Трансфер Шахаба — это огонь. Именно такого не хватает нынешнему чемпионату Украины

Футбол України 9 Лютого, 15:49 654
Трансфер Шахаба — это огонь. Именно такого не хватает нынешнему чемпионату Украины
Продажа иранца — одного из главных событий Favbet Лиги во время текущего зимнего антракта.

Мы привыкли к тому, что в чемпионат Украины ехали либо маничейзеры, либо ноунеймы-мешки. Ни первые, ни вторые не приносили особой пользы. А иностранных игроков уровня Тайсона, Клейтона Шавьера, Диого Ринкона мы видали разве что в лучшие времена.

В последние годы если уж завернет кто к нам — то либо какие-нибудь ветераны из грандов Боливии или Косово, либо звезды сборных Люксембурга, Кюрасао и прочия, и прочия. Остановите на улице десять болельщиков и спросите их имена — если вдруг вам не попадется родственник этих футболистов, вы услышите «кто это в черта такой?». Никакого следа такие иностранцы в нашем футболе не оставили. Ушли — и хорошо сделали, спасибо, что заходили.

И вот вам обратный пример: Шахаб сделал себя именно в украинском чемпионате. Парень не самой простой футбольной судьбы, поздно прочувствовавший — что такое быть основным, переживший дисквалификацию и очень болезненный срыв контракта, приходивший в клуб с серьезной текучкой кадров и без больших задач. Казалось, не так много шансов, что мы запомним его имя подольше, чем Перрейру, Мойю, Деула, Бамбу и прочих легионеров из категории «пришли-ушли».

Шахаб долго и настойчиво искал себя в Олимпике, во многом изменил свой изначальный стиль и подкорриговал его под требования команды. В конце концов, Захеди Табар очень болезненно отсекал от своего стиля лишнее — оставив в сухом остатке похвальную нацеленность на ворота, голевое чутье и способность пробить с разных позиций. Даже с, казалось бы, безнадежных.

В украинском футболе было сразу несколько иранцев. Вспоминается неплохой левый край Тагави из Арсенала-Киев — шустрый парень, с подключениями. Не заиграл. Еще парочку «канониры» просмотрели, не опробовали. В Волынь вот вернулся неплохой атакующий хав Хагназари. В Заре пробивается через аренду Аллахьяр — явно перспективный парень. А вот Шахаб — явно лучший иранец в украинском футболе. Селф-мейд-мен. Это разве плохо? Это отлично!

Когда иранец стал своим в Олимпике, внезапно оказалось, что хорошего футболиста можно найти в Linkedin. С этого смеялись, это запускали в мемы, а между тем такая черта только подтверждает сильную селекцию донецкого клуба. И во времена штаба Санжара, и при Шевчуке, и уже сейчас при Климовском Олимпик не ленится копать глубже. Олимпик знает, что он не богатый клуб, ему нечего делать там, где отовариваются Шахтер, Динамо и даже клубы послабее, но завсегдатаи еврокубков. Олимпик ищет там, куда другие и не посмотрят — и за счет рачительности, бережливости, вниманию к кадрам нередко находит на «барахолках» мирового футбола отличных футболистов.

Признайтесь, даже многие из вас, кто лайкает и камментит аккаунты футбольных клубов, получали хотя бы раз письмо от безыменного иностранца в затертой пиратской футболке МЮ или Ливерпуля с машинным переводом наподобие: «Дорогий пан, Божі благословіння, гравець збірна талант страйкер запитаю вас чи не візьмете в свій клуб». Вот вы отправили это в спам, а кто-то не отправил. Чуточку внимания, полчаса на просмотр видео и изучение резюме на специализированных сайтах — и, быть может, вы станете «новым Кварцяным» и найдете своих собственных Папу Гуйе, Девича и даже Ндойе. То, что Олимпик ищет игроков в соцсетях — это не баг, а фича. Это шикарно. Если из тысяч профайлов они нашли те самые пару-тройку, они заслужили на вознаграждение за свои труды.

И сейчас Олимпик гордо пишет, цитируем: «Для Олимпика продажа иранского форварда в Зарю стала историческим самым крупным трансфером в истории клуба». Это разве плохо? Это отлично!

Ключевая проблема украинского футбола — это, с одной стороны, тотальная зависимость клубов от собственников, а с другой стороны — отсутствие других способов заработать. То есть, закончился бизнес собственника клуба — закончился и клуб, практически без вариантов. Или же иди с долгой рукой к госбюджету, что как бы тоже не очень хорошо.

