​Александр Шпаков: «Что творят тренеры… Что творят родители… Куда мы катимся?!»

Динамо Київ 19 Липня, 20:03 666
​Александр Шпаков: «Что творят тренеры… Что творят родители… Куда мы катимся?!»
Заслуженный тренер Украины Александр Шпаков, отметивший в мае 75-летний юбилей, дал большое интервью еженедельнику «Футбол», опубликованное в 55-м номере издания.

— Сан Саныч, вы продолжаете работать или уже окончательно на заслуженном отдыхе?

— Пока не отправили на заслуженный покой, но в данный момент нахожусь в отпуске. Только я уже не тренером тружусь, а работаю в селекционном штате по младшим группам — с 7-ми до 10-лет. Смотрю на детей, подсказываю тренерам, отмечаю, в каких командах перспективные ребята. Если кто-то не пришел к нам на набор, мы продолжаем следить за ребятами в других киевских клубах.

— Еще свежо в памяти Евро-2020. Как вы оцените тренерскую работу Андрея Шевченко в целом и конкретно на ЧЕ?

— Положительно, учитывая, что для Шевченко это был первый масштабный турнир. Главное — есть результат. Значит, тренерская работа прошла хорошо. Если объективно сравнивать возможности наших игроков со многими европейскими сборными хорошего уровня, то они будут не в нашу пользу. Нашим игрокам не хватает мастерства. А этим нужно заниматься с самого раннего возраста. Очень заметно, что мы уступаем в скоростной технике, скорости принятия решения, из-за чего возникают необоснованные ошибки в передачах мяча, даже в относительно простых ситуациях. Это прямым образом влияет на психологию ребят, они чувствуют себя скованными перед соперником повыше классом и лучше подготовленным. Со сборными послабее мы играем неплохо, но только попадается крепкая команда, и тут же возникают проблемы.

— Несколько слов о Евро в целом — все ли матчи смотрели, что и кто понравились, что и кто не понравились? За кого болели в финале?

— Я радовался хорошему футболу. Мне понравились испанцы, их футбол вызывал восторженные чувства. Также понравились бельгийцы и датчане. Немцы? Вроде бы неплохо, но чего-то им не хватало. Англичане играли в свой традиционный футбол. Я только не пойму, почему играя у себя в стране, на «Уэмбли», после забитого мяча нужно вот так глухо уходить в оборону? Они многое потеряли. Мало того что пострадала зрелищность, так и финал был проигран. Естественно, и результат негативный.

— Как вам сам нынешний футбол — импонирует или слишком стерильный?

— Оборонительный стиль просматривался только у тех команд, кто чувствовал себя слабее и кому не хватало классных исполнителей впереди. Выбор тренеров зависит от возможностей, что ты можешь предложить. Чемпионат получился зрелищным.

— Сан Саныч, почему именно тренерская работа стала делом вашей жизни? Только ли травма, которая оборвала вашу игровую карьеру, всему виной?

— Да. Я вынужден был закончить карьеру в 26 лет. Я играл в дубле «Динамо» пять лет, трижды становился чемпионом СССР среди дублирующих составов. В Киеве получил первую травму. Затем меня Каневский пригласил в Харьков. Но в то же время тренерскую карьеру в «Днепре» начинал Лобановский. Он меня тоже позвал, и я изменил решение — отказал Каневскому и поехал к Лобановскому. К тому же в «Днепре» уже были свои люди — Биба играл, Назаров, Ерошин ехали туда, позже присоединился Николай Богданов.

— Лобановский видел вас правым или центральным защитником?

— Я мог закрыть любую позицию — слева, справа, либеро, центрального. За недолгую футбольную карьеру пришлось поиграть на многих позициях. Но получил травму — полетел мениск на другой ноге.

— Это случилось 21 июня 1970 года, когда вас сломал игрок «Крыльев Советов», кто это был?

— Никто. Я хотел удивить себя. Сделал финт, а шипы тогда были высокими, и не успел вытащить ногу, она застряла, я как бы сделал полуоборот. Мениск. Пришлось сматывать удочки.

