Ликвидация «Цзянсу Сунин» и крах футбола в Китае. Почему так происходит?

Світовий футбол 2 Квітня, 12:56 123
Ликвидация «Цзянсу Сунин» и крах футбола в Китае. Почему так происходит?
Когда реформы превратили в пепел долгий процесс эволюции…

12 ноября 2020 года «Цзянсу Сунин» выиграл исторический первый титул чемпиона Китая. Этот трофей команде обеспечила победа в ответном матче финальной стадии над «Гуанчжоу Эвергранд», который возглавляет Фабио Каннаваро, со счетом 2:1 (первая игра завершилась вничью 0:0), случившаяся во многом благодаря великолепной игре Алекса Тейшейры. Бразилец, которого «Цзянсу Сунин» в феврале 2016 года приобрел у «Шахтера» за рекордные на тот момент для всего азиатского рынка 50 миллионов евро, забил прекрасный гол после индивидуальных действий, который в итоге поставил «Гуанчжоу Эвергранд» на колена.

Однако эйфория от триумфа в стане «Цзянсу Сунин» длилась очень недолго. Сперва из команды ушел Алекс Тейшейра, хотя болельщики и пресса были убеждены, что клубу удастся удержать бразильца, который прекрасно себя чувствовал в Нанкине, а вскоре стало известно о прекращении существования «Цзянсу Сунин» как футбольного клуба. Чемпионский матч против «Гуанчжоу Эвергранд» в ноябре минувшего года оказался «лебединой песней» для этой команды…

Что же случилось с «Цзянсу Сунин»?

Проблемы в клубе ощущались еще по ходу розыгрыша китайской Суперлиги-2020. Футболисты бойкотировали тренировки из-за долгов по зарплате, а один из наиболее успешных тренеров в новейшей истории азиатского футбола румын Космин Оларою через прессу жаловался на руководство клуба, которое не оказывало ему должной поддержки по улучшению команды.

Но футбол – верхушка айсберга. Группа Suning, которая являлась фактическим владельцем футбольного клуба из Нанкина, понесла серьезные финансовые потери по итогам минувшего года. По оценкам аналитиков, убытки составили порядка полумиллиарда евро, из-за чего перед руководством группы всерьез стал вопрос о необходимости минимизации вложений в футбол. При этом, речь шла не просто о «Цзянсу Сунин» и миланском «Интере», владельцем контрольного пакета акций которого также является Suning Group, но и вообще о всех инвестициях в футбол, осуществляемых корпорацией.

Интернет-вещатель PPTV, принадлежащий Suning Group, например, из-за проблем материнской компании потерял право транслировать на территории Китая матчи итальянской Серии А, так как просрочил платежи перед правообладателем (впоследствии PPTV удалось достичь «промежуточного соглашения» о возобновлении трансляций до конца сезона, но ситуация продолжает оставаться шаткой). В минувшем же году этот вещатель фактически по таким же причинам утратил (в этом случае уже окончательно) телевизионные права на английскую Премьер-лигу, с которой имел заключенный контракт на 650 миллионов евро. Подобная ситуация произошла и в отношении трансляций на Китай матчей Ла Лиги, и даже домашней для Поднебесной Суперлиги, поскольку 3 марта China Sports Media, владеющая телеправами на турнир, объявила о прекращении контрактов с PPTV и ассоциацией футбола. В ближайшее время ожидается, что каналы группы Suning завершат сотрудничество с Бундеслигой (последний топовый чемпионат, на трансляцию которого PPTV сохраняет права), а вскоре материнская компания и вовсе огласит о закрытии спортивной секции своего интернет-вещателя.

Возвращаясь к «Цзянсу Сунин», собственник клуба дождался последнего дня (29 января) для выплаты долгов без применения санкций, после чего рассчитался с футболистами и персоналом по зарплате. Этого дня в клубе не дождался не только Алекс Тейшейра, покинувший Нанкин ранее, но и Космин Оларою, решивший поискать лучших вариантов в своей тренерской карьере.

Да, многие аналитики действительно прогнозировали, что после пиковой точки в виде чемпионства «Цзянсу Сунин» несколько ослабит хватку и перейдет в режим экономии. Однако никто не думал, что боссы Suning Group в итоге решатся закрыть клуб вообще. Очевидно, что в группе планировали продать или хотя бы отдать клуб новому инвестору, но такового просто не нашлось. Отказался брать «Цзянсу Сунин» на собственное обеспечение и местный муниципалитет, после чего владелец Suning Group Чжан Цзиньдун подтвердил намерение корпорации избавиться от всех видов деятельности, которые считались несущественными с точки зрения генерации доходов и улучшения имиджа компании.

