Дмитрий Коваленко: «Если попадаешь на All Star Game, капает премия в 20 тыс долларов, зарплата возрастает на 10 тыс долларов»

Футбол України 21 Квітня, 20:45 1801
Дмитрий Коваленко: «Если попадаешь на All Star Game, капает премия в 20 тыс долларов, зарплата возрастает на 10 тыс долларов» | 19-27
Самый успешный украинский легионер в соккере – о заокеанском спорте, профессионализме и стране контрастов с капиталистическим оскалом.

281 матч, 44 гола, 43 голевые передачи в MLS — Главной лиге соккера США. Победа в Кубке MLS 2004 года, чемпионский перстень. Supporters’ Shield и неоднократные победы в различных конференциях MLS. Участник Матча всех звезд. Чемпион США среди студентов по европейскому футболу. Одноклубник Стоичкова, Робби Кина, Бекхэма. Участник выставочных матчей против «Реала», «Барселоны» и многих других европейских грандов, где противостоял Месси, Роналду, Роналдо, Анри и десяткам других звезд мировой величины.

Это — Дмитрий Коваленко. Для американцев и друзей — просто Дима. Dema, если в транслитерации на латиницу. С украинской легендой футбола США мы говорили довольно долго и откровенно. Предлагаем вашему вниманию первую часть нашей беседы — о том, как европейский футбол в США состоялся как бизнес, в чем плюсы и минусы соккера по сравнению с заокеанским «оригиналом» и какие фишки из опыта американцев можем «подсмотреть» и «подучить» мы в Старом Свете.

«В США дети нередко занимаются 5 видами спорта. Не ради того, чтобы куда-то попасть, а чтобы родители были довольны — они оторвались от компьютера»

— Десятый год, как вы завершили карьеру игрока. Последнее, что приходилось слышать — работаете в футболе в США. Расскажите, где вы и как.

— Начинал с детьми еще в Лос-Анджелесе. Был у меня вариант с юношеской сборной США, но для этого нужно было переезжать во Флориду, где базируются национальные команды разных возрастов. В итоге отказался от этого предложения и решил вернуться в Чикаго — в город, где в свое время провел очень хорошие годы карьеры игрока. С одной стороны, жизнь здесь куда дешевле, чем в ЛА, с другой — у меня есть здесь имя, есть предложения. Сейчас работаю в футбольной академии моего друга, где есть 25 команд разных возрастов. Я работаю с четырьмя командами ребят 14 и 16 лет.

— Это академия какого-то клуба?

— Нет, частная академия, где дети играют для своего удовольствия. У нас есть самые разные ребята — и те, которые действительно имеют перспективы в футболе, и те, для кого это хобби. США — это единение разных культур. У нас есть и, так сказать, «янки» с деда-прадеда, и ребята, чьи родители или дедушки переехали сюда относительно недавно — поляки, «мексы», есть даже паренек, чьи родители прибыли из СССР.

— Стать тренером было тяжело?

— Тяжело. Само собой, надо было получить тренерскую лицензию — подтвердить свои знания. Нужно было привыкнуть к новому расписанию жизни. Ну, и понять эту профессию, ведь, как тренер, ты должен иметь терпения — у каждого ребенка характер разный, а ты к каждому должен найти подход. В этой академии я работаю уже четыре года, так что имел время привыкнуть.

— Узнаете в этих детях себя в начале футбольного пути?

— Сейчас все поменялось — у детей другое воспитание, возможности. Вспоминаю, как сам занимался в «Динамо». У нас был очень строгий тренер — Владимир Иванович Онищенко. Он нам дал «закалку», приучил быть ответственными и самостоятельными. Точно так же скажу о своих других детских тренерах — от Неверова до Кондратова.

