Моя жизнь в сборной. Олег Гусев: «Ребров предупредил, но я его не послушал»
Динамо Київ 2089 15 Травня, 12:25

В проекте zbirna.com «Моя жизнь в сборной» — продолжение воспоминаний одного из главных рекордсменов национальной команды по количеству сыгранных матчей.

«Спарринги в феврале редко бывали удачными»

— Жеребьевка финального раунда чемпионата мира прошла для нас неплохо, — говорит Олег Гусев. — Первый раз попав на такой форум, мы, конечно, не могли делать каких-то громких заявлений, но шансы были достаточно неплохие. Выделялась Испания, а с Тунисом и Саудовской Аравией можно было играть. Для этого необходимо было хорошо подготовиться, и с этой задачей тренеры, на мой взгляд, справились. Первый матч 2006 года мы провели в конце февраля в Азербайджане. Сыграли вничью — 0:0. Для меня этот поединок почти ничем не запомнился. Зимние спарринги всегда были в определенной степени сумбурными. Для европейских команд они, может, и имели какое-то значение, но нас, как правило, выдергивали со сборов, готовность была еще не оптимальной, и игры получались скомканными.

«Перед чемпионатом мира чуть не поломал ребра»

В следующий раз мы собрались уже в мае — непосредственно перед чемпионатом мира. Первый этап подготовки проходил в Турции, и он носил разгрузочный и втягивающий характер. Мы туда отправились с семьями, но все было организованно очень серьезно, у нас был четкий распорядок дня. Бывало и по две тренировки, мы наверняка сдавали какие-то тесты, бегали кроссы в парке. В Киеве потом сыграли матч с Коста-Рикой — это были проводы команды на форум. Мы победили со счетом 4:0, настроение было хорошее, но в один прекрасный момент для меня чемпионат мира едва не закончился. На последней тренировке — перед вылетом на следующий, уже финальный сбор — в столкновении с Богданом Шустом я повредил ребра. Шла последняя минута занятия! Удар был таким, что не мог дышать. Меня везли в больницу, и я уже было подумал: «Все, сыграл на чемпионате мира». Было подозрение на перелом, но отделался, как говорится, легким испугом. Оказалась трещина какого-то хрящевого отростка, хотя врачи, как уже потом выяснилось, не хотели меня пугать и ничего не сказали. Но я неделю толком бегать не мог — возникали проблемы с дыханием. Помню, как потом массажисты — итальянец и японец, которых приглашал в сборную Андрей Шевченко — долго надо мной колдовали. Мяли так, что глаза на лоб лезли. Но нужно было терпеть — хотелось сыграть на таком турнире. Мы, кстати, и так потеряли одну боевую единицу — Сергея Федорова. У него после золотого матча с Шахтером был разрыв связки. Но тренеры — молодцы. Взяли защитника с командой на чемпионат, он жил с нами в Потсдаме, был на всех матчах.

«Наша группа стартовала последней»

В общем, спарринг с Италией (0:0) я пропустил. Сыграл потом с Ливией (3:0) и Люксембургом (3:0). С последней игры мы отправились в Германию на автобусе. Запомнилось, что ехали очень долго. Но в Потсдаме быстро восстановились — у нас была хорошая гостиница, все необходимые условия для работы и реабилитации. Закрытая территория. До тренировочного поля — минут пять на автобусе. Чемпионат стартовал 9 июня, а наша первая игра была запланирована на 14-е. Но этот режим ожидания на нас никак не повлиял. Волнение перед первым матчем на таком уровне было бы все равно. Поединок, открывавший форум, мы, кстати, смотрели всей командой в холле отеля. Немцы обыграли Коста-Рику со счетом 4:2. Хотя матчи открытия, как правило, получаются не сильно зрелищными.

«С Испанией на поле была настоящая жара»

Сейчас много говорят о том, что начинать с Испанией — это был хороший расклад. Но мы тогда удовольствия, конечно, от этого матча не получили. Поединок начинался в 15.00. Вроде и неплохо — не нужно томиться в ожидании в день матча. Но тогда была такая жара — трудно передать словами! По-моему, 38 градусов. Плюс этот новый закрытый стадион в Лейпциге. Помню, было очень душно. А тут еще и испанцы свои кружева включили. Повозили нас хорошо — спору нет. Хотя были у нас игры и похуже, но с другим результатом. Однако в этой ситуации повлияли и пенальти, и удаление. Да все тогда было против нас. На перерыв ушли при счете 0:2. Меня поменяли. Наверное, тренеров не сильно устраивала моя игра, и они хотели как-то освежить атаку. Однако в самом начале второго тайма случилось то самое удаление Владислава Ващука и пенальти. На этом игра, пожалуй, закончилась. 0:4 — это было то еще начало…

«Меня потом назначили правым защитником»