В итоге «Цзянсу Сунин» приказал долго жить, а контрольный пакет акций миланского «Интера» боссы Suning Group хотели выгодно продать, вследствие чего даже провели переговоры с представителями британского фонда BC Partners. Эта компания выказала большой интерес к выкупу акций «нерадзурри», но пока ни о какой конкретике в вопросе продажи «Интера» китайцами речь не идет.

Что спровоцировало крах китайского футбола?

Ситуация с «Цзянсу Сунин», на самом деле, является лишь одной из многих историй о прекращении существования футбольных клубов в Китае, где подобное в последнее время происходит даже чаще, чем вы могли бы себе представить. С начала 2020 года с футбольной карты Поднебесной исчезли 16 клубов, в том числе три, игравших в элитарном дивизионе. И этот процесс, кажется, не будет остановлен.

В основе внезапных проблем для лиги, которая еще несколько лет назад казалась одной из наиболее солидных с экономической точки зрения, лежат не только сиюминутные трудности, но и правительственные решения. Одним из них является реформа, которую внедрила Китайская футбольная ассоциация, потребовавшая, чтобы из названий футбольных клубов были удалены упоминания о спонсорах, что получило широкое распространение в Поднебесной.

Несмотря на то, что в последние годы китайские клубы солидно закупались на трансферном рынке, привезя в страну таких игроков, как Оскар, Халк, Паулиньо, Андерсон Талиска и Алекс Тейшейра, даже топовые представители Суперлиги продолжали иметь крайне скудный финансовый оборот. Согласно данных фондовой биржи, самый успешный футбольный клуб Китая последних лет «Гуанчжоу Эвергранд» имел в наиболее успешном своем финансовом году оборот в 90 миллионов евро, и это при вчетверо больших затратах.

Подавляющая часть прибыли китайских клубов поступает от продажи телевизионных прав, спонсоров ассоциации и продажи билетов (Китай – одна из топовых футбольных лиг мира с точки зрения посещаемости: в 2019 году в среднем на один матч здесь на стадион приходили 22 тысячи зрителей). При этом, крайне небольшая часть клубов имеет индивидуальные контракты со спонсорами, а мерчандайзинг, как таковой, в большинстве из них отсутствует напрочь.

При обороте в 30-50 миллионов евро за сезон для самых престижных клубов Суперлиги, в последнее время они непременно сталкивались с постоянно растущими статьями расходов, связанными с зарплатами и трансферами, суммы которых буквально вышли из-под контроля. Вместо того, чтобы пытаться заложить основы для долгосрочной устойчивой стратегии, Китайская футбольная ассоциация и правительство просто решили положить конец этим «кровоточащим ранам» с помощью реформ и ограничений, которые так и не привели к решению основной проблемы.

Начиная с сезона 2020 года в китайской Суперлиге был введен потолок зарплат, который не позволял клубам подписывать новых иностранных игроков на оклад, превышающий 3 миллиона долларов (без учета имиджевых прав). Это ограничение добавилось к уже существовавшему трансферному, когда клуб, покупая игрока дороже чем за 6 миллионов евро, должен был перевести аналогичную сумму на счета футбольной ассоциации. Иными словами, условный футболист из Европы за 15 миллионов евро реально обходился клубу из Китая в 30 миллионов (15 – за трансфер и еще 15 – на оплату налога ассоциации).

Но даже в Китае научились обходить законы. К примеру, чтобы обеспечить Оскару оклад в 25 миллионов евро в год, в «Шанхай СИПГ» избрали игрока одним из вице-президентов клуба, что позволило без проблем платить ему необходимую сумму. Но, с другой стороны, правительство и Китайская футбольная ассоциация, все-таки добились своего. Например, на зимнем трансферном рынке в нынешнем году клубы из Поднебесной потратили всего 26,7 миллионов евро. Чтобы найти более скромную трансферную кампанию для всех участников Суперлиги, придется обратить взоры на уже достаточно далекую зиму 2010 года.

Впрочем, есть и другие значимые проблемы, помимо финансовых ограничений. Фактически «Цзянсу Сунин» - не единственный клуб, рухнувший за последнее время. Чуть ранее этой же дорожкой проследовал «Тяньцзинь Тяньхай», цвета которого в разное время защищали экс-хавбек «Шахтера» Жадсон, а также экс-форвард «Милана» Алешандре Пато. В низших дивизионах и вовсе происходит вакханалия – уже ликвидированы «Бэйцзин Жэньхэ», «Яньбянь Фудэ», «Лхаса Ченгту», а еще ряд клубов находятся на грани жизни и смерти.

