Чому Срна погрожує судом ФІФА

Світовий футбол 8 Липня, 20:13 340
Чому Срна погрожує судом ФІФА
Сенсові нотатки про професійний футбол на полях інтерв'ю Даріо Срни популярному англійському виданню.

Публікується мовою оригіналу

В беседе с корреспондентом The Mirror директор одного из департаментов «Шахтера» поднял немало болезненных тем, вызванных военной экспансией РФ на территорию Украины, и проблем, не только сугубо футбольных, возникших в связи с этим.

Но, рассуждая о профессиональном футболе, Дарио Срна очень четко обозначил самый острый вопрос, решение которого он и его клуб считают делом безотлагательным. А именно — безоплатный исход из «Шахтера» и других команд УПЛ «неукраинских игроков и тренеров».

По мнению 40-летнего хорвата, отчасти за это бегство ответственна и Международная ассоциация футбола, легионерам такую возможность предоставившая. А потому донецкий клуб требует от ФИФА компенсационного компромисса, грозя ей судебной тяжбой.

К чему в итоге дойдет наметившийся конфликт покуда не известно, но предыстория его такова...

Предыстория

В поисках нового игрового лица, а также для регулярных успехов на внутренней и международной аренах «Шахтер» однажды решился на смелый эволюционный шаг, сместив свой селекционный акцент в сторону бразильских футболистов. Что и было реализовано на практике.

Собственная его академия с тех пор стала вспомогательным фактором, который, надо отдать должное, клуб развивал и наращивал столь же планомерно. Что со временем, надо полагать, должно было перерасти в состояние естественного футбольного симбиоза.

Но весной 2014 года базовый вектор развития «Шахтера» был поставлен под сомнение. Тем не менее, даже сменив несколько раз прописку, клуб сохранил приоритеты, а к концу 2021 года и вовсе практически вернул себе ранее избранный образ игры.

Однако 24 февраля 2022-го последовал еще один, куда более мощный удар. И снова от российского агрессора, напавшего на нашу страну уже всей своей бесконечной армадой. Необъявленная война не позволила доиграть чемпионат УПЛ 2021/22.

Дальше, и об этом недвусмысленно заявляет от имени «Шахтера» Срна, позиции клубного футбола Украины серьезно ослабила ФИФА. Позволив зарубежным тренерам и игрокам в одностороннем порядке приостанавливать действующие трудовые соглашения, она действительно де-факто санкционировала их массовый отток. К слову, как и из РФ.

Немаловажно, что упомянутую опцию ФИФА активизировала дважды. Сперва 7 марта, предоставив легионерам вольную до конца сезона. А 21 июня пролонгировала ее и на следующий год — до лета 2023-го. Правда, с отсрочкой до 30 июня, дав клубам несколько дней на решение всех споров с теми, кто хотел бы на время войны уйти.

Но куда там — диалога не вышло. Бразильцы, другие легионеры, а с ними и тренеры «Шахтера», да и не его одного, стали разбегаться. Как свободные агенты, без оглядки на интересы беззащитных своих работодателей.

Остановить этот поток за счет собственных ресурсов даже «Шахтеру» оказалось не под силу. Видя это, понимая, что рушится его базовая модель, клуб вышел из глухой обороны в медийную контратаку. Посредством англоязычной The Mirror.

Нарушители конвенции

Судя по сообщениям СМИ, свой личный счет к оплате РФ, разрушающей вместе с городами и предприятия владельца-президента «Шахтера», он к удовлетворению в судах тщательно готовит. Здесь логика перехода из защиты в нападение прогнозируема и даже вполне реализуема, причем с приличными шансами на конечный успех.

А вот что касается анонсированной Срной спортивной тяжбы, в ней исход борьбы представляется не столь очевидным. Поскольку с юридической точки зрения позиция ФИФА, по меньшей мере пока, выглядит весьма убедительно.

Ведь когда ФИФА принимает сторону граждан третьих стран и благословляет их отъезд с территории держав, задействованных в военном конфликте, она не просто выполняет гуманитарно-правовую миссию, но еще и имплементирует в мировой футбол решения правительств тех стран, чье гражданство этих самых легионеров защищает.

Как бы кому ни хотелось, но автономность спорта все же вторична по отношению к законам любого из государств, признанных международным сообществом. И если та или иная страна считает территорию Украины опасной для пребывания своих граждан — это веское основание для форс-мажорного разрыва футбольных обязательств.

ФИФА не вправе игнорировать эти обстоятельства непреодолимой силы.

Но означает ли это, что ФИФА не имеет нормативного инструментария для эффективной борьбы даже с таким с форс-мажором? Конечно же, нет!

А тогда — могла ли ФИФА 21 июня поступить по-другому? Давайте рассуждать.

Если подумать...

