Интервью из прошлого. Юрий Калитвинцев: «В Турции меня называют «папой»
Футбол України 1791 24 Липня, 21:53

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет

Сегодня герой проекта — экс-капитан киевского Динамо и сборной Украины Юрий Калитвинцев. Разговор с полузащитником состоялся в 1998 году вскоре после его перехода в Трабзонспор.

— Юра, уже успел обустроить­ся в Турции?

— Не все сразу. Процесс адап­тации еще идет, пока никаких «сбоев» или недоразумений, тьфу-тьфу, не было. Потихонечку вживаюсь в турецкий образ жиз­ни.

— Все еще обитаешь в гости­нице?

— Пока да. Впрочем, уже успел подобрать для себя дом. Сейчас попросил руководство клуба кое-что в нем подшлифовать, завез­ти мебель. В общем, думаю, дня через два справлю новоселье.

— Дом далеко от города?

— Нет, до стадиона, например, минут пятнадцать езды на маши­не. До базы примерно в два раза ближе. Находится он в своеоб­разном городке, на берегу Черно­го моря. Обитают там исключи­тельно хозяева частных домов, территория охраняется полицией, поэтому никто чужой проникнуть на нее не может.

— И сколько же этажей в тво­ем особнячке?

— Три. Рядом — бассейн. Есть, в общем, выбор; захотел — поку­пался в море, нет такого желания — плескаешься в бассейне.

— Юра, вспомни, как прини­мали в Турции? В аэропорту, на­верное, море болельщиков со­бралось?

— Нет, все было более-менее скромно. Конечно, фаны знали, что Трабзонспор заключил кон­тракт с Юрием Калитвинцевым, но мне казалось, о дне моего прибытия в Турцию никто не ведал. Тем не менее репортеры как-то «пронюхали» о моем прилете в Стамбул. Было их, правда, немно­го, прямо в аэропорту «слепили» кое-какое интервью. Еще полдня мы с агентом пробыли в Стамбу­ле, а затем отправились в Траб­зон. Что меня поразило, по доро­ге меня постоянно узнавали — фотографировали, брали авто­графы, расспрашивали об Укра­ине.

Когда приехали в Трабзон, болельщиков и журналистов было еще больше. Пообщавшись с ни­ми, мы отправились в гостиницу, там переоделись, после чего бы­ла пресс-конференции. А уже на следующий день я провел первую тренировку в Трабзонспоре.

— Когда официально офор­мил свои отношения с турецким клубом?

— Одностороннее соглашение подписал еще в Киеве, а на вто­рой день моего пребывания в Тур­ции заключил полный контракт.

сборная Украины

Фото Евгения КРАВСА

— Кто присутствовал на этой церемонии?

— Директорат команды: вице-президент, учредители клуба. Также это мероприятие посетила пресса.

— Официально команде тебя представляли?

— Конечно, однако ничего при­мечательного вспомнить не могу. Неофициальное представление произошло на первой моей трени­ровке. В этот же день у Трабзонспора была игра, поэтому занятия были недолгими. Ребята уже зна­ли, что я буду выступать в Турции и, что интересно, недоумевали, как игрок такого уровни оказался в Трабзоне. Расспрашивали, по­чему я покинул Динамо, клуб, наделавший в последние годы столько шороху в Европе, да еще в тот момент, когда команда име­ет неплохие шансы на выход в четвертьфинал Лиги чемпионов.

В этот же день — была среда — я побывал на игре Трабзонспора. На следующий — у команды был выходной, однако я тренировался по индивидуальной программе. А уже в пятницу меня представили команде официально.

— Говорили, что твой дебют в Трабзонспоре должен был со­стояться еще три недели назад, однако произошло это только недавно — в матче с Сакарияспором…

— Причиной тому наши бюрок­ратические трудности, то бишь оформление трансфера и т. д. Как только все уладили, я сразу вышел на поле.

— Прозвищем в команде уже наградили?

— Даже двумя: называют или Юрием, или «папой».

— ?!

— Сам удивлялся. Двое детей у меня, может, поэтому и велича­ют «папой».

— В Турции когда-то бывать доводилось?

— Нет, открыл для себя эту страну только сейчас. Однако сказать, что основательно позна­комился с Турцией пока не могу, времени для этого не было. Хотя Трабзон мне понравился, краси­вый город. Из достопримечательностей мог бы выделить монас­тырь. По размерам он просто су­масшедший! Расположен на горе, я, правда, туда на поднимался. Говорят, в Трабзоне есть масса красивых мест, потихоньку буду их исследовать.

Самое интересное, что город находится на берегу моря, а во­круг него горы. То есть можно за­горать на солнышке, а уже через насколько часов окунуться в зиму. Экзотика! Я, кстати, уже побывал в горах. С командой ездили. Специально для того, чтобы поды­шать горным воздухом Есть там горнолыжные курорты. Может, как-нибудь представится возмож­ность их посетить.

— Уже успел познакомиться с традициями турецкого народа?

— Кое-что узнал. Клуб мне пре­доставил переводчика, который и вводит меня в курс дела — знако­мит с достопримечательностями, рассказывает про страну.

— Друзьями уже успел обза­вестись?

— Не могу сказать, что с кем-то общаюсь более тесно, но това­рищи уже есть. В Трабзонспоре вообще все ребята очень госте­приимные, и, как мне сказал Руслан, мой переводчик, — эта чер­та присуща всему турецкому на­роду. Каждый в любую минуту го­тов помочь, ребята говорят: будут проблемы — обращайся.

— Помимо тебя, в команде много легионеров?