Фактически китайский футбол начал выходить на профессиональный уровень лишь с середины 90-х, и клубы всегда были тесно связаны с компанией-владельцем (практически всегда государственной), а не с муниципальными властями. Это привело к тому, что многие клубы меняли названия, логотипы, цвета, а иногда и города, которые представляли. Все зависело от пожеланий компании-спонсора, которая инвестировала в клуб в конкретный момент его жизнедеятельности. До 2015 года, когда была проведена одна из наиболее масштабных реформ в китайском футболе, клуб имел возможность переехать куда-угодно. После – возможность к перемещению была ограничена первоначальным домашним регионом (провинцией).

Та же реформа 2015 года предусматривала удаление из названий клубов упоминаний компаний-спонсоров, которым они принадлежат. Фактически же это требование не выполнялось вплоть до конца минувшего года, когда правительство настояло на необходимости создания узнаваемого имиджа и стабильного существования клубов. Но, в конечном итоге, эта реформа обернулась против Китайской футбольной ассоциации, ведь большинство клубов выступили категорически против изменений названий, так как это грозило их многолетнему сотрудничеству с материнскими компаниями. Властям все-таки удалось переломать неугодных «через колено», но это и принесло настоящий «клубопад», царящий ныне в китайском футболе.

Китайские фанаты и вовсе оказались «пятым колесом» в телеге споров клубов и ассоциации. Пока идет война между последними, мнение первых не интересует никого даже в ближайшем представлении. Поэтому ряд массовых акций протестов (например, поклонников «Бэйцзин Гоань» или «Тяньцзинь Тэда») не привели ни к чему. Владельцы клубов, стремящиеся не заканчивать существование своих детищ из-за проблем, продают их новым собственникам, а те переименовывают команды и перевозят их в другие города, оставляя в рамках одной и той же провинции. Например, «Хэнань Цзянье» после продажи перебрался с Чжэнчжоу в Лоян (оба – провинция Хэнань), а также сменил название на «Хэнань Суншань Лунмэн», «Шицзячжуан Эвер Брайт» (экс-клуб бывшего форварда «Шахтера» Марсело Морено) перебазировался из Шицзячжуана в Цанчжоу (оба – провинция Хэбэй), сменив название на «Цанчжоу Майти Лайонс», а «Хэбэй Чайна Форчун», за который когда-то играли Эсекьель Лавесси, Хавьер Маскерано и Жервиньо, теперь представляет не Ланфан, а Таншань (оба – провинция Хэбэй), превратившись просто в «Хэбэй».

Подводя итог, ближайшие перспективы китайского профессионального футбола не кажутся такими уж радужными. Если смотреть глобально, то Китай продолжает инвестировать в инфраструктуру, и намерен провести Кубок Азии в 2023 году, а еще рассчитывает заполучить обновленный клубный чемпионат мира, участие в котором примут 24 команды (дата этого турнира еще не определена). Ключевой же задачей в сфере футбола для властей Поднебесной является самостоятельное проведение в стране чемпионата мира, для чего и строятся огромные стадионы, судьба которых при нынешнем положении в клубном футболе видится весьма туманной.

В нынешнем Китае даже не существует как таковой стратегии в отношении детско-юношеского футбола. Финансирование от государства получают только те академии, которые добиваются какого-то результата. Это подталкивает тренеров уже на юношеском уровне ставить во главу угла результат, забывая о массовости футбола. Целые провинции остаются «вне игры» именно по причине такого подхода, а потому неудивительно, что за последние годы китайцам, создавшим из детского футбола настоящий конвейер никому не нужных результатов, некем похвастаться из числа молодых талантливых футболистов.

Но то, что происходит сегодня, когда для спонсоров искусственно ввели запрет на рекламу в названиях профессиональных клубов, похоже, окончательно закрыло дверь для естественной эволюции футбола в Китае. Власти не стали дожидаться, когда такое явление станет пережитком само по себе, а прибегли к традиционной для этой страны политике запретов. Что ж, возможно, профессиональный футбол в Китае вскоре окажется ни чем иным, как ностальгическим воспоминанием, «маячками» которого в памяти многих останутся громкие трансферы Оскара, Халка, Алекса Тейшейры и многих других известных и весьма приличных по игровому уровню футболистов…

Алексей Сливченко