Я не помню, какие были разборки вверху. Сейчас читаю, что Олег Блохин даже собирал вещи и хотел ехать домой. Но тогда мы об этом не знали. Может, старшим ребятам что-то и объясняли, но я был не в курсе. Нужно было готовиться на Саудовскую Аравию. Хорошо, что эта команда сыграла вничью с Тунисом. Мы понимали, что шансы на выход из группы по-прежнему неплохие. Несмотря на замену в матче с Испанией, у меня не было особых сомнений в том, что я сыграю. Дело в том, что в первой игре получил травму Владимир Езерский, и справа в обороне особых вариантов, в общем-то, и не существовало. Так я и стал защитником на оставшиеся поединки турнира. В трех из них сборная Украины сыграла на ноль — значит, каши особо и не испортил. Аравийцев мы обыграли уверенно — 4:0. Была нервозность, но быстрый гол Андрея Русола снял напряжение. После этого мы полностью контролировали игру. Хотя мог, кстати, с Саудовской Аравией и не сыграть. После матча с Испанией у меня возникли проблемы с коленом, было подозрение на мениск. Менеджер команды Олег Тарадай даже возил меня в Берлин, мы делали МРТ. Я два дня бегал по кругу, но в одной из двусторонок, когда играли 10 на 10, кто-то из ребят сошел, и Олег Блохин спросил у меня: «Можешь?» Пришлось попробовать. Пять минут поиграл, и Владимирович говорит докторам: «Так он здоров, что вы мне рассказываете». Так и стал в строй.

«Андрей Шевченко заработал чистый пенальти»

В матче с Тунисом на кону был выход из группы. Нас устраивала ничья, и это, видимо, накладывало отпечаток. Мы действовали очень осторожно, даже когда соперник остался в неполном составе. С численным преимуществом провели весь второй тайм, но напряжение не покидало и после гола Андрея Шевченко с пенальти. Потом смотрели повтор того эпизода, хотя наш капитан сразу сказал, что там был минимальный контакт — на скорости этого достаточно. Были, конечно, умельцы, которые сами себе запутывали ноги, но Андрей Николаевич таким не страдал. Так что чистая точка, и мы выходим в 1/8 финала. Уже после нашего матча, через несколько часов, стало окончательно понятно, что сыграем со Швейцарией, занявшей в своей компании первое место. Я помню, что французы в той группе где-то потеряли очки, но признаюсь, что мне было все равно, с кем играть. Тут важно было, что мы вышли из группы. Первый раз выступали на чемпионате мира — и сразу такой успех. Да и швейцарцы, к слову, оказались не самым удобным противником. Они тоже особо не открывались, действовали компактно. Мы понимали, что тут снова будет игра нервов. Так и вышло.

«Блохин думал ставить меня по игроку»

Перед матчем со Швейцарией меня вызвал Олег Блохин, и я хорошо запомнил этот разговор. Там был еще Семен Альтман, и они мне сказали, что у соперника очень быстрый нападающий — Александр Фрай. У нас на тот момент хватало кадровых проблем, постоянно выбывали из строя центральные защитники. Остались, по сути, только Владислав Ващук и Андрей Гусин. Блохин спросил: «Ты когда-то играл персонально по игроку?» Я говорю: «Нет». Тренер уточнил: «Сыграешь?». Я ответил: «Да». Впрочем, ответил, видимо, так, что Олег Владимирович не сильно поверил. В итоге вышел на правый фланг защиты и привычно бегал по всей бровке. Игра была вязкая, но моментов хватало. Они в штангу попали, мы — в перекладину. Острые ситуации возникали, в основном, после стандартов, но рисковать, повторюсь, никто не хотел.

«У меня был свой любимый угол…»

Пенальти мы особо не отрабатывали, но оказались к ним хорошо готовы. В особенности Александр Шовковский. Я бил четвертым. Сам, конечно, не вызывался, но, когда тренеры спросили: «Можешь?», ответил утвердительно. Напряжении было колоссальным. Шел к точке — перед глазами вся жизнь пробежала. До этого пенальти на высоком уровне бил только два раза — в послематчевых сериях на Суперкубок. У меня был свой любимый угол, туда старался направлять мяч на неудобной для голкипера высоте. Перед ударом меня, кстати, Сергей Ребров предупредил, он знал, куда я люблю бить. «Смотри, — говорит, — Паскаль Цубербюлер все три раза падал вправо — как раз в твой угол». Я его послушал и решил пробить… туда же. Не ошибся — на этот раз вратарь прыгнул влево. Уже позже я стал бить пенальти, как принято говорить, по вратарю. Но это было потом. За сборную, к слову, с точки бил еще два раза — в спаррингах с Израилем и Эстонией. Оба раза забил. Вообще, по статистике с игры у меня было 20 пенальти в карьере — 17 из них реализовал. Вроде неплохой показатель.

«С Италией нам немного не повезло»

Потом, конечно, была эйфория! Победу отметили, как полагается, но в меру — понимали, что впереди четвертьфинал с Италией. Аппетит ведь приходит во время еды. Несмотря на 120 минут противостояния со швейцарцами, силы у нас оставались. Мы хорошо подготовились к турниру. С итальянцами не хватило, пожалуй, опыта и везения. Мы играли неплохо. Пропустили быстрый гол, но могли отыграться (у Андрея Гусина были хорошие моменты, но там блестяще действовал Джанлуиджи Буффон). Потом этот второй гол из офсайда — он-то и снял почти все вопросы. Такие команды, как Италия, на таком уровне победы при таком счете не упускают. Тем более что это была сборная, которая потом стала чемпионом мира.

Евгений ГРЕСЬ

Читайте нас у Telegram

Останні новини

bigmir)net TOP 100