Александр Заваров - о соперничестве с Марадоной, 10-дневной гауптвахте и отказе Бескову

Футбол України 27 Квітня, 11:01 188
Александр Заваров - о соперничестве с Марадоной, 10-дневной гауптвахте и отказе Бескову
Летом 1979 года тренировочный сбор в Одессе проводила сборная Украины, готовившаяся к Спартакиаде народов СССР. Местом ее дислокации стала учебно-тренировочная база одесского «Черноморца» на 11-й станции Черноморской дороги.

В расположении возглавляемой Валерием Лобановским украинской команды тогда был юный нападающий Александр Заваров, приглашенный из ворошиловградской «Зари». Во время одной из тренировок сборной, за которой внимательно следил и автор этих строк, мимо группы наблюдавших за ее ходом пробегал небольшого росточка кучерявый паренек. «Это Заваров, - послышался чей-то голос сзади. - Тот самый, который забил «Черноморцу» в Ворошиловграде. Ох, и шустрый же он – выпрыгнул и метко пробил головой по нашим воротам».

Момент первого заочного знакомства с Александром Заваровым запечатлелся в памяти, словно стоп-кадр, на много лет. О том эпизоде из одесского сбора впоследствии вспоминал не раз, наблюдая за игрой талантливого футболиста в составе той же «Зари», а затем в ростовском СКА, киевском «Динамо» и сборной СССР.

Именно в Одессе в ходе упомянутой подготовки к Спартакиаде народов СССР Валерий Лобановский твердо решил пригласить отличавшегося филигранной техникой, склонностью к импровизации и хорошим видеием поля Заварова в киевское «Динамо».

- Хорошо помню, как Валерий Васильевич мне сказал: «Давай к нам в «Динамо»! Здесь у тебя есть возможность заиграть в хороший футбол, а впоследствии и в сборной СССР оказаться», - воскрешает в памяти события далеких лет Александр Заваров. - Понятное дело, было лестно осознавать, что сам Лобановский меня уговаривает. Он предлагал мне написать заявление, но я тогда не решился. Молодой был, неопытный… Как раз в том же 1979-м году «Заря» вылетела из высшей лиги союзного чемпионата, хотя лично для меня тогда все складывалось как нельзя лучше: забил семь мячей, отыграл большую часть матчей сезона. Для восемнадцатилетнего дебютанта это считалось хорошим показателем, и видимо не случайно я получил вызов в юношескую сборную СССР.

- Выступления в ее составе позволили испытать незабываемые чувства благодаря выигрышу серебряных медалей на мировом первенстве среди юношей в Японии. Что осталось в памяти с того турнира?

- На том чемпионате мира наша сборная состояла из ребят, которые впоследствии стали ведущими игроками команд высшей лиги – Полукаров в московском «Торпедо», Пономарев в «Нефтчи», Таран – в «Днепре», Думанский – в «Карпатах», Раденко – в «Шахтере», Гуринович – в минском «Динамо», Хачатрян – в «Арарате», Стукашов – в «Кайрате»… Из того состава никто не затерялся, все были классными футболистами. В первом же матче группового этапа мы играли с Венгрией и мне удалось отличиться голом. В той игре мы победили с крупным счетом 5:1. Обыграв Гвинею и минимально уступив Уругваю, заняли второе место в группе и продолжили выступления в турнире. Наша команда выглядела уверенно: обыграв по пенальти Парагвай, а затем и Польшу, дошла до финала. В нем соперник был весьма достойный – Аргентина. В ее составе были блиставшие в ходе чемпионата Диас и Марадона. Каждый из них, кстати, забил по мячу в наши ворота в финальной игре, в которой мы уступили 1:3. Те мгновения не забыть никогда!

- После сезона-1979 «Заря» отправилась в первую лигу, а вы вскоре оказались в высшей – в ростовском СКА…

- Нужно было проходить армейскую службу, вот меня и призвали. Вместе с другим военнообязанным – старшим на год Игорем Гамулой. Кстати, тогда перебрался в СКА еще один футболист – Виктор Кузнецов, игравший еще в золотом составе «Зари» 1972 года. Он был одним из тех, кто отговаривал меня переходить в ту пору в киевское «Динамо», призывавшее на службу по линии МВД. Аргументы были весомыми: тогда пробиться в основу динамовцев, сами понимаете, было нереально – в ней регулярно играли Блохин, Онищенко, а еще были Хлус и Слободян. Отправившись в Ростов, прошел хорошую школу – как футбольную, так и жизненную.

- Приходилось слышать, что армейское руководство вас отнюдь не баловало.

- Совершенно верно. Лаской я был явно обделен (улыбается). Скажу больше: даже на гауптвахте сидел. Десять суток, от звонка до звонка! А все потому, что отказывался продлевать свои отношения со СКА, когда стал приближаться срок «дембеля». Когда команда должна была ехать в ФРГ на ответный матч Кубка кубков с «Эйнтрахтом», мне устроили что-то вроде шантажа. Мол, если не желаешь дальше служить – на игру за границу не полетишь. Я остался, упросив одного из руководителей отпустить меня проведать жену, которая как раз была в «положении». Он разрешил, но когда я вернулся к назначенному времени, меня уже ждал… конвой. Все было преподнесено так, будто я двое суток был в бегах. А по военным законам это грозит двухгодичным дисциплинарным батальоном, в котором отбывают наказание совершившие преступления военнослужащие. Мне поставили условие: либо трибунал, либо подписываю документ о продлении службы в армии прапорщиком. К счастью, отделался лишь гауптвахтой.

