Андрюша, Андрей, Андрей Леонидович… Шесть лет назад ушел из жизни Гусин

Динамо Київ 17 Вересня, 15:22 4365
Андрюша, Андрей, Андрей Леонидович… Шесть лет назад ушел из жизни Гусин
Сегодня исполнилось шесть лет, как не стало классного футболиста, талантливого тренера и просто замечательного парня Андрея Гусина.

Они лежат рядом: Валик Белькевич, Андрей Баль, Андрей Гусин. Возле них их старшие товарищи Валерий Лобановский, Юрий Войнов, чуть поодаль Виктор Банников, еще дальше Евгений Рудаков…

Белькевич, Баль и Гусин очень значимы для нашего футбола, для его истории. Именно сей фактор, а не только короткие промежутки времени между уходами каждого из них сближает этих людей. Одновременно они весьма разнились между собой: и характерами и своей футбольной судьбой. Андрей Михайлович – балагур, душа любого коллектива, он излучал сплошной позитив. Валик же вне поля предпочитал быть больше в тени, он не старался попадать под объективы камер. Анрей Гусин в этом смысле являл собой «золотую середину». С одной стороны, он был достаточно публичный человек, и не только в сфере футбольной. С другой же, с незнакомыми людьми он все-таки держал дистанцию. Зато в полной мере раскрывался перед теми, кому доверял, кого считал своими друзьями.

Андрей – футболист

С Валиком они буквально ровесники – Андрей старше его примерно на полтора месяца, приблизительно на такой де срок он ушел позднее… Вот в футбольном плане у них несколько разные пути к признанию. Белькевич с юных лет заявил о себе как о способном плеймейкере, конструкторе атак. За ним, минским динамовцем, буквально охотились несколько ведущих российских клубов, но он со своим товарищем с детских лет Александром Хацкевичем пошел играть в киевское «Динамо».

Андрею же не раз приходилось менять свою даже не только футбольную, но и вообще спортивную специализацию. Начинал он как легкоатлет, это не удивительно – его мама Валентина Васильевна успешно выступала в легкоатлетическом пятиборье, а отец Леонид Владимирович специализировался на спринте и прыжках.

В футболе он начинал форвардом в скромных любительских и второлиговых клубах Львощины. В большом футболе Гусин дебютировал форвардом в 19 лет в «Карпатах» Маркевича, конкретно 6 сентября 1992 года во встрече с тернопольской «Нивой». Выйдя на замену после перерыва, Андрей на 75-й и 90-й минутах забил два совершенно фантастических гола. Вроде и сборной он дебютировал успешно – 26 июня 1993 года, выйдя на замену в Загребе в матче против сборной Хорватии, уже через двенадцать минут забил гол, и тогда же был приглашен в «Динамо».

Но возглавившие в очередь бело-синих Йожеф Сабо, Владимир Онищенко и Николай Павлов в основе состава Гусина не видели. Правда, в то время в нападении «Динамо» была серьезная конкуренция – Ребров, Шкапенко, Шева, Скаченко. И Гусину пришлось уйти в ЦСКА-Борисфен.

Лишь Валерий Лобановский, возглавив «Динамо» осенью 1996 года, нашел футболисту позицию, где тот раскрылся полностью – опорный полузащитник. С того времени Гусин не просто не покидал основу «Динамо» и сборной, он стал одним из ключевых игроков самого талантливого, на мой взгляд, постсоветского поколения киевлян, поколения конца 90-х годов – Шовковского, Шевченко, Реброва, Головко, того же Белькевича и других.

Нельзя не вспомнить звездные матчи Андрея: это и с «Барсой» в 1997 году, где он «придержал» Луиша Фигу, Ривалдо, и отдал голевой пас Шевченко (даже два голевых паса, но второе взятие ворот не засчитал арбитр). Это и цикл матчей в национальной сборной Украины. С немцами и французами Гусин стал одним из главных действующих лиц, кто не позволил распечатать столь грозным соперникам наши ворота. С галлами именно он «закрыл» Зидана. С испанцами – одного из сильнейших хавов той поры Бараху. Отдельно в истории останется матч с решающий за путевку на ЧМ-2006 матч с греками в Пирее. Феерический проход Гусина к воротам Никополидиса, его гол открыли нам шлагбаум в Германию. Уже там, на немецких стадионах Андрей был одним из самых полезных наших игроков, и то достижение – попадание в первую восьмерку национальных дружин планеты – до сего дня есть рекордным для желто-голубой дружины.

