Валерий Поркуян: «Маслов пошел на поводу у трех игроков «Динамо»

Футбол України 12 Липня, 14:50 724
Валерий Поркуян: «Маслов пошел на поводу у трех игроков «Динамо»
55 лет назад в Англии уже проходили решающие футбольные матчи. И героем их был украинский форвард сборной СССР Валерий Поркуян...

В то время, как весь футбольный мир обсуждает нынешнюю сборную Англии и ее далеко не однозначный путь к финалу, невольно вспомнился первый и пока что единственный успех «Трех львов». Речь идет, конечно же, о победе родоначальников футбола на чемпионате мира 1966 года.

Этот турнир проводился в Англии, где среди участников была и сборная СССР с пятью киевскими динамовцами в составе — Виктором Банниковым, Леонидом Островским, Йожефом Сабо, Виктором Серебрениковым и Валерием Поркуяном. Последний из них стал лучшим бомбардиром советской команды на английском Мундиале, забив в ворота соперников четыре мяча.

Легендарный украинский форвард рассказал о перипетиях того мирового первенства и о впечатлениях от нынешнего чемпионата Европы.

«Счастливые партнеры взяли меня на руки и понесли в раздевалку»

— Перейдя в 1966 году из одесского «Черноморца» в киевское «Динамо», я неплохо вошел в колею. Стал забивать в матчах чемпионата и Кубка СССР, помогая динамовцам идти в лидерах высшей лиги, — вспоминает Валерий Поркуян. — Видимо, моя результативность и помогла в последний момент включить меня в список футболистов, вызванных в сборную для участия в чемпионате мира. Получилось так, что всего за полгода я проделал путь в главную команду страны из команды-середнячка транзитом через «Динамо». О таком раньше и мечтать не мог!

На мировом футбольном форуме в Англии я сыграл три матча из шести. В завершившихся победами первых двух играх групповой стадии — с КНДР и Италией участия не принимал, а в третьей, с Чили, старший тренер Николай Морозов доверил сыграть. И я отметился дублем!

Мы выиграли и вышли в 1/4 финала, где встретились с Венгрией. Отличиться голом мне удалось и в этом матче, который также оказался победным. В одном из эпизодов у наших ворот мне даже удалось преградить путь летящему в сетку мячу грудью. После игры счастливые партнеры по сборной взяли меня на руки и понесли в раздевалку. В этот момент я думал: не снится ли мне все это?

А в полуфинальном поединке я поразил ворота сборной ФРГ, в составе которой тогда блистали такие звезды, как Франц Беккенбауэр, Уве Зеелер. Немцам мы уступили 1:2, хотя этого не заслуживали. Увы, как это часто бывает, вмешались внешние факторы.

— Имеете в виду арбитраж?

— Ну да! Итальянский рефери Кончетто Ло Белло был предвзят к нашей сборной, не назначив очевидный пенальти за грубый снос меня в штрафной площади немцев. Учитывая, что это было в начале первого тайма, сценарий матча в случае реализованного одиннадцатиметрвого мог бы сложиться отнюдь не в пользу сборной ФРГ. Было очень обидно.

В том поединке был у меня момент и в концовке основного времени, но отличную подачу Эдуарда Малофеева я не использовал — пробил головой чуть выше ворот, когда надо было мяч опустить вниз. Проиграв, мы получили право сыграть в матче за третье место с Португалией, за которую выступал Эйсебио. Правда, в том поединке я участия не принимал. А хотелось, ведь до этого все матчи отыграл, выражаясь школьной терминологией, на «пятерку».

«На финале ЧМ-1966 сидел на Уэмбли рядом с Эйсебио. Он мне даже автограф оставил»

— Кто знает, как оно сложилось бы в той встрече, если бы вам посчастливилось в ней сыграть. Ведь в ту пору партнеры по команде уже дали вам прозвище — «фартовый Поркуша».

— Да, его я получил в ходе чемпионата мира, и оно приклеилось ко мне на многие годы. На следующем мировом первенстве — 1970 года в Мексике, когда у сборной СССР и хозяев финальной части турнира оказались идентичными абсолютно все показатели в группе, именно меня товарищи по команде отправили на процедуру жребия. И я вытянул «нужный» для нас бумажный шарик, предусматривавший игру с более слабым соперником — Уругваем, к тому же, в уже привычном для нас по матчам группового этапа городе — Мехико.