А сейчас к детям нужен другой подход. Далеко остались годы, когда можно ребенку приказать, прикрикнуть. Сейчас тренер трижды подумает, прежде чем что-то говорить или заставлять. Это хорошо, я на самом деле тоже за уважение до ребенка как до личности. Но иногда это бывает чересчур, в Америке есть давление со стороны родителей. Тяжелее работать даже с ними, чем с детьми — они балуют их, а не воспитывают. Я провожу с детьми 1,5-2 часа в день, они тренируются три раза в неделю и еще в выходные игры. Все остальное время — это «не мое время». Плюс, возраст, с которым я работаю, тяжелый — они все знают, для них нет авторитетов.

Поэтому большой задачей для меня было поставить свой авторитет. Работаю с ним строго, но справедливо. Объясняю родителям, почему играет тот ребенок, а не их сын — чем он лучше. У них ведь понятие: «Мы платим, значит, ребенок должен играть». Такая ситуация во всех академиях, кроме, разве что, клубов MLS, где занятия бесплатные для воспитанников, и они всерьез готовят себя к футбольной карьере.

— А есть ли шанс у вашего воспитанника попасть во взрослый профессиональный соккер?

— Конечно. Из нашей академии кое-кто попадал в академии больших клубов. Но нужно понимать, что в нашем штате футболом занимается один миллион детей. Конкуренция — запредельная! К тому же, сами понимаете — в городе есть клубы и из других ведущих лиг. Дети пробуют все — баскетбол, бейсбол, хоккей, американский и европейский футбол. У них огромный выбор, но даже среди тех, у кого есть задатки, не все идут в спорт. Здесь есть возможность сделать карьеру в других профессиях. У меня команда очень неплохая, но если бы пришлось сыграть против сверстников из «Чикаго Файр» — было бы сложно, потому что у них отборные ребята. А у меня ребята учатся плюс занимаются пятью видами спорта — как при этом можно чего-то добиться? Так что мы, скорее, отвлекаем ребят от компьютера. Если бы они тренировались каждый день, возможно, добились бы успехов. Пока трудно будет пробиваться даже в университетскую команду.

— В Украине, если ДЮСШ подготовил игрока — может рассчитывать на компенсацию от клуба, который его подписал. У вас это тоже статья дохода?

— Нет. Разве что академии клубов могут на такое рассчитывать.

«Меня звали «Гарвард», «Принстон» и «Йель», но играть лучше было в «Университете Индианы»

— Ваши воспитанники знают, что вы выигрывали чемпионат США, играли рядом с Бекхэмом, Стоичковым, другими легендами MLS?

— Знают, но что с того?

— Но зато, наверное, наличие легенды «Чикаго Файр» — хорошо для детской футбольной школы из этого города?

— Это — да. Но, вместе с тем, у нас в клубе 7 тренеров — только два из них играли в футбол. У них другие работы, они занимаются этим с интереса.

— На будущее рассматриваете возможность вернуться в MLS уже в качестве тренера?

— Здесь конкуренция очень большая. Таких ребят, как я, образно говоря, миллион — плюс во многих клубах работают бывшие европейские звезды. Сами знаете, в MLS приезжает много тренеров-легионеров — от патриархов типа Милутиновича и Паррейры до молодых звезд, как Неста или Анри. Хотя, конечно же, мне хотелось бы поработать в тренерских штабах профессиональных клубов.

— У нас в Украине есть ДЮФЛУ, где соревнуются юношеские команды — от «Динамо» с «Шахтером» до скромных коллективов из райцентров и сел. В США такое есть?

— Только для резервов и юношеских составов больших клубов MLS. В остальном, есть школьные турниры, состязания колледжей и университетов. В рамках своего штата.

— Вы были звездой университетского футбола США: много забивали, становились чемпионом, даже были в обойме олимпийской сборной. А саму систему одобряете? Ведь здесь студенческий чемпионат по функциям много лет был чем-то вроде нашего молодежного первенства...

— Понимаете, сезон в студенческом футболе длится 3,5 месяца. Этого мало, чтобы расти, как футболист, наравне с европейскими сверстниками, которые играют 11 месяцев на год. Но фишка их системы — это возможность для спортсмена бесплатно получить образование. В Америке это стоит немалых денег. Когда я учился в Университете Индианы, год стоил 25 тысяч долларов. А меня ведь звали команды «Гарварда», «Принстона», «Йеля» — представьте, какие там суммы!?