— Я стал четвертым. Основной голкипер Трабзонспора Милошевски— македонец. Есть также англичанин Кемпбелл и один хор­ват.

— Как общаешься с партнера­ми по команде?

— В основном, через перевод­чика. Знаю, правда, по-турецки пару фраз: «доброе утро», «при­ятного аппетита». Немножко вла­дею английским, но в Турции ма­ло кто говорит на этом языке. Я ведь поначалу именно англий­ский и хотел учить, однако быстро узрел, что надо осваивать ту­рецкий.

— Что можешь в целом ска­зать о своем новом клубе?

— Трабзонспор — лидер ту­рецкого футбола, в котором со­браны довольно-таки квалифици­рованные футболисты. Два за­щитника, их фамилии, правда, я пока не запомнил, играют в на­циональной сборной страны. Один даже является ее капита­ном. Трое ребят привлекаются к играм «молодежки», да и осталь­ные футболисты достаточно при­лично котируются в Турции. В об­щем, могу сказать, что я попал в солидную компанию. Это меня, конечно, радует.

— На скольких матчах Трабзонспора довелось присут­ствовать?

— На трех играх был в качестве зрителя, в одной встрече уже иг­рал сам. Могу сказать, что коман­да исповедует атакующий фут­бол, действует по тактической схеме 3-5-2.

В матче с Сакарияспором — единственном пока, проведен­ном мною в Турции, — я играл на месте опорного полузащитника. Также в мои обязанности входи­ла подстраховка левого фланга. Действовал, как для дебюта, счи­таю, неплохо, во всяком случае, никаких нареканий в свой адрес не услышал.

— Твой дебют в чемпионате Турции пришелся как раз на до­машний поединок. Как встрети­ли болельщики?

— Очень тепло. Когда покидал поле, зрители аплодировали. Мне сказали, что это свидетельствует о том, что первой моей игрой в Трабзонспоре они были удовле­творены.

Наш стадион вмещает тысяч сорок, и практически всегда он за­бит под завязку. Газон, могу от­метить, хорошего качества, да и сама арена довольно-таки симпатичная. Кстати, мне сказали, что в Трабзоне самые экспрессивные болельщики в стране. Фаны дру­гих команд даже боятся сопро­вождать свой клуб, когда он от­правляется к нам на выезд. Им просто могут «башку снести»! Трабзон ведь находится рядом с Грузией, и народ здесь такой же горячий, как и наши кавказцы. Люди безгранично любят футбол и ради своей команды готовы на многое.

Во время наших матчей на ста­дионе не утихает шум. Болельщи­ки поют песни, придумывают вся­ческие «кричалки». В общем, об­становка на трибунах очень инте­ресная.

— Пресса уделяет большое внимание футболу?

— Громадное! По «ящику» постоянно транслируют какие-то матчи: турецкого чемпионата, других европейских стран. Дохо­дит до того, что я не могу спокойно выйти на улицу. Все, начиная от детей и заканчивая уже пожи­лыми людьми, узнают, берут ав­тографы, расспрашивают о жизни.

— Тебе к такой популярности, наверное, не привыкать?

— Ну почему же? В Киеве свои эмоции окружающие выражали несколько иначе. В Трабзоне, по­вторюсь, выйдя в город, ты никог­да не останешься незамеченным. Особенной популярностью поль­зуется здесь англичанин Кемпбелл. Хотя, я заметил, болельщики всю команду считают своими кумирами.

— Кстати, в свое время в Трабзонспоре играли наши Шелепницкий и Гришко. Их там не забывают?

— Конечно, помнят. Меня час­тенько расспрашивали, знал ли я их. Говорят, что Гришко и Шелеп­ницкий — прекрасные люди и футболисты.

— Что можешь сказать о тре­нере команды?

— Нилан Вольдан — достаточ­но именитый специалист. Сам он англичанин. Десять лет играл в Ливерпуле. Затем уехал в Тур­цию и семь лет работал в Бешикташе. Шесть раз приводил свой прежний клуб к чемпионскому званию, четырежды выигрывал Кубок страны. В общем, Вольдану хорошо знаком здешний футбол.

— Именно англичанин был инициатором твоего появления в Трабзоне?

— Да, он видел меня в матчах Лиги чемпионов, в играх за сбор­ную. Мы неоднократно с ним бе­седовали. Вольдан расспрашивал об Украине, говорил, что очень на меня рассчитывает.

— Признайся, тебе не прихо­дилось сожалеть о расставании с Динамо?

— Пока нет. Может, я еще просто не успел это как следует осознать. Посмотрим, что будет дальше, но на данный момент здесь меня все устраивает, есть желание играть в Трабзонспо­ре. Дай Бог, чтобы так было всегда.

— И все же, может, стоило до­ждаться окончания группового турнира и уже тогда подыски­вать себе новый клуб? Глядишь, уехал бы в команду уровнем повыше Трабзонспора.

— Смысла ждать не было. Я в Динамо не играл полгода. Не­ужели надо было «торчать» в Ки­еве еще месяца два?! Я бы мог и год не уезжать из Динамо, но толка-то от этого ровным счетом никакого. Особого выбора у меня на было. Я хотел играть, поэтому и «клюнул» на вариант с Трабзонспором. Не самый, надо ска­зать, плохой.

— Сам-то ты чем объясняешь неожиданно обрушившиеся на тебя проблемы в киевском Ди­намо?

— Трудно ответить. Этот во­прос не ко мне.

Читайте нас у Telegram

Останні новини

bigmir)net TOP 100