Интервью из прошлого. Андрей Гусин: «Лобановскому не надо было много говорить»

Футбол України 26 Січня, 10:28 387
Интервью из прошлого. Андрей Гусин: «Лобановскому не надо было много говорить»
К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет, пишет zbirna.com.

Сегодня герой проекта — экс-полузащитник сборной Украины Андрей Гусин. В начале 2005 года футболист, контракт которого с Динамо завершился, стал гостем редакции газеты.

Впервые за долгое время начало года ты встречаешь не на сборах, а дома, в статусе безработ­ного. Дискомфорта по это­му поводу не ощущаешь?

— Морально я был готов к такому повороту событий. Знал, что уход из Динамо рано или поздно неизбежен.

Тренируешься само­стоятельно?

— Начинал сам. Потом около недели бегал с ребята­ми из ЦСКА. Однако вскоре позвонил Олег Блохин, вы­сказал озабоченность моим положением. Напомнил, что уже 9 февраля сборной пред­стоит поединок в Албании. Заодно поинтересовался, есть ли у меня возможность остаться в Динамо. Я ска­зал, что, в принципе, есть, но шансов очень мало, можно даже сказать — практически нет. Олег Владимирович по­просил скорее определиться. Да, ответил ему, сам понимаю — нужно найти новую коман­ду, подготовиться к игре сбор­ной. Именно поэтому и не рассматриваю предложения из Китая, Эмиратов…

Что предшествовало твоему решению не про­длевать контракт с Динамо? Знаем, был разговор с президентом клуба, с главным тренером…

— С президентом я бесе­довал еще во время сезона, он сказал, что вернемся к это­му вопросу в конце года. Но поменяли тренера. Так уж сложилось, что у нас с Йожефом Сабо уже давно возник­ло какое-то недопонимание.

Насколько нам из­вестно, Сабо сказал, что не гарантирует тебе постоянного места в основном со­ставе…

— Да, такая фраза прозву­чала. И именно это меня и не устроило. Не захотел попадать в ситуацию, когда, подписав новый контракт, остался бы на скамейке запасных или вооб­ще отправился бы в аренду в какой-то другой клуб.

О профессиональных аспектах говорили?

— Признаюсь честно, нет. Да и вообще, я с Йожефом Йожефовичом общался редко.

Раньше, при Лобановском, Михайличенко, было по-другому?

— Лобановский имел огромный авторитет. У Вале­рия Васильевича была своя, давно утвердившаяся пози­ция. Он тоже доверял опреде­ленной группе людей, но при этом с этих людей и спрашивал по максимуму — на тренировках и в играх. Скажем, тот, кто сыграл ниже своих возможно­стей, мог на несколько матчей оказаться в резерве. Лобанов­скому не надо было много го­ворить. Помню, когда хотел уходить из Динамо, еще до возвращении Валерия Васильевича в команду, встретившись с ним, услышал: «А ты что, еще здесь?» — «Да, — говорю, — клубы не договорились». И хо­тя переход был очень реален, убедившись, что Лобановский на меня рассчитывает, остался. А уже спустя несколько дней стелился в подкатах в динамов­ском манеже в Конче-Заспе…

Ушел Михайличенко, пришел Сабо… Что измени­лось?

— Положительный момент в этом был — это безусловно.

В чем он проявлялся? Играть стали лучше?

— Смена тренера повлекла за собой перемены кадрового характера. Сабо начал больше доверять легионерам. Выта­щили игру с Трабзонспором. После этого команда на­брала темп… Потом так полу­чилось, что без них никуда. Строго была определена группа основных людей и тех фут­болистов, кто, как говорится, на подхвате. Это — нормаль­но. Так во всех командах — есть костяк. Но когда этим до­верием злоупотребляют… Мне показалось, что некоторые откровенно делали ставку на Ли­гу чемпионов.

Ты планируешь быть тренером?

— Не знаю. Пока хочу толь­ко играть. Я так понимаю — это намек, делал бы я так или нет?..

В свое время Лобанов­ский, будучи еще футболис­том, когда пришел в Дина­мо Маслов, был недово­лен тренером. Появились молодые ребята, к ним бы­ло большее доверие. А ве­тераны — Лобановский, Трояновский, Базилевич — ревностно к этому относи­лись. Вопрос в следующем: может пройти, скажем, де­сять лет, и ты скажешь: да, Сабо был прав?

— Может. Со временем я всегда пересматриваю свои взгляды. Поймите, я никого не осуждаю. В Динамо из меня сделали футболиста и человека. Я это признаю. Но у меня сложилось определенное мнение. Я же ведь сейчас го­ворю не после какой-то не­удачной игры, у меня было время подумать… Все люди меняются. Даже мои родите­ли, которые, казалось бы, сформировали свое мнение, под воздействием нас, своих детей, тоже меняются.

Ты готовил себя к уходу из Динамо?

— Конечно. Когда-то были реальные предложения, од­нако клубы не договорились. Приезжали руководители Байера. С Даумом и Фелле­ром сидел так, как с вами сей­час сижу. Поговорили. Но ни­чего не получилось. Знаю, были и другие варианты. Сейчас вот Семак забил ПСЖ — сразу контракт. Так было и у меня. Удачно все складыва­лось. Выигрывали у сильных команд, поступали предложе­ния… Но не договорились.

Поговорим о сбор­ной. Благодаря чему дос­тигнут подобный резуль­тат на этом этапе? Только лишь из-за хорошей атмо­сферы в коллективе?

— Конечно! Сейчас сборная — это действительно еди­ный коллектив. У всех — моло­дых, старожилов — есть жела­ние, что называется, «рубить­ся» даже на тренировках.

Но ведь был момент, когда ты подумывал не иг­рать больше в сборной…

— Да, было. Играли с Чер­номорцем, перед поединком с Данией. Я вышел за дубль. Матч основы на следующий день смотрел с трибуны. Пос­ле игры, встретив Блохина, сразу ему сказал: «Не вызывайте. Получается так, что пригла­шаете меня как бы по инер­ции…» В Динамо у меня тог­да не складывалось, с Англией товарищеский матч не играл… Олег Владимирович попросил отложить разговор на завтра. Я пришел, поговорили, и в этот же день бегал как молодой, в Конче-Заспе вместе с осталь­ными сборниками.

Был матч дома с Грецией. Страшно хотел играть! При пе­реполненных трибунах. По­верьте, для меня это не пустой звук. Я люблю играть, когда шумит стадион! Блохин с утра вызывает, говорит: «Мы хотим немного перестроиться, ты се­годня в основе не выйдешь». Да, мне было обидно. Я вышел из кабинета расстроенным. Од­нако я воспринял все это как профессионал…

Когда забил Дании, что испытал?

— Приятно было. Действи­тельно! Но я не намеревался кому-то что-то доказывать. Знал, что моего положения в Динамо это не изменит. Быть может, повторюсь, но я не хочу никого обвинять. Сабо дейст­вовал последовательно, как и должен делать тренер. Он вы­брал костяк, который на опре­деленном этапе добился ре­зультата.


Дмитрий Дымченко, Юрий Карман, Андрей Кудырко, Олег Лысенко, Даниил Радовский, 15.01.2005