Но я понимал, почему иду в университет. У меня была студенческая виза, я должен был учиться, чтобы продлить мой статус, но в таком вузе, где я мог бы не отвлекаться от футбола. В «Гарварде» или «Принстоне», наверное, я бы всего пару недель проучился, и меня бы выгнали. В «Индиане» же спортсменов ценили, а мы благодарили за это, собирая медальки. Меня кормили, лечили бесплатно. Я мог жить в университетском кампусе, но даже получил такой приоритет, как собственный дом на нас троих, украинцев. Тогда я еще не понимал, насколько это круто.

Студенческая жизнь очень интересная — это лучшие года! Вспоминаю наши party, студенческое братство — как же это было cool! Я знал, что у меня это ненадолго, всего после двух курсов пошел в профессиональные футболисты, перечеркнув себе студенческий соккер.

«В MLS зарабатывают на всем: билетах, „мерче“, еде и даже парковке!»

— Уже в начале 1999 года я подписал контракт с MLS, который затем пролонгировал. У меня был пункт в договоре, что Лига сделает мне американский паспорт. Так что я мог еще раньше получить, но все откладывал, потому что надеялся получить приглашение со сборной Украины. Тогда верил в это: ведь в MLS, довольно сильной лиге, я много забивал, отдавал голевых. Но увы...

— Это стандартная процедура или привилегия?

— Привилегия, и большая! Лига пошла на нее только потому, что я был лучшим футболистом студенческого чемпионата — перспективным спортсменом. Чтобы сделать мне паспорт, надо было нанимать адвоката, оплачивать все документы — это ведь не бесплатно.

— Раньше, чтобы не потерять молодое поколение, в США даже сделали специальный проект вместе с Nike и Adidas. Вы ведь тоже прошли Project 40. Что это?

— Project 40 — это когда подписываешь контракт с MLS, но получаешь деньги на учебу (как футболист-профессионал, ты не можешь больше играть за университетскую команду, но Лига гарантирует, что ты получишь деньги на свое обучение). Да, это хорошая штука для молодых игроков. У них некоторое время даже играла эта команда в низших лигах (если ты не нужен своей команде, тебя отправляют поиграть в А-Лиге или на международных турнирах). Большинство американских игроков конца 90-х — начала 2000-х прошли через Project 40. Это такая сугубо американская штука: Лига заинтересована, чтобы пораньше получить талантливых ребят, но если они идут в профи, они уже не могут играть за университетские команды и теряют бесплатное образование. Вот так и выравнивает MLS этот баланс.

— Вы дебютировали в MLS всего через несколько лет после ее основания. На ваших глазах она росла. Сейчас Лига достаточно окрепла?

— Соккер стал получше, повысились зарплаты, построено много новых стадионов. Опять же, интерес чувствуется, он возрастает — стало куда больше клубов, у которых приличная посещаемость. А система — коммерческая, и заработок на болельщиках — один из столпов бизнеса. Но, опять же, пока это не европейский футбол — хотя отставание и стараются сократить.

— В американской системе спорта франшиза остается как бы в вакууме. Не собираются ли в MLS принять европейский опыт с вылетом и обменом командами между лигами?

— Нет, и это большая проблема. 26 команд, и они остаются — ребята, которые подписали контракт, «не голодные». Вылетел — не вылетел, тебе без разницы. Со временем, может, придут к мысли о вылете. Это очень оживит лигу, даст свежую кровь и ощущение постоянной конкуренции не только вверху, но и внизу таблицы.

— «Атланта Юнайтед» в прошлом сезоне собирала 72 тысячи зрителей за матч, «Сан-Хосе Эрсквейкс» и «Сиэтл Саундерс» — больше 50 тысяч. Сумасшедшие цифры! Откуда?