Помню, что альтернативными вариантами, которые считались для нас нежелательными, были очень сильная сборная Италии и город Гвадалахара. На церемонии жеребьевки, на которую я отправился в компании с тодашним главой Федерации футбола СССР Валентином Гранаткиним и Андреем Старостиным, атмосфера была словно на каком-то торжестве. Она проходила в огромном помещении отеля «Хилтон». На столе стояло ведерко от шампанского, укрытое белоснежной салфеткой. В нем и лежали бумажные шарики с номерами «1» и «2», которые нужно было тянуть. Тот, который попался под руку первым, я и вытянул. Получилось — на фарт!

А во время моей работы в тренерском штабе «Черноморца» меня, как фартового, регулярно отправляли на жеребьевку Кубка Украины в столицу, где я каждый раз «вытягивал» в соперники команды из низших лиг.

— На первенстве мира 1966 года чемпионом стала Англия, выигравшая в финале у ФРГ — 4:2. Тот матч помните?

— Еще бы! Я был на том поединке. Он выдался на редкость упорным: основное время завершилось вничью, 2:2, и понадобилось дополнительное. В нем-то англичане и дожали немцев, забив два мяча в каждом из двух мини-таймов. За ходом этого матча я наблюдал с трибуны стадиона «Уэмбли», сидя рядом с Эйсебио. Португалец мне даже автограф на память оставил. На билете участника соревнований. Легендарная личность...

«Бронзовую медаль английского чемпионата мира так и не получил»

— Какое вознаграждение получили футболисты советской сборной за почетное четвертое место на мировом форуме?

— Да никакого особого вознаграждения не было! По прилету на родину даже почетных грамот не дали. Единственное, что мы получили, так это 1200 долларов премиальных. Плюс еще деньги, которые предназначались за рекламу бутс «Адидас». После одной из игр ко мне подошел один из представителей этой фирмы и протянул 300 долларов. Я немного опешил и смутился, так как не ожидал, что мне вот так ни с того, ни с сего будут давать деньги. Рядом как раз находился Йожеф Сабо, который снял мое напряжение. Он сказал: «Чего ты стесняешься? Дают — бери».

— А бронзовую медаль, полагающуюся за четвертое место, хоть получили?

— Нет. Мне ее не дали. Помнится, после возвращения из Англии на матче чемпионата СССР с московским «Спартаком» на киевском стадионе болельщиками был вывешен огромный банер. На нем было написано «У Хусаинова бронзовая медаль Поркуяна». Мол, намекнули ему.

— Переживали по этому поводу?

— Не сказал бы. С одной стороны, это было как-то нечестно — не дать медаль человеку, который внес определенный вклад в победные результаты. Я-то ее заслужил. А с другой... Честно говоря, на получении медали особо и не зацикливался, так как для меня главное было само участие в чемпионате мира.

— Медаль не получили по какой причине? Уж не из-за того ли, что сыграли лишь пятьдесят процентов матчей?

— Наверное. На последнюю игру с Португалией меня, видимо, специально не поставили — чтобы не дать медаль. Если не изменяет память, по регламенту ФИФА медалей удостаивались лишь одиннадцать игроков команды-призера.

«За границей тренеры нас предупреждали: ребята, ведите себя прилично!»

— Традиционные в ту пору накачки со стороны партийных руководителей были?

— Не припомню, чтобы кто-то особо нас перед поездкой на чемпионат мира накачивал. Пожелания выступить удачно были, не более того. После приезда в Англию нам лишь объявляли премиальные за игру.

— В состав спортивной делегации за рубеж неизменно отправлялись один или два человека из соответствующих органов, цель которых была следить за моральным обликом советских спортсменов. В Англии они тоже были?

— Имеете в виду работников КГБ? Эта тема слишком раздута. Да, в Англии был один человек, который везде ходил с нами, как представитель делегации. Но он ни к кому не приставал с вопросами и никаких претензий не предъявлял.

— Может, сыграло роль, что он был болельщиком и оттого оказался лоялен?

