Юрий Кулиш: «Отказал Лобановскому и Кучеревскому из-за фразы Прокопенко»

Футбол України 20 Березня, 15:23 81
Юрий Кулиш: «Отказал Лобановскому и Кучеревскому из-за фразы Прокопенко»
40 лет назад состоялся дебют игрока, а впоследствии тренера в профессиональном футболе.

Украинский футбол всегда был богатым на таланты. Самобытные игроки, которые обращали на себя внимание незаурядными способностями – будь то филигранный дриблинг, высокая скорость или неудержимая мощь в любую пору были нарасхват. Одним из тех, кого хотели видеть в своих рядах известные специалисты Виктор Прокопенко, Евгений Кучеревский и Леонид Колтун был воспитанник знаменитой днепропетровской футбольной школы «Днепр-75» Юрий Кулиш. Все без исключения тренеры, работавшие с ним в 80-90-х годах, отмечали великолепную игру головой. В этом компоненте футбола многие болельщики сравнивали Кулиша с признанными мастерами «второго этажа» - донетчанином Виталием Старухиным и львовянином Яношем Габовдой. Не случайно знающий толк в квалифицированных игроках тот же Прокопенко позвал его вслед за собой в Одессу.

Повесив бутсы на гвоздь, Юрий Кулиш ступил на тренерскую стезю, на которой трудится уже больше двух десятков лет. После работы в одесском «Черноморце» судьба надолго свела его с молдавским футболом, где он успешно трудился в тираспольском «Шерифе» - как в роли главного тренера, так и ассистента. Работая в этом клубе бок о бок с белорусскими специалистами Леонидом Кучуком и Олегом Кононовым, наш герой затем трудился с первым из них и в Украине. Болельщики хорошо помнят тренируемый этим дуэтом симпатичный коллектив киевского «Арсенала», способный бороться на равных даже с грандом – донецким «Шахтером».

Помимо тренерской деятельности в Молдавии Юрий Кулиш имеет опыт работы в ведущих белорусском и российских клубах, в которой были свои плюсы и минусы.Был у нашего героя и творческий союз с еще одной известной личностью – Игорем Добровольским. С олимпийским чемпионом Сеула-1988 он трудился в сборной Молдавии и тираспольском «Динамо-Авто», в котором работал до декабря минувшего года.

В ТЕСНОМ СОЮЗЕ С КУЧУКОМ И ДОБРОВОЛЬСКИМ

- Что чаще всплывает в памяти – мгновенья из карьеры игрока или тренера?

- И то, и другое. За сорок лет пребывания в профессиональном футболе много разных событий было. В бытность мою футболистом запомнились выступления в высшей лиге в «Черноморце» и днепропетровском «Днепре», участие в розыгрыше Кубка чемпионов и Кубка УЕФА в составе этих же команд, а также завоевание путевок в высшую лигу чемпионата СССР с волгоградским «Ротором» и тираспольским «Тилигулом», попадание в элиту чемпионата Украины с николаевским «Эвисом». В тренерской же работе особняком стоит десятилетний период работы в Тирасполе, где я трудился в «Шерифе», «Шерифе-2» и дочернем ФК «Тирасполь» на разных должностях. В первом из них был селекционером и ассистентом главного тренера, во втором и третьем – главным тренером. С этими клубами выигрывал золото и бронзу, национальный Кубок и Суперкубок. Уйдя с Леонидом Кучуком из «Шерифа», мы не один год вместе работали в киевском «Арсенале», российских «Кубани» и «Локомотиве». Задачи, которые ставило перед нами руководство, всегда выполняли. То была поистине золотая пора, которую всегда вспоминаю с огромным удовольствием. Тогда я пополнил багаж знаний и благодаря стажировке в амстердамском «Аяксе», который тренировал нынешний рулевой «Барселоны» Рональд Куман. Та поездка позволила перенять опыт и определить специфику для будущего построения академии «Шерифа».- А что запомнилось из поры творческого союза с Игорем Добровольским?

- За много лет совместной работы у нас сложились отличные отношения. В нашем союзе царило полное взаимопонимание, что лишь способствовало достижению определенных целей. Анализируя работу в сборной, приятно осознавать наметившийся было в ее игре прогресс. То же самое могу сказать и о периоде, проведенном в «Динамо-Авто». За два с половиной года, которые я провел в этом весьма скромном по нынешнем меркам клубе, удалось сделать, казалось бы, невозможное – завоевать право играть в Лиге Европы. Дебют в ней, правда, вышел не совсем удачным, однако пусть и маленькое, но все же историческое достижение для этого молодого коллектива уже есть.