— Любят футбол. Он растет. Пиар хороший: надо уметь продать, и это, кстати, главное в Америке. Хозяин ФК «Саундерс» — собственник и стадиона «Сиэтла». Он делал много, чтобы клуб стал культовым. Зарабатывают на билетах, «мерче» (футболки-сувениры), еде и даже парковке. Плюс каждый стадион старается быть в центре внимания и не в дни футбола: там работают торговые точки, gym’ы. То есть, жизнь постоянно кипит.

«Однажды All Star Game прервала гроза. Так матч закончили раньше, чтобы дальше в сроки прошел концерт»

— Вы — участник нескольких All Star Games MLS: как выглядит это шоу?

— Это интересно, праздник для зрителей и для самих футболистов. Да и по деньгам тоже! У меня сначала, после первой All Star Game, был вопрос: это что, за участие подарок — пакетик с журналом Soccer America?!.. Но потом я понял систему. По контракту, если ты попадаешь на All Star Game, тебе капает на счет премия в 20 тысяч долларов, и дальше зарплата возрастает на 10 тысяч долларов.

— Говорят, это не просто матч, а целый уик-энд с разными развлечениями?

— Ну да. Шоу высокого уровня. Выбирают город, где много фанов или, наоборот, надо поднять футбольный бум. Спонсоры подвозят звезд шоу-бизнеса. Съезжаются все звезды, тренеры, знаменитости. Проходит шоу с конкурсами. Причем, всё это интересно тем, что ты знакомишься с ребятами из других клубов, много общения. Я вот, помню, выиграл конкурс штрафных ударов на одной All Star Game. В паре Брайаном Макбрайдом из «Коламбус Крю» мы победили в турнире по теннисболу.

Ну, и сам матч — это настоящее зрелище. Все расслабленные, в отличном настроении. Каждый — от вратаря до нападающего — хочет показать свои скиллы. Первая All Star Game у меня была в Сан-Хосе в 2001 году, я там забил в ворота сборной восточной конференции, закончили 6:6!

— Кстати, там Донован сделал «покер» и после гола снял футболку, оставшись типа в лифчике. WTF???

— Да, Лэндон отжег! Уже сейчас и не припомню, кажется, это было связано с женской сборной США, где такое проделали девушки после одного из голов...

— Ваш второй All Star Game — в 2002 году против сборной США.

— В Вашингтоне играли. Тоже яркие воспоминания — тогда Брюс Арена готовил сборную к очередному отбору ЧМ, собрал много молодежи. Но мы, MLS All-Stars, выиграли! Играть с Вальдеррамой, Ховардом, Этчеверри — шикарный опыт. Правда, из-за дождя тогда в матче была пауза, а дальше надо было выступать певице Паулине Рубио. Все — в стык, минута к минуте... Словом, организаторы у нас забрали минут 20 матча. Только ливень прекратился, вышли снова играть — а уже финальный свисток, чтобы по времени вписаться в концерт. А в 2004 году играли Запад против Востока, я уже был в сборной восточной конференции. Моя команда опять выиграла — 3:2.

— Сейчас, кажется, All Star Game уже не та.

— Поменяли формат. Теперь сборная MLS рубится с европейскими грандами — «Реал», «Челси», «Атлетико», «Бавария», МЮ... Не знаю, был свой шарм в матче сборных западной против восточной конференции. Но на матче MLS All-Stars — «Ювентус» пару лет назад в «Атланте» собралось 70 тысяч зрителей. Вот вам и ответ. Значит, это выгоднее и интереснее.

— В США разыгрывается сразу два кубка — Кубок MLS и Открытый кубок имени Ламара Ханта. Что есть что?

— Кубок MLS — это типа ты чемпион США, если выиграешь. Мы играем сначала в своих конференциях в чемпионате, затем выходим в плей-офф и вот в финале, играя за чемпионские перстни, ты борешься за Кубок MLS. А вот Lamar Hunt’s Open Cup — это аналог кубковых турниров. Кубок США, как Кубок Украины. Здесь клубы MLS играют против команд из низших лиг. Часто вся страна следит, как очередная кубковая сенсация из глубинки пробивается вверх. Правда, чтобы его выиграл не клуб MLS — я такого не припомню за то время, что я в американском футболе. Разве что в финал пару раз команды пробивались.