Более того, сами собственники тоже не инвестируют в маркетинг и работу с болельщиками. Кому-то это кажется ненужным. Кто-то как бы ревнует свой клуб к другим людям и не мыслит себе, что на баннерах на стадионе будет логотип других фирм. Опять же, есть много конфликтов интересов. Диверсификация источников прибыли — важнейшее дело для украинского футбола и раньше, и сейчас, и в будущем.

Откуда валюта заходит в украинский футбол? Как получить денежку футбольному клубу? Отбросив шутки про «контору» и не_шутки про большой карман городского бюджета. Вот если говорить серьезно. Рекламный рынок мертвый чуть меньше, чем полностью. Работы с локальными брендами нет. Практически ни один из топ-брендов всеукраинского уровня в футболе не рекламируется и уж тем более не выступает спонсором или собственником клуба. Международные бренды, которые еще есть в несчастной украинской экономике, скорее всего, тоже останутся в стороне. Давно ли вы видели Кока-колу среди спонсоров клубов УПЛ? А какой-нибудь бренд чипсов мирового уровня, или же шоколадок? Остается благость спонсора, беттинг, энергетические компании, немножечко банки, автомобили, агробизнес.

А что же такой естественный источник дохода, как продажа футболистов? А практически нет его. Если не учитывать международные трансферы, внутренний рынок практически «пустой». Это раньше даже середняки лоу-дивизионов платили хотя бы тысячу-другую долларов, но не отпускали футболистов бесплатно. За игрока могли расплатиться тракторами, металлопрокатом, закупом экипировки или даже семенами газона — но это лучше, чем даром.

Раньше очень часто мелкие клубы продавали игроков клубам Высшей лиги. Трансферы в 100-150 тысяч долларов случались вообще нередко. Бывали и 600 тысяч, и 800, и миллион, и даже полтора. Главное, что отличает 90-е, почему-то называемые «плохими», — тогда на внутреннем рынке крутились деньги. Сейчас же бывали такие перерывы в чемпионате, когда трансферов за деньги было 3-5. И некоторые (бывали такие случаи в низших лигах) происходили за цену старого афйона.

Трансфер Шахаба, который все же перешел из Олимпика в Зарю не свободным агентом, не после окончания антракта, а за реальную денежку, — это лучшее, что могло случиться с украинским футболом этой зимой. Он дает надежду, что мы оттолкнулись от дна и хотя бы приблизились до якобы «плохих» 90-х, когда даже мелкий клуб мог взять неизвестного игрока, обкатать его и продать.

Будь таких трансферов хотя бы по десять за сезон — и вы бы не поверили, как оживился бы наш рынок. Ведь доселе футболистов воровали, уводили, перехватывали, но только не цивилизованно покупали. Было несколько десятков сравнительно честных и законных способов не заплатить за игрока. Если молодой — жали на родителей, чтобы взяли в ДЮСШ справку об отказе от компенсации на подготовку. Если опытный, но в бедном клубе — подстерегали момент с задолженностью по зарплате и разрывали контракт. Если опытный в неплохом клубе — вели переговоры с агентом за спиной у клуба и подписывали предварительный контракт с подъемными, и клубу не капало практически ничего. Если хороший — давили, забирали, вырывали.

Именно поэтому научить наши клубы платить за игроков хотя бы что-то — означает, наконец, установить в нашем футболе цивилизованные рыночные правила. Потому что пока всё это не так — даже не смотрите на ориентировочные оценки футболистов, это смешно.

Если Трансфермаркт оценивает футболиста украинского чемпионата в условные 300 тысяч евро, а у нас, бывает, за зиму нет ни одного трансфера за деньги, то получить за него баблос можно разве что здав на органы. Если же наши клубы начинают торговаться за игрока, то мы уже имеем какое-то подспорье для дельной оценки. А клубы с умом могут уже рассчитывать на определенную стратегию, взять на место Шахаба — парочку других перспективных ребят. Опять прошерстить Линкедин. Залезть в спам-папку на Фейсбуке и еще раз просмотреть видео от ребятишек из стран, которых вы не найдете на карте.

В разнообразии — превосходство, в поиске — найдешь удачу. Возрадуемся правильным вещам в нашем футболе и представим только, насколько лучше он бы был, если бы мы чаще имели такие поводы для обсуждения.