- Ваш одноклубник и друг Игорь Гамула рассказывал в интервью о ваших с ним нескучных буднях во время выступлений в «Заре» и СКА. Он не скрывал, что в ту пору и режим нарушать приходилось…

- Всякое бывало. Молодые были, озорные…

- В футбольном плане в Ростове было интересно?

- В СКА тогда мне хоть и было непросто, но по части профессионального роста грех жаловаться. Когда я пришел в ростовскую команду, ее тренировал известный специалист Герман Зонин, под руководством которого «Заря» восемью годами ранее выиграла чемпионское звание. Именно он переквалифицировал меня из нападающих в полузащитники. Дело в том, что мою игру на первончальной позиции уже успели изучить соперники еще по выступлениям в «Заре», вот мудрый Герман Семенович и посоветовал играть чуть «ниже». Он сказал: «Саша, отходи назад, так тебе будет легче за мяч зацепиться». И мне действительно стало легче. Появилась возможность отдавать пасы партнерам, нередко выводя их на ударную позицию. СКА, в котором самыми забивными были форварды Андреев и Воробьев, в 1980-м занял девятое место, а в 1981-м, когда команду возглавлял Владимир Федотов, здорово выступил в розыгрыше Кубка СССР, где в финале обыграл московский «Спартак» 1:0.

- В единственном голе есть и ваш вклад…

- Та игра сложилась для нас непросто. «Спартак» много атаковал, но забить москвичам никак не удавалось. Не помог и назначенный Мирославом Ступаром пенальти – Мирзоян с «точки» пробил в штангу. А незадолго до окончания матча мне удалось обыграть нескольких спартаковцев и отпасовать мяч на Андреева, который направил его низом в угол.

- Похоже, что выигрыш Кубка дорого обошелся ростовскому СКА, выбывшему по итогам сезона-1981 из высшей лиги. Одни считают, что армейцы явно перепраздновали тот успех, разъезжая по городам и станицам Ростовской области с почетным трофеем и обязательным банкетом, другие сходятся во мнении, что к вылету из элиты привела потеря очков в нескольких договорных матчах. Впрочем, вас и того же Гамулу дальнейшая судьба СКА уже особо не интересовала – следующий сезон вы оба вновь провели в Ворошиловграде…

- К сожалению, «Заря» в то время играла в первой лиге, и мы с Игорем пытались помочь родному клубу, чем могли. В сезоне-1982 я отыграл большую часть матчей, примкнув к команде лишь в мае. В том чемпионате удалось забить десять мячей, выступая в средней линии. В Ворошилограде тогда подобралась хорошая команда, в ней играли Ткаченко, Куксов, Игнатенко, Колесников, Рабочий, Лукьянчук, Славинский, Малышенко, а также Евсеев, с которым мы в следующем году вместе выступали уже в киевском «Динамо». «Заря» тогда финишировала на шестом месте, что вполне неплохо для столь солидного состава первой лиги из 22-х участников.

- Уже тогда на матчах с участием «Зари» можно было увидеть селекционеров из команд высшей лиги, которые положили глаз на Заварова. Вам об этом было что-то известно?

- Да, я был в курсе этого. В ту пору был интерес со стороны московского «Спартака и днепропетровского «Днепра». Но я хотел играть в «Динамо», так как знал: именно в этой команде смогу прогрессировать и добиться в футболе чего-то серьезного. Вскоре я в нем оказался, за что до сих пор благодарен судьбе. Этот клуб вывел меня на высокий уровень, о котором раньше и мечтать не мог.

- Поначалу дела в столице Украины у вас складывались не так, как хотелось бы, да и «Динамо» оказалось в кризисе. Подобное с легендарным клубом в советском футболе трудно было припомнить...

- В 1983-м команду тренировал Юрий Морозов, при котором я не всегда имел место в стартовом составе. Тот сезон в силу ряда причин сложился для «Динамо» не лучшим образом – выбывание из Кубка СССР на стадии четвертьфинала, лишь седьмое место в чемпионате и неудачи в еврокубковых розыгрышах. Вскоре после того, как я пришел в команду, в 1/4 финала Кубка чемпионов сезона-1982/83 встречались с немецким «Гамбургом». Первая игра, проходившая в Тбилиси, завершилась в пользу немцев – 0:3, хотя мы не заслуживали такого крупного поражения. В ответной игре в Гамбурге наша команда победила 2:1, показав свой характер. Правда, в отличие от тбилисского поединка, в ней я не участвовал. Что и говорить, было досадно, так как «Динамо» было по силам пробиться в полуфинал. Но куда досаднее было осенью, когда в Кубке УЕФА сезона-1983/84 наша команда встречалась со скромным французским «Лавалем» и выбыла из турнира уже в 1/32 финала! В первом матче в Киеве при нашем преимуществе французы отбились – 0:0, а в ответном сумели забить единственный мяч и победить. На следующий год в «Динамо» после работы в сборной СССР вернулся Валерий Лобановский, и сделал все для того, чтобы заложить фундамент для создания боеспособной команды. Получилось так, что в своей работе он сделал шаг назад, чтобы потом сделать два вперед. Сезон-1984, в котором мы заняли десятое место, был хоть и провальным, но и во многом поучительным. Методы работы Лобановского постепенно поставили все на места и в следующем сезоне команда показывала уже совсем другой футбол.