- В составе «Динамо-Авто» в последнее время вы использовали группу легионеров. Насколько известно, были среди них и украинцы…

- В прошлом сезоне в нашей команде играли защитник Александр Масалов и полузащитник Андрей Панич. А летом в «Динамо-Авто» мы пригласили Дмитрия Нагиева, Максима Пирогова, Артема Федорова, Егора Кондратюка и Владимира Титиевского. Большинство из них являются воспитанниками футбола Одесской области, а Нагиев попал в команду из «Днепра», от моего бывшего одноклубника Владимира Багмута.

АРМИЯ В КЗЫЛ-ОРДЕ И КОРЕЙСКАЯ СВАДЬБА

- Ряд выпускников футбольной школы «Днепр-75» - в частности, Владимир Лютый, Геннадий Литовченко и Олег Протасов в начале 80-х годов пополнили ряды главной команды днепропетровского «Днепра», вы же отправились в другой «Днепр» - черкасский.

- В мае 1981 года в эту команду был приглашен известный украинский специалист Виктор Жилин, под руководством которого мне посчастливилось поиграть. Правда, мой дебютный сезон на профессиональном уровне не оказался насыщенным. Мне, 17-летнему пареньку, было сложно конкурировать с опытными исполнителями. В том чемпионате я успел сыграть всего лишь три матча и вскоре вынужден был уехать из Черкасс. Зато азы футбола, которые прошел у Жилина, пригодились уже в следующем сезоне. Его я провел в далеком Казахстане, в городе Кзыл-Орда.

- Интересно, каким же ветром вас туда занесло?

В кзылординский «Мелиоратор», выступавший во второй лиге союзного чемпионата, попал абсолютно случайно. А дело было так. В Киеве я принимал участие в турнире, организованном руководством местного СКА с целью отбора кандидатов для дальнейшего прохождения службы в армии. Я сыграл всего один матч, после которого ко мне подошел наблюдавший за ходом соревнований представитель «Мелиоратора». Он предложил перебраться в Кзыл-Орду, с целью играть за их команду и одновременно проходить армейскую службу. Правда, вскоре после моего переезда в Казахстан, ушел из жизни начальник команды Зайцев, отвечавший за «армию» для футболистов. Вышло так, что сезон в «Мелиораторе» в воинскую службу не вошел.

- Надо полагать, для 18-летнего парня проведенное в Кзыл-Орде время стало настоящим испытанием?

Еще бы! Первая же игра, которую сыграл в составе «Мелиоратора», проходила при 52-градусной жаре. Можете себе представить: минуте на 36-й у меня язык прилип к нёбу, да так, что для возможности дышать пришлось его отсоединять пальцами. Я тут же просигнализировал о своей замене, но с тренерской скамьи прозвучало: «Потерпи, скоро перерыв!». Еле дождавшись свистка арбитра, рванул в раздевалку – и сразу под душ. Прямо в форме и бутсах! Простоял так почти все пятнадцать минут в полной уверенности, что меня уже поменяли. Но не тутто было! Тренер сказал: «Выходи на второй тайм, сыграешь, сколько сможешь». Со временем к непривычным условиям удалось адаптироваться. В том сезоне отыграл все 34 игры, большинство из которых без замен.

- Как говорил главный герой фильма «Белое солнце пустыни» Федор Сухов «Восток – дело тонкое». Какие местные обычаи вас удивили больше всего?

- Пригласили меня как-то на свадьбу, где столы ломились от яств. В больших мисках лежали куски мяса, которые аппетитно причмокивая, нахваливали мои одноклубники. Я попробовал, мне понравилось. Думал, что это баранина, но оказалось – собачатина. Об этом в самом конце празднества мне сказал капитан «Мелиоратора» Айткул Ахинбаев: «Ну как, Юрок, собачка понравилась?». После этих слов мне резко стало не по себе. Все дело в том, что свадьба была корейская.