«Очень нравится американский футбол, но понимаю, что в нем могут заиграть только «убийцы»

— Вы были довольно крутым игроком. Помогало ли вам это в быту? Например, когда ловили американские «гаишники»?

— Честно сказать, да. Спасало, и очень серьезно! Можно сказать, однажды друзья вытащили меня из беды, которая могла сулить мне даже тюремный срок. Я ехал со скоростью 240 км в час, когда меня остановили полицейские. За это могут и машину забрать, и в тюрьму посадить. Но с помощью друзей и адвокатов я избежал ареста. Сразу скажу: в рамках закона. Так что ко мне отнеслись снисходительно, потому что это был один из редких случаев нарушений у меня, я вообще не бузотер.

— Слово bratva известно, кажется, и в США — если судить по голливудским боевикам. А для вас встречи с земляками из СССР были радостными или проблемными?

— Не знаю, мафия везде есть. А где ее нет?

— Стереотипный американский образ жизни — это фаст-фуд, эгоизм и жажда наживы. Всё как советских газетах. Правда или фейк?

— Ну как сказать. Скажу честно: Америка не сильно отличается от Украины и Европы. Легких денег не бывает нигде. Здесь, в определенном смысле, даже тяжелее, потому что, если нет друзей, не к кому обратиться за помощью.

По образу жизни — да, царит фаст-фуд. Люди действительно не любят готовить, да и много кто не может себе это позволить, потому что вкалывает с утра до ночи. В больших деловых городах люди пашут очень серьезно по 10 часов на сутки, темп жизни огромный просто. Хорошее питание — это самое дорогое в мире, не каждый может себе позволить.

— Вы ведь не только на поле играли, слышал, что и в качестве модели себя пробовали...

— Да нет, то эпизод. Просто у меня был контракт с Adidas, а в Чикаго открывали новый торговый центр. Надо было выйти, показать одежду. Ребята «травили», конечно. Но это была часть работы. А вот в одном из украинских шоу — «Мамо, я одружуюся?» — принял участие. Это был хороший experience для меня, посмотрел на телевидение изнутри, да и дома, на родине, побыл, что немаловажно.

— Вы поиграли в Нью-Йорке, Чикаго, Лос-Анджелесе, Вашингтоне, мормонском Солт-Лейк-Сити, немецком Гамбурге, украинском Запорожье, сами родом из Киева. А какой город — ваш?

— Мне очень нравилось в Лос-Анджелесе, хотя поначалу я думал, что еду туда ненадолго. Прожил там восемь лет — ходил на пляжи, проникся местной жизнью, купил дом там. Там лучший климат в мире! Можно позаниматься серфингом на пляже, сесть в машину — и выйти уже, чтобы покататься на лыжах. Но город очень дорогой.

И все же я сам понимал, что обязательно захочу возвратиться в Чикаго. Это мой город. Мне нравится здесь жить.

— Всегда поражало, как такие мегаполисы находят болельщиков на все команды всех видов спорта! NHL, NBA, AFL, MLB, MLS — и везде трибуны не пустые!

— Ну, американцы — спортивный народ. Они смотрят разные виды. Модно посещать стадион, модно, кстати, и самому заниматься — сейчас бум людей, которые для себя бегают, подтягиваются, качаются.

Плюс у каждого спорта — свои болельщики. Вот у соккера — это эмигранты с Европы, люди из диаспоры. В Чикаго у нас было много славян — поляков, украинцев. Для них то, что Новак и Коваленко играли за Файр, было не пустым словом. На юго-западе «мексы» тащат футбол вверх. В ЛА у нас была невероятная просто поддержка.

Я вот люблю посмотреть американский футбол, а когда говорю людям из Украины — они не понимают вообще, что это за спорт.

— А у вас были бы возможности заиграть в этом виде?

— Да нет, меня бы убили сразу в первой игре! Я бы хотел, говорю друзьям: «Если бы я здесь родился, то играл бы в американский футбол». Но понимаю, что там играют «убийцы».