На всех уровнях, включая мировой спорт, РФ как напавшая сторона уже признана агрессором, Украина — жертвой. Что влечет за собой совершенно очевидный вывод: по отношению к ним не должны применяться однотипные меры воздействия. Тут даже нечего обсуждать.

И спортивные последствия военных действий для обеих сторон уже существенно разнятся. Российские сборные, как и команды всех мастей, демонстративно исключены из большинства международных соревнований и турниров — и это правильно!

Но эффект национального бойкота нейтрализуется, когда дело переходит на уровень внутренних взаимоотношений. В том же футболе.

К примеру, команды УПЛ и РПЛ в равной степени страдают от ухода легионеров. При этом на глазах тает, уничтожается все же инфраструктура украинских клубов, усложняется их логистика, а условия безопасности и вовсе снижаются до крайности. Тогда как страна-агрессор ни с чем подобным покуда не сталкивается.

Отсюда и несопоставимые возможности для выживания, удержания клубов на плаву. Чем это не основа для выстраивания линии защиты интересов каждого члена УПЛ, и того же «Шахтера»?

Еще вопрос на засыпку. Когда 7 марта ФИФА дала вольную легионерам до конца сезона 2021/22, разве не было очевидно, что в случае затягивания военных действий эта опция будет пролонгирована?

А коль было понятно — значит, у заинтересованных сторон, у УПЛ, у национальной федерации имелось достаточно времени — не менее трех месяцев! — чтобы как-то подготовиться к наступлению часа Х.

Но Дарио Срна сокрушается не зря. Потому как такой работы проведено не было! Выходит, «Шахтер» сам виноват? Я так не считаю.

Весной он, как и все наши клубы, был погружен в проблематику совсем иного порядка, в условиях хаоса занимаясь эвакуацией персонала (в том числе и работников своих академий), тренеров, игроков, их семей и близких. Затем пришлось восстанавливать тренировочный процесс — в преддверии важнейших матчей национальной и других сборных.

Чем в эту пору был занят админперсонал УАФ и УПЛ? Кто впал в ступор, кто подался в волонтеры, кто занимался самопиаром... С этих институций, впрочем, когда-нибудь спросят сами клубы. Если, конечно, решат, что распределение траншей ФИФА/УЕФА и переодевание клубных воспитанников в сине-желтую униформу — это далеко не исчерпывающий функционал главного футбольного штаба страны.

Важнее хотя бы сейчас понять другое. Скажем, если бы менеджмент условной «залiзницi» под свет софитов разгружал товарняки, а не в режиме 24/7 управлял вверенными ему сетями, то вся наша страна остановилась бы железно!

В футболе — разве не так же? В нем разве мелочи бывают?

Подспорье для ФИФА

Придя в себя от шока, уже получив на руки решение ФИФА от 7 марта, чем мог бы занять себя директорат УПЛ, профильные отделы, комитеты и Исполком УАФ? В апреле, мае, с начала июня... Работой по организации национального чемпионата? Несомненно.

Но кто-то другой на их месте, возможно, действовал бы еще основательнее: не дожидаясь 30 июня, взялся за создание «предложений по согласованию интересов неукраинских футболистов и тренеров с их украинскими клубами-работодателями».

Одна из версий навскидку — разработка формулы расчета отступных за вынужденную аренду легионера на основе его действующего соглашения с клубом. На основе предыдущих трансферных выплат, если таковые подтверждены документально, а также продолжительности текущего контракта. Так и выводится прозрачная формула определения амортизационной клаусулы.

Для наглядности. Футболист, чей трансфер обошелся в 15 миллионов евро и с которым заключен 3-летний контракт, может уйти на время военных действий в другой клуб с отступными в размере 5 млн. в год (15:3=5) или 2,5 млн. за половину сезона. С понижающим либо повышающим коэффициентом — возрастным, страховым, наконец, предусмотренными какими-то минимальными компенсаторами «последнего часа» (если дошло до 30 июня). Все это уже частности...

Существуй такого рода предметные наработки, будь они инициированы, рассмотрены и утверждены Исполкомом УАФ, а затем заблаговременно направлены в ФИФА в качестве встречного предложения, юридической подсказки, и вердикт ФИФА на сезон 2022/23, вполне вероятно, имел бы иное содержание. В нашем случае — даже прецедентное.

Да, ФИФА не вправе удерживать кого-либо в воюющей стране. Но защитить клубы подвергшейся нападению национальной федерации она точно могла бы. Получи ФИФА своевременно — в обоснование такой защиты — аргументированные доводы и расчеты коллективного органа УАФ.

Но если футбольные институты Украины своего креативного потенциала не видят, если они что-либо изменить не в состоянии, тогда «Шахтеру», пожалуй, действительно остается только судиться.

Игорь ЛИННИК