«ИКАРУС» У ПОДЪЕЗДА

- В то время, когда родной «Днепр» прокладывал себе путь к первому золоту чемпионата СССР, вы начали свое турне по городам Вятки и Волги, в которое входили команды из Кирова, Саратова и Волгограда...- В 1983-м я пристально следил за выступлениями «Днепра» и искренне радовался его победам. Разумеется, переживал и за ребят, с которыми занимался в футбольной школе «Днепр-75». Никогда не забуду заключительный матч сезона с московским «Спартаком», в котором решалась судьба золотых медалей. В Днепропетровске «Днепр» выиграл 4:2, став чемпионом. Это было 6 ноября. А днем ранее кировское «Динамо», в составе которого я выступал, проиграло дома «Памиру» 0:1 и вылетело из первой лиги. До попадания в эту команду, где засчитывалась служба в армии, я в течение трех месяцев проходил курс молодого бойца в соседнем Кирово-Чепецке. Никакого футбола – только сапоги, гимнастерка, уборка территорий и кроссы! После сезона-1984, в котором я отыграл за «Динамо» во второй лиге, меня пригласили в саратовский «Сокол». В нем я провел три сезона, которые стали для меня во многом знаменательными. В частности, именно в Саратове родились обе мои дочери – Олеся и Оксана. Если же говорить о делах сугубо футбольных, то «Сокол» стал для меня своего рода трамплином для повышения в классе. В конце сезона-1986 на одном из домашних матчей саратовской команды побывал Владимир Горюнов, известный впоследствии как президент «Ротора». Он очень хотел видеть меня в своей команде, однако в связи с тем, что в тот год я получил трехкомнатную квартиру, от переезда в Волгоград отказался. В «Ротор» попал лишь спустя год, причем при весьма забавных обстоятельствах.

- Что же произошло?

- Когда тренировка «Сокола» подходила к концу, у кромки поля появился перепуганный администратор команды. Он сообщил, что на служебный телефон стадиона звонит моя супруга и срочно требует позвать меня к телефону. Я заволновался: что могло случиться? Жена взахлеб стала рассказывать, что какие-то люди позвонили в дверь нашей квартиры и заявили, что… собираются выносить вещи в поджидавший у подъезда «Икарус». Они же сказали, что мы должны на этом автобусе ехать в Волгоград. Примчавшись домой, я увидел улыбающегося Горюнова, который сообщил: «Ротор» принял Виктор Прокопенко, который сказал без тебя не возвращаться». Как оказалось, желание видеть меня в волгоградской команде у Горюнова и Прокопенко совпало, и мне оставалось лишь дать согласие.

КВАРТИРА ОТ ВИКТОРА ПРОКОПЕНКО

- Раздумывали долго?

- Горюнову я сказал, что буду действовать цивилизованно. Для этого мне необходимо было поговорить со старшим тренером Борисом Яковлевым. На следующий день я сообщил ему о своем варианте. Он хоть и расстроился, но по-футбольному меня понял. На прощанье сказал: «В любой момент жду тебя обратно».

- Условия, предложенные «Ротором», вас устроили?

- Более чем. Виктор Евгеньевич (Прокопенко – Прим. В.К.) отказался от предложенной было ему трехкомнатной квартиры в мою пользу, что меня приятно поразило. Вскоре вместе с семьей мы переехали в Волгоград, где я провел прекрасное время своей карьеры. Дебютировав в «Роторе» в самом конце сезона-1987, отыграл полностью и следующий, в котором мы заняли второе место и завоевали путевку в высшую лигу.

- Как складывались ваши дела на новом уровне?

- Все сложилось как нельзя лучше. Чемпионат 1988 года был для меня одним из самых ярких и запоминающихся в карьере. В нем я отыграл почти все матчи, в которых забил шесть мячей. Причем, все – головой. Доходило до того, что при подаче Суровикиным углового или штрафного зрители на трибунах поднимались со своих мест и скандировали мою фамилию, тем самым требуя моего традиционного гола головой (улыбается).- «Ротор» вышел в элиту, однако вас в его составе не оказалось. Что послужило причиной ухода?

- Все дело в том, что приглашавший меня в команду Прокопенко покинул Волгоград и вернулся в Одессу. Виктор Евгеньевич звал меня с собой, хотя на тот момент у меня уже было два варианта – Валерий Лобановский приглашал в киевское «Динамо», а Евгений Кучеревский – в «Днепр». Но сработала знаменитая прокопенковская фраза, которую я не раз слышал еще в Волгограде: «Жизнь дана человеку один раз, и прожить ее нужно у моря»