Пошел работать в ЖЭК, где проработал шесть лет инструктором, ведя футбол, хоккей, теннис, шахматы — одним словом, почти все виды спорта. Тогда был очень популярным турнир «Кожаный мяч», я на него выставлял свои команды. Мой ЖЭК размещался возле стадиона «Пионер» на Нивках, где проводили соревнования на первенство города. Туда заявилась команда Бышовца. Так мы и познакомились. Он спросил, где я работаю, и предложил перебраться в футбольную школу «Динамо». Я взял время на раздумье. Бышовец оставил телефон. Созвонились. С тех пор я в «Динамо», с 1978 года.

— Что происходило с «Днепром» при ВВЛ?

— Повышение! «Днепр» начал продвижение из второй лигу в первую, затем задержался на год в первой и на третий год, когда я сломался, вышел в высший дивизион. За три года Валерий Васильевич произвел в Днепропетровске настоящий фурор. Это были его первые тренерские шаги. Мне повезло в жизни застать выдающихся тренеров. В «Динамо» — Комана, Маслова и Терентьева, в «Днепре» — Лобановского. Все я выдержал, но ноги подвели.

— Вы лечились два года. Залечили бы те травмы по нынешним временам?

— Безусловно. Сейчас по-другому проводят операции. Раньше все очень просто — на Петровской аллее был физкультурный диспансер. В случае разрыва мениска его удаляли. Сегодняшняя медицина позволяет этот хрящик оставить на месте. Кто делал в то время операции — меня поймет. Костные мозоли суставов начинают стираться, что приводит к невыносимым болям.

— Итак, в 78-м директор динамовской ДЮСШ Анатолий Бышовец пригласил вас на работу. Как тогда была построена работа с молодыми, кто работал в школе? Разумно было организовано или какие-то недостатки бросались в глаза?

— Бышовец работал квалифицированно и компетентно. Можно сказать, я попал к третьему великому тренеру — после Маслова и Лобановского. Бышовец грамотно выстроил вертикаль всей работы, структуру и подход к тренировкам. Подобрал сильную группу тренеров, но всем процессом управлял сам. Не зря он вышел в люди и стал олимпийским чемпионом.

— Почему впоследствии Бышовец намертво рассорился с Лобановским, когда это произошло и кто тому поспособствовал?

— Деталей я не знаю. Наслышан, но не лез в подробности. Оба великие, с характером, и, видимо, что-то не сложилось в отношениях. Такое бывает в жизни.

— Кто был самым талантливым из динамовцев вашего поколения 45-48 гг.? О каком из талантов больше всего сожалеете?

— Это те ребята, которые заменили «мундиальную» пятерку динамовцев. На ЧМ-1966 в Англию прямо посреди чемпионата страны уехали вратарь Виктор Банников, защитник Леонид Островский, полузащитники Йожеф Сабо и Виктор Серебряников, нападающий Валерий Поркуян. На их место в основной состав взяли шесть человек: Мунтяна, Бышовца, Хмельницкого и других. Все проявили себя, команда с этими молодыми ребятами играла очень прилично, команда шла на первом месте, и в результате возникла дилемма — как возвращать в состав сборников?!

— Знаком ли вам такой персонаж — вратарь Анатолий Гурбич? Он на 8 лет вас старше и начинал заниматься в «Динамо», потом играл за киевский СКА и попался на взятке?

— Да, был такой прецедент. Но всех деталей уже не помню. Видимо, Гурбич сдавал кому-то игру, обычно же как попадаются футболисты? Наверное, пропустить надо было, он и пропустил. Скандал был очень громкий, даже в газетах писали.

— Как часто доводилось сталкиваться с договорными матчами в советском футболе?

— Я же практически все время играл в дублирующем составе киевского «Динамо», всего лишь две игры провел за первую команду. Затем поехал в «Днепр». В «Днепре» ни с чем таким не сталкивался.

— Сколько лет вы уже трудитесь тренером?

