкий собеседник.

— Вот это действительно здорово! У меня девушка отсюда. В настоящее время она проходит курс польского языка, поэтому я могу говорить на родном языке дома. У нее все хорошо, украинский и польский языки похожи, так что вы можете легко изучить их. Я рад, что так сложилось.

С точки зрения футболиста, важно ли общение с судьями во время матча?

— Я стараюсь общаться с арбитрами, но в позитивном ключе. Я не говорю им, что они сделали что-то не так, потому что это никогда не поможет нам, но когда они принимают правильное решение, я хвалю их. Для судьи также лучше, чтобы никто не разговаривал с ним, а просто хвалил его. Но если у меня будет свое мнение, я с удовольствием поделюсь им. Может быть, тогда он подумает: погоди— погоди, ведь он хвалил меня раньше, а теперь он не согласен. Может, сто́ит задуматься. Иногда нужно строить отношения с судьями, искать с ними хорошую энергию. Я думаю, что если вы позитивны, хорошая энергия возвращается к вам.

Скажи, каково это, когда отец тренер?

— Очень классное чувство. Когда я был маленьким, мой отец редко бывал дома, потому что все еще играл на уровне второй и первой лиг. Он всегда был где-то на тренировках, в лагерях, поэтому на самом деле мама научила меня первым шагам с мячом. Позже, когда мой отец начал работать в школе «Зелена Гура», я пошел тренироваться с ним. Я тренировался с ребятами на четыре года старше. Сначала я был слишком маленьким — им было 8-9 лет, а мне было 4-5, разница была слишком большой. Только через некоторое время была сформирована группа 1994 года, где тренер Петр Чак тренировал меня в «Зеленой Гуре».

Отец-тренер больше помогал или вызывал чувство несправедливости? Ты должен был делать больше?

— Он требовал от меня много тренироваться. Скорее он был требовательным тренером, он уделял много внимания деталям. Из того, что я до сих пор помню, он был хорошим мотиватором. Это были хорошие времена. Когда мы играли в юниорах, мы даже заняли третье место в Польше, обойдя «Легию». Я играл со старшим годом, но никто никогда не говорил мне, что я был там благодаря моему отцу.

В таком случае твой папа это профессионал, может, ему стоит устроиться на работу где-нибудь повыше?

— Он не хочет. Однажды у него было предложение поработать со старшими в «Зеленой Гуре», но он предпочел остаться с детьми. Нам нужны и такие тренеры. У каждого свои амбиции.

Dominik Piechota

Читайте нас у Telegram

Останні новини

bigmir)net TOP 100