— Не знаю — наверное... Но как бы там ни было, а вели мы себя в Англии нормально. Да и речи о том, что я, к примеру, там остался бы, попросив политического убежища, быть не могло!

— Говорят, выезжая за рубеж, некоторые футболисты из когорты заядлых «донжуанов» иногда могли позволить себе тайно заглянуть в публичный дом...

— У нас такого не было. Тренеры обычно предупреждали: «Ребята, ведите себя прилично». Ну, или в таком духе.

«В Англии купил кассетный магнитофон и шубу»

— Из-за так называемого железного занавеса, существовавшего в СССР в ту пору, редко кому из обычных граждан удавалось побывать за границей. Тот же, кому посчастливилось посетить хотя бы одну из капиталистических стран, не имел отбоя от любопытствующих: какая жизнь «там»? Об Англии 60-х годов у вас какое мнение сложилось?

— Цивилизованная и свободная страна, где живут приветливые и культурные люди. В ней поразило многое: чистота, порядок, дисциплина. Это наблюдалось везде и во всем — в аэропорту, в гостинице, на стадионе, на дорогах, в магазинах. Такого понятия, как дефицит, в Англии не существовало. Для нас, советских граждан, многое было в диковинку: левостороннее движение, колесящие по улицам двухэтажные автобусы, изобилие товаров на прилавках магазинов.

— Что себе прикупили?

— Кассетный магнитофон. Какой фирмы? Уже и не помню. А маме купил шубу. Мне, как футболисту из числа участников чемпионата мира, сделали а магазине скидку. А еще что-то из одежды своей крестной приобрел, потом ей в Кировоград передал. Точно уже не помню, что именно, ведь больше полувека прошло.

— Многие футболисты были не прочь приобрести что-нибудь из дефицита с целью перепродажи. Что вы везли из Англии?

— Ничего. Тогда я молодой был, в этом деле не особо соображал. В Англию ехал лишь играть, и больше ни о чем не думал. Это другие ребята — те, что постраше, знали, что можно выгодно купить. В основном, приобретали разный дефицит, в частности, ту же аппаратуру.

— В легендарной комедии «Бриллиантовая рука» жена побывавшего в Марселе и Стамбуле главного героя Семена Семеновича Горбункова спросила у него про зарубежье: «А ты Софи Лорен видел?». Вот и я не могу не поинтресоваться у вас в подобном ключе об Англии: а вы королеву видели?

— Ну, конечно! На устроенном ею официальном приеме, на которой присутствовали футболисты разных сборных, отличившиеся на чемпионате мира или выступавшие на подобных первенствах не раз, я с Елизаветой Второй даже здоровался. Ей меня представили, объяснив, кто я. Она пожала мне руку и пожелала удачи. Приятно было поговорить с персоной такого масштаба.

— После чемпионата мира в Англии бывать приходилось?

— Один раз. Киевское «Динамо» ездило в Англию на товарищеские матчи, и в одном из таких вояжей был и я. Помню, даже один мяч забил.

«Мы сдружились с легендарным Львом Яшиным. Даже на рыбалку вместе ездили»

— Какими были тогдашние звезды советского футбола?

— Очень даже простыми и нормальными ребятами. Все вели себя достаточно скромно. А если кто-то из них что-то рассказывал, приятно было слушать. Не было никакой заносчивости, проявления звездной болезни. В ту пору, когда я играл за сборную СССР в Англии, мне был всего 21 год. Но со мной все вели себя просто здорово! Скажу больше: мы сдружились с легендарным Львом Яшиным. Вместе с ним даже на рыбалку ездили, когда готовились в Новогорске на базе сборной. Замечательный человек.

— Вас, как самого молодого в составе сборной, за пивом или водкой старшие товарищи не посылали?

(Улыбается). А разве там можно было где-то водки взять, чтобы нас, молодых, посылали? Нет, конечно же.

— А с кем делили гостиничный номер во время пребывания в Англии?