— Пошел 44-й год, как я работаю в «Динамо». 39 лет работаю с детьми, 4 года проработал в Эмиратах, в тамошнем «Аль-Ахли». Стал чемпионом

ОАЭ. Кстати, у меня получается так: я последний чемпион СССР-1991 с командой Шевченко, Костюка, Кернозенко; неоднократный чемпион Украины и чемпион ОАЭ! (Смеется.)

— Как вы в Эмиратах оказались?

— Некоторые ребята из клуба «Аль-Ахли» были студентами Киевского института физкультуры. Возникла дружба. Они пригласили Кожухова и Анатолия Попова с кафедры футбола поехать в ОАЭ и поднять команду «Аль-Ахли». Те в свою очередь убедили пригласить на работу украинских тренеров. Безверхий (президент ФК «Динамо» (Киев) до 1993 года — ред.) меня отпустил. Всего поехало пятеро — Кожухов, Попов, Писковец, Грищенко и я. Этой гвардией мы проработали год, после чего Писковец и Грищенко уехали из ОАЭ. Мы остались еще на три года. Находился там с 92-го по 96-й.

— Кто из ваших воспитанников чаще всего вас навещает или звонит?

— Егор Короткевич из первого моего выпуска. Он сейчас бизнесмен. Он выступил инициатором и главным организатором турнира имени Шпакова, который мы уже провели шесть раз. В этом турнире всегда принимают участие разные возрасты, которые я выпустил — 58-й, 68-й, 76-й, 80-й, 85-й (по году рождения — ред.). Последний мой возраст — 1995-й год. (Но эти совсем уж юные для ветеранских игрищ. Вот лет через двадцать... — ред.)

Играем в дыр-дыр, общаемся. Короткевичу в организации турнира помогает другой мой выпускник Николай Полищук, хозяин ресторан «Аврора» на Голосеевском проспекте, где мы всегда собираемся. Эти встречи всегда проходят очень тепло. У меня душа радуется за ребят. Кто-то проявил себя в футболе, кто-то на другом поприще, но все остались людьми. Молодцы!

— Кто из последних ваших воспитанников на виду?

— Перед отъездом в Эмираты у меня был 1976 год. Это самый сильный выпуск. Онищенко тренировал «Динамо-2» и попросил у меня ребят на заметку. Я рекомендовал Игоря Костюка, Андрея Шевченко, Вячеслава Кернозенко, Владимира Аникеева, Александра Голоколосова. Из 68-го года вышли такие ребята, как Александр Мороз, Виктор Мороз, Игорь Жабченко, Павел Кикоть, Алексей Драценко. Из 85-го ребята стали серебряными призерами ЧЕ среди молодежных команд — нашу сборную тогда возглавлял Павел Яковенко. Там участвовали Башлай, Рожок, Яценко. Из 95-го я взял Рому Яремчука, Игоря Харатина, Павла Полегенько, Богдана Сарнавского, Дмитрия Шастала, Евгения Чумака. Из каждой группы 5-6 ребят точно зацепились в футболе!

— Было ли такое, что вам предлагали деньги за попадание ребенка в «Динамо» ? Какую наибольшую сумму называли?

— Это сплошь и рядом. Только предлагали не сумму, а деньги (смеется). Вот только в отношении меня это было бесполезно. Хотя люди все равно находили лазейки — через руководство, звонки, искали любые пути, чтобы попасть в «Динамо». Но стоп. Я уже три года как селекционер, и если вас интересуют вопросы, касающиеся материальной части, то лучше напрямую обращаться к Александру Ищенко. Думаю, у него более свежая информация.

— Великий советский педагог Антон Семенович Макаренко на собственном опыте утверждал, что рукоприкладство по отношению к детям в исключительных случаях допустимо. Это противоречит подавляющему большинству современных педагогических теорий. Ваше отношение к этому вопросу? Приходилось ли награждать воспитанников как минимум отеческими подзатыльниками, возмущался ли кто?