Поздний этап его игроцкой карьеры может показаться чересчур «пестрым» по количеству сменяемых российских клубов: «Крылья Советов», «Сатурн», «Химки». Но такая мнимая пестрота объяснима – Андрей нашел себе второго после Валерия Васильевича Лобановского тренера, который его понимал, и которого понимал и принимал сам Гусин. Это Гаджи Муслимович Гаджиев. Муслимович, как называл его Гусин, и был наставником Андрея на поле (кроме «Химок»). А может быть и не только на поле.

Андрей Леонидович – тренер

С Гаджиевым Гусин начал и свою тренерскую карьеру. В тех же «Сатурне» и «Крылышках», дважды в «Анжи». С конца 2010 по 2013 возглавлял «Динамо-2» (Киев), играющую в первой украинской лиге. Не скажу, что самостоятельная работа с молодежью родного клуба была усеяна розами. Однако нельзя утверждать, что как тренер Гусин не был равен себе же как футболисту. Судьба отвела ему слишком мало времени, чтобы проявить себя в этом деле. Судить-рядить на эту тему сейчас глупо, да и непристойно.

Андрюша – человек

Несмотря на разницу в возрасте у нас были достаточно близкие и доверительные отношения. Впрочем, из журналистской братии я не единственный в таком положении. Андрей далеко не со всеми из нашего цеха сближался. И в этом тоже сказывается его сложность и одновременно целостность натуры.

Если коротко, что в первую очередь отличает его характер.

– Любовь и преданность к своей семье: к родителям, к красавице жене Кристине, талантливому и добрейшему человеку, к своим трем детям – Андрею-младшему, игроку молодежки «Днепра», пожелаем ему успехов в профессиональной футбольной жизни, к Ване и малышке Насте. И семья отдавала ему тем же.

– Верность друзьям. Андрей был хорошим, радушнымным хозяином, он любил приглашать к себе тех, кому симпатизировал. Таковыми могли быть люди не только из мира футбола. Он любил собирать вокруг своего стола интересных ему гостей, любил общаться с ними, слушать их. Но при этом всегда имел собственное мнение по обсуждаемым темам. И отстаивал свою позицию.

– он был Спортсменом. В подлинном, если хотите, «английском» смысле этого слова, недаром футбол родом оттуда. Т.е. он всегда стремился быть первым, притом первым в честной борьбе. Он не мог существовать без такого спортивного риска. В этом был его кураж. Этим же, и только этим проясняется мотивация его поведения в последний день на «Чайке»…

Давайте «за веселое»

Думая об Андрее, не хочу зацикливаться лишь на грустном. Он сам бы не принял подобного. Как писали литературные классики: «Давайте «за веселое». У Андрюши был свое тонкое, чуть «закрытое» чувство юмора.

Друзья подтрунивали над его манерой одеваться несколько экстравагантно, будь-то в телестудиях, куда его часто приглашали, будь то после окончания матчей, когда он выходил из раздевалки отнюдь не в спортивном клубном костюме. Одни видели в подобной манере легкое пижонство, другим казалось, что он так рекламирует дизайнерское мастерство жены Кристины, ведь Андрей был одет в образцы ее творческих замыслов.

У меня собственная версия – работу Кристины не было смысла пиарить. Как говорил герой Булгакова: «Достоевскому не надо доказывать, что он писатель. Открываете любую страницу и убеждаетесь в этом». Так и здесь. По-моему, Андрей просто показывал свое уважение супруге как Художнику, а может еще круче – такое образное объяснение в любви, и это продолжалось на протяжении многих лет.