— С Леней Островским, моим одноклубником по «Динамо». Кстати, его, как и меня, в сборную в последний момент вызвали. Помню, играли мы в Баку с «Нефтяником», как нам сообщили, что пришла телеграмма из Москвы: Поркуяну и Островском срочно прибыть в расположение сборной СССР. Я сначала не поверил — думал, что меня разыгрывают. Но когда понял, что это на самом деле, был счастлив.

— Кто из футболистов был главным балагуром в сборной СССР?

— Сейчас подумаю. (После паузы). Галимзян Хусаинов. Он отличался веселым нравом.

«Маслов пошел на поводу у трех игроков «Динамо»

— Как события английского первенства повлияли на вашу дальнейшую судьбу?

— Вернулся из Англии — и в «Динамо» меня перестали ставить в основной состав. Дело в том, что со стороны некоторых игроков было чувство зависти: мол, молодой, в команде всего полгода, а уже успел на чемпионат мира съездить и там «выстрелить». Что тут удивляться: в спорте, как и в жизни, без ревностных отношений никуда. Вот и я на своей шкуре это испытал.

В тогдашнем «Динамо» была группа из трех игроков, которые оказывали влияние на старшего тренера Виктора Маслова. Тот невольно пошел у них на поводу, и я появлялся на поле лишь изредка. Разумеется, такое положение дел меня не устраивало, но и уйти из «Динамо», в котором считался служащим, не мог — могли бы в армию призвать. Внутренние интриги продолжались не один сезон, и это отразилось на моей динамовской карьере. Я стал меньше забивать, а в сезоне-1969 и вовсе оказался почти невостребован.

Так продолжалось до тех пор, пока в Киев из «Черноморца» за мной сначала приехал тренер Матвей Черкасский, а затем старший тренер Сергей Шапошников. «Давай, Валерий, к нам! Будешь играть». Я ответил: «Нет проблем. После окончания сезона буду у вас». В итоге все так и вышло. Почувствовав хорошее отношение со стороны тренера, в «Черноморце» я снова начал забивать. Моя удачная игра в сезоне-1970 помогла попасть на чемпионат мира в Мексике.

— Реноме лучшего бомбардира советской сборной в играх чемпионата на соперников психологически давило?

— Конечно! Тренеры команд-соперниц давали соответствующие указания защитникам: мол, смотрите в оба, а то Поркуян бежит здорово — может убежать. И я чувствовал, что меня опекают более плотно — не так, как раньше.

«Англичане могли бы не прибегать к помощи арбитра»

— Какие впечатления у вас от Евро-2020?

— Мне не понравилось судейство. А так все нормально.

— Имеете в виду, как судья в полуфинальном матче Анлия — Дания поступил в отношении датчан?

— Не только. Судейских ошибок и без этого хватало. Как такое может быть, когда обороняющийся игрок держит соперника руками и тянет за футболку, а рефери ему даже предупреждения не дает? Для меня это нонсенс. Ну а что касается матча Англия — Дания, то тут и говорить не о чем. Какое право имел судья не остановить игру, когда в предшествовавшем назначению пенальти эпизоде на поле было два мяча?! Ну и сам одиннадцатиметровый после падения Рахима Стерлинга в штрафной площади выглядит, мягко говоря, надуманным.

— Кто из сборных вам понравился?

— Таких команд было несколько: Франция, Италия, Дания. Неплохо проявили себя сборные Швейцарии, Чехии, а неуступчивостью удивили венгры. Отдельные игры были хороши, но кому-то из сборных не повезло. А вот Россия совсем не понравилась. Володя Шаран в интервью сказал, что она приятно разочаровала. И я такого же мнения (улыбается).

— Сборная Украины вас больше порадовала или разочаровала?

— В целом ребята молодцы. Столько сражений было на футбольном поле, но они отдавали на нем все, что могли и умели! Игра сборной Украины хоть и не была идеальной, но думаю, что результат порадовал наших болельщиков. Сам факт, что она вошла в восьмерку лучших в Европе, дорогого стоит. Я очень переживал за нашу национальную команду, и рад, что она этого достигла.

— Как считаете, сегодняшняя сборная Англии в финал пробилась заслуженно?

— Если отбросить события все того же матча Англия — Дания, то команда Гарета Саутгейта в целом проявила себя неплохо. Считаю, что англичане могли бы не прибегать к помощи арбитра.