— Можете как-то наведаться на наш турнир и спросить у ребят (улыбается). Я ни разу не позволял себе рукоприкладство. Почему? Потому что если тренер прибегает к таким методам, то значит, человек не справляется со своими обязанностями, не может донести информацию. Я мог отругать или отчитать. Но не матом. Обычные педагогические приемы.

— Вы всегда славились тем, что давали установки очень негромко, вынуждая юных игроков прислушиваться. Как часто вам доводилось повышать голос и по какому поводу?

— Я редко срывался. Когда был плохой результат. Или если видел нежелание футболиста выложиться полностью в игре, или боязнь перед соперником. Я мог напихать, но без ругательств. (Зато подобные истории воспитанники запоминали на всю жизнь. Так-то Шпаков разговаривал тихо, прислушиваться нужно было, но если крупно влетали... Говорят, самое страшное ругательство у Сан Саныча было «Конченые!». — ред.)

В роли новой должности мне приходится часто ездить на просмотр клубов, игроков. Что творят тренеры. Что творят родители. Как они оскорбляют, как обзывают своих детей. Это кошмар. Куда мы катимся?!

— Есть ощущение, что тренерская карьера на сто процентов удалась? Или неудовлетворенность чем-то присутствует?

— Если пока держат, значит я на правильном пути. Буду подводить итоги, когда скажут: «Сан Саныч, хватит нам мозолить глаза! Отдыхай». У меня много воспитанников, которые работают в «Динамо» — Драценко, Аникеев, Голоколосов, Александр Мороз с Игорем Костюком работают в U-19, Виктор Мороз. Тыл за собой оставил (улыбается).

— Кто ваш лучший воспитанник? Понятно, что со стороны скажут — Шевченко. А вы как ответите на этот вопрос?

— Это все фамилии — Шевченко, Костюк. Мне важно другое. Преемственность. Как-то Григорий Михайлович Суркис задал мне вопрос насчет преемственности. Кстати, его сын Славик стоит в воротах, он 2006 года рождения. В этом году стал чемпионом Украины, парировал несколько 11-метровых в сериях, блеснул, в общем. Так вот его тренер — Алексей Драценко, которого я тренировал. Такая преемственность!

— Как отметили 75-летний юбилей?

— У меня день рождения −7 мая. В этот период времени еще гуляла пандемия, поэтому все было очень скромно в сравнении с прошлыми годами. Не хотел никого подвергать риску. Мы собирались позже, когда мои хлопцы-ветераны в составе команды «Динамо Family Club» пригласили на одну из игр чемпионата. И в узком кругу меня поздравили. В течение дня я получил множество звонков, а от клуба — именную футболку с цифрой 75. Дома у меня вообще приличная коллекция наград, грамот и кубков, выделил для этого отдельную комнату.

Андрей Шевченко подарил свою книгу на итальянском языке. Подписал как положено. На обратной стороне книги он упомянул тех или иных людей, которые оставили след в его жизни. И там он вспомнил обо мне. А вообще в книге на одиннадцати разных страницах он упоминал мое имя. В книге есть целая глава об Оболони, где я его нашел на турнире «Кожаный Мяч».

Затем он вспоминает Чернобыль. Ему было девять лет. Десять исполнилось в сентябре. Мы познакомились в марте месяце, перед Чернобылем. Когда бахнул Чернобыль, все ж разъехались. И он уехал. Пришел сентябрь, дети должны прийти на тренировку на Нивки, а Шевченко — нет и нет. Я набрал маму. Она отвечает, что папа против, чтобы сын занимался футболом. В тот же вечер набираю папу. Напросился на встречу. Еду на Оболонь. Встречаемся, беседуем, но отец Андрея ни в какую — только военное училище. Но это же далекое будущее, через пять лет, — говорю ему. Пришлось убеждать отца, настоял на том, что если Андрей будет заниматься футболом, то физически себя подтянет, только польза будет. И он согласился.

Валерий ПРИГОРНИЦКИЙ при участии Артема ФРАНКОВА