С улыбкой вспоминаю некоторые наши личные встречи. Я заранее подгадывал командировки в Москву в соответствии с календарем выступлений тамошних команд, в которых выступал Андрей как игрок и как тренер. Непременно перед началом матчей мы встречались возле тренерской скамейки, пусть очень коротко, пусть на доли минут, но непременно обращались друг к другу по-украински: «Здоровеньки були! Як ся маєшь!». Это даже стало неким ритуалом, который вызывал улыбку у других футболистов. А у нас проскакивало чувство: «Ты здесь не один».

Вспоминаю две забавные истории. Когда я руководил трансляциями на «Плюсах», конкретно, еще на «ТЕТе», то старался привлечь в качестве комментаторов-экспертов известных в прошлом футболистов. Так в эфире звучали голоса Александров Хацкевича и Головко, Димы Михайленко, Евгения Яровенко, Сережи Коновалова и других. В ноябре 2008 года я позвонил Андрею: «Послушай, львовянин, не хочешь откомментировать матч родного тебе «Динамо» с не менее родными «Карпатами»?». Он тут же согласился. Я спрашиваю: «На каком языке будешь комментировать: украинском, русском?». Он бодро ответил: «Конечно, по-украински, я же західняк!».

Работал он в паре с нынешним вице-президентом «Динамо» Алексеем Семененко, опытным телевизионщиком. Честно признаюсь, Андрею тогда работа не задалась. Не имея постоянной языковой практики, он долго подбирал нужные украинские слова, оттого не всегда поспевал за темпом игры. В итоге был очень расстроен. Я ему сказал: «Андрей ничего страшного. Следующий матч в Киеве вновь с твоими земляками – ФК «Львов». Как комментатор-эксперт можешь говорить на русском языке. Т.к. эксперты обычно в эфире не более 25%, то закона мы не нарушим». Так и договорились.

Но во втором своем матче Гусин так увлекся комментарием, что перехватил инициативу у микрофона, и уже его коллеге оставалась примерно четверть эфира. Пришлось после матча немного подтрунивать над ним: «Ну и азартный ты, Андрюша!». В ответ он лишь улыбался.

Впрочем, в Андрее была еще одна симпатичная черта – он способен был сам подшутить над собой. Самоирония – ценнейшая деталь характера, она украшает человека, она украшает целые народы. На ней – самоиронии – выстроено лучшее доброе кино Грузии – от талантливой серии короткометражек о знаменитой троице ремонтников дорог: и как они гонялись за бабочкой, и как они попадали в другие забавные истории – и до великих картин Георгия Данелия «Не горюй» и «Мимино». Конечно, Андрей не кинематографист, но это чувство в нем было естественно.

Однажды я в очередной раз привез на футбольную тренировку своего малого. Дело было ранней весной, в крытом манеже динамовской базы в Канча-Заспе. Шестилетки гурьбой гонялись за мячом, мамаши истощенно визжали, болея за своих малышей. Папаши не менее темпераментно корили чад, мол, как ты умудрился не забить. Или давали тем «мудрые советы» кому пасовать, куда бить. Я стоял в стороне и молча смотрел за игрой, точнее, за сумбурной беготней малышни с мячом. В манеж начали входить футболисты «Динамо-2», у них вскоре должна была начаться тренировка.

Появился и Гусин, он в то время тренировал эту команду. Подошел ко мне, поздоровались. Он уточнил, где мой отпрыск, начал следить за игрой того. Несколько минут мы оба молча наблюдали. Наконец, он с паузами в речи выдал вердикт моему пацану: «Длинноногий как я. Лезет первым в борьбу, как я. Не дружит с мячом, как я. Значит, будет, как я, опорным полузащитником». Конечно, здесь главные слова, характеризующие самоиронию Андрюши: «Не дружит с мячом, как я».
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Таким Андрей Гусин останется с нами навсегда. Талантливым, но прошедшим нелегкий карьерный путь. Жестким и добрым одновременно. Самоироничным и преданным людям, которых любил.

Семен Случевский