- А ведь успехов во второй половине 80-х, когда помимо чемпионских званий и трофеев «Динамо» стало обладателем Кубка кубков, у вас могло и не быть, согласись вы перейти в «Спартак»…

- Да, было дело. Как-то в 1984-м, когда турнирные результаты отнюдь не радовали болельщиков «Динамо», мне позвонил старший тренер москвичей Константин Бесков. Он предложил перейти в «Спартак», и я, взвесив все «за» и «против», дал добро. От меня также требовалось заявление, которое я написал. Но спустя какое-то время информация о моем согласии перейти в московскую команду каким-то образом дошла до Лобановского. Помнится, во время свадьбы Андрея Баля он поманил меня пальчиком в сторону от эпицентра торжества и глядя в глаза спросил: «Что ты делаешь?». И тут же по-отечески добавил: «Ты нам нужен, оставайся». Разумеется, я согласился. Разве устоишь перед такой глыбой, как Лобановский?

- А что же Бесков?

- Я ему перезвонил, объяснил ситуацию и извинился. Надеюсь, он меня по-человечески понял.

- Изменил ли Лобановский ваши взгляды на футбол?

- Он заставил меня многое понять и переосмыслить. Валерий Васильевич всегда твердил, что нужно уметь играть в коллективный футбол. Игрок любого амплуа обязан одинаково эффективно работать как в созидании, так и в разрушении. Всего этого мы в «Динамо» и старались придерживаться, что вкупе с игровой дисциплиной и приносило стабильный результат.

- В союзном футболе было много интереснейших поединков, однако особняком всегда стояли встречи между киевским «Динамо» и московским «Спартаком»…

- В чемпионате и Кубке СССР в составе «Динамо» против спартаковцев играл более десяти раз. Каждый матч носил принципиальный характер, в котором обе команды бились на каждом участке поля. Эти игры в бытность мою динамовцем редко заканчивались вничью, в основном победу одерживал один из соперников. Помню, в одном из самых успешных сезонов, в 1985-м, мы трижды играли со «Спартаком» - дважды в чемпионате и один раз в 1/8 финала кубкового розыгрыша. Что интересно: обе игры чемпионата «Динамо» выиграло, а вот в напряженнейшем и драматичном поединке на Кубок на поле в Лужниках развернулась настоящая битва! Основное время завершилось вничью, 2:2, после дополнительного было 3:3, и все решалось в серии послематчевых пенальти. Ее благодаря двум парированным Дасаевым ударам выиграл «Спартак».

- Какими бы сильными ни были чемпионат и Кубок СССР, но круче золотых медалей и почетного хрустального трофея, вне всякого сомнения, стало завоевание Кубка кубков УЕФА. Не так ли?

- Сезон-1985/86 был для нас действительно особенным. Уверенно играя в чемпионате и Кубке СССР, мы словно поймали кураж и на евроарене. Чувствуя горячую поддержку всегда заполненного под завязку нашего стотысячника, обыгрывали одного соперника за другим…

- …причем, неизменно с крупным счетом.

- Прошло уже 35 лет с тех пор, а я как сейчас помню эти матчи! В Киеве «Утрехт» обыграли 4:1, «Университатю» - 3:0, венский «Рапид» - 5:1, «Дуклу» - 3:0. С крупным счетом выиграли и финал, который проводился во французском Лионе с мадридским «Атлетико» - тоже 3:0!

- Тот матч в вашей богатой карьере наверняка самый памятный?

- Точнее, один из самых памятных. В этот список я бы включил и отборочный поединок чемпионата Европы 1988 года с Францией на парижском «Парк де Пренс», а также финал того континентального первенства с Голландией, после которого мы завоевали серебрянные награды. А что касается финального поединка с «Атлетико», то особо настраивать на него нас не нужно было. Каждый из нас чувствовал ответственность за результат, и делал все для того, чтобы он был положительным. В том матче мне посчастливилось открыть счет уже на шестой минуте, что позволило команде почувствовать дополнительную уверенность в своих силах. А уже в концовке второго тайма Блохин и Евтушенко довели счет до крупного, после чего трибуны зааплодировали. Мы испытывали непередаваемую гордость за клуб, за Киев, за страну. Рад, что благодаря выигрышу почетного трофея наша команда внесла лепту в историю украинского, советского и европейского футбола. Такое не забывается!

Вячеслав Кульчицкий