«MLS на карантине, но клубы не могут нарушать свои контракты с игроками»

— Мы поговорили о «хорошей Америке», а как насчет плохой?

— Я живу здесь уже 28 лет. Понятно, успел разного повидать. Начинаю понимать, что тут не все так просто. Это когда мы, тинэйджеры из СССР, сюда впервые приехали, то казалось, что здесь просто космос, все богатые и все хорошо. Но жизнь не такая легкая. Каждый за себя. Никто тебе не поможет. Здесь нет такого, как у нас. Наши люди добрые, могут поддержать. А здесь жизнь холодная.

У людей вроде как все есть, но это за счет кредитов. Ты всю жизнь будешь должен и никогда не сможешь выкарабкаться. Потеряешь работу на месяц — и все, кредиты задавят. 80% людей живут от чека до чека. А кредиты — «удавка», которая требует постоянного заработка, ты всегда должен быть в строю, работать и оставаться здоровым. Что очень дорого. Вот, к примеру, 16-летний парень пришел в больницу, подозревая, что заразился коронавирусом, но его не приняли, потому что у него не было страховки. Через пару дней он умер. Медицина вся частная, это очень дорого, у большого количества людей нет страховки. А на семью в месяц она может достигать 2 тысяч долларов.

— США очень тяжело переносят пандемию COVID-19. Как вообще все начиналось и достигло ли пика, что говорят в СМИ? Это важно для нас, потому что в Украине пока несколько тысяч случаев...

— Поверьте, оно к вам идет. У нас тоже начиналось вроде как с небольших цифр. Но по итогу вот уже месяц все закрыто — рестораны, gym’ы, транспорт. 30% закрытых на карантин предприятий рискуют не вернуться. Я вот тоже сижу уже пять недель без работы. Открыты только продуктовые магазины — впускают по пять человек, остальные стоят в очереди. Карантин продлили до 30 апреля.

— У нас поначалу поскупали гречку и маски. В США, если верить СМИ и мемам, — туалетную бумагу. Правда или фейк?

— Да! Таскали рулоны тележками!

— Встречались ли вам скептики, не верящие в COVID-19 и игнорирующие рекомендации по ношению масок и самоизоляции?

— Сначала много людей ходило без масок, но, с одной стороны, думаю, большинство уже поняло, что дело серьезное, да и ввели серьезные штрафы за такого рода нарушения. Я лично ношу маску и стараюсь ответственно относиться к социальному дистанцированию. Сижу дома, не выхожу без надобности. У меня есть собака — Макс, вот с ним хожу гулять в парк, но стараюсь выбирать время и место, когда точно мало людей. Советуют держаться, по возможности, на расстоянии 3-4 метра друг от друга — что же, надо это принять, ведь чем быстрее приостановится темп распространения болезни, тем быстрее все закончится.

— В Украине еще месяц-полтора назад маски и санитайзеры лежали на полках аптек и супермаркетов, сейчас все смели и цены на них выросли во много раз. В США все то же?

— Есть люди, которые хотят нажиться, потому скупили все это дело. Но здесь все жестко — кто попадется, будут серьезные проблемы.

— А как пандемия сказалась на соккере? Уже есть случаи, когда клубы пытались бы отправить футболистов, тренеров или персонал в отпуск за свой счет?

— Нет, такого не бывает. Если контракт подписан — его исполняют. Все решения принимаются по обоюдному согласию, скрепляются договором. Где-то 80% контрактов гарантированы — потому клубы платят, играют они или нет, тем более, в такой ситуации. Но вот как с остальным футболом? Не знаю. В других профессиях подают заявки на пособие как unemployed (безработные), чтобы получать хотя бы 60% от своего чека. А лично я — self-employed (само-занятый), потому мне на это рассчитывать не приходится.

Конечно, старт сезона в MLS скомкан. Должен был возобновиться 15 апреля, сейчас перенесли на 10 мая. Думаю, все понимают, что главное — человеческие жизни. Ради этого стоит потерпеть.

Артур ВАЛЕРКО