Марис Верпаковскис: «Сабо начал меня «душить» из-за свадьбы...»

Динамо Київ 10 Липня, 19:00 1470
Марис Верпаковскис: «Сабо начал меня «душить» из-за свадьбы...»
Бывший нападающий «Динамо» Марис Верпаковскис — о своей жизни в Украине, друзьях в столичном клубе, отношениях с наставниками и нынешней послеигровой карьере.

— Марис, чем сейчас занимаешься?

— Я — генеральный директор клуба РФШ из Риги. До этого я 5 лет проработал в родной «Лиепае» и решил, что пора что-то менять.

— В Лиепае ты вообще создал команду с нуля?

— Да, пять лет назад я вернулся в родной город и создал команду. Там была тяжелая ситуация. Главный спонсор команды — лиепайский металлургический завод — обанкротился. Тогда я был еще действующим футболистом и получил предложение или просьбу, не знаю, как это назвать, от мера города — вернуться в «Лиепаю» и помочь заново сделать команду. Был огромный риск, что город останется без команды.

— Ты был играющим президентом?

— Чуть-чуть играл. Такой себе человек-оркестр. Нас было 3-4 человека, и не одна должность была. И спортивным директором, и президентом, и администратором и игроком был. Все вместе.

— Каков же сейчас уровень у чемпионата Латвии, если уже через год после «Лиепая» стала чемпионом страны?

— Мне удалось собрать опытных игроков и ребят, которые поиграли заграницей. Удалось убедить вернуться на год в Латвию. Плюс у «Лиепаи» хорошая школа и много воспитанников. Но учитывая, какой сейчас уровень команд и какие бюджеты у клубов — тогда это было сделать намного легче.

— Ты, как президент команды, использовал методы руководителя «Динамо» Игоря Суркиса?

— Когда ты видишь футбол с другой стороны, не из раздевалки, не из поля, а из кабинета — смотришь на многие вещи иначе. И понимаешь, почему в той ситуации Игорь Михайлович был жёстким, срывался и наказывал. Если раньше я считал, что он был слишком жестким и хотел очень многого от нас, то теперь понимаю, что моментами он даже слишком мягкий был.

— Как вообще в Латвии живут клубы? На средства олигархов или иначе?

— В Риге, можно сказать, на местных олигархах держится футбол. Но в маленьких городах очень много помогают муниципалитеты. Если мы берем первую шестерку, то чаще всего — это один человек, условный олигарх, от которого зависит 80% бюджета клуба.

— Чем отличается работа генерального директора от функций президента?

— Как генеральный директор — я участвую в комплектации состава. Вместе со спортивным директором занимаюсь селекцией. Представляю клуб в Федерации и в УЕФА. Занимаюсь привлечением спонсоров в клуб. Разрабатываю стратегии для команды на долгую перспективы. Президент советуется со мной.

— Тяжело находить инвесторов? Люди не особо хотят вкладывать в футбол?

— Конечно. Латвия одна из редких стран в Европе, где футбол — не главный вид спорта в стране. У нас футбол на третьем месте, после баскетбола и хоккея. Страна маленькая, тех, кто хотят помогать развитию спорта, не так уж и много. Но все равно, у нас четыре игрока выступают в НБА, и есть ребята, которые представлены в НХЛ. Хорошо, что вообще есть эти 5-6 человек, которые вкладывают в футбол. За их счёт и вырос чемпионат.

— Еще ты работал в Федерации Футбола Латвии...

— Был вице-президентом и был в совете правления. Но 2-3 месяца назад покинул должность и пока что решил сосредоточиться на клубе. Совмещать очень тяжело. В клубе ты занимаешься чисто футбольными вещами, думаешь, как улучшить игру, кого подписать, кого продать. Ты ближе к футбольному полю. А Федерация — это все-таки больше политика. Очень много конфликтов. Тяжело работать, потому что не получается, как ты планировал. Эта работа стала занимать много времени. И это, наверное, не то, чем бы я хотел заниматься.

— Был ты и депутатом лиепайской Думы.

— Я и сейчас остаюсь им. Не покидал эту должность. Регулярно присутствую на заседаниях. Состою в спортивном комитете и в основном занимаюсь спортом. Год я еще точно там проработаю. Потом будут выборы и будем думать.

— В последние годы в Латвии было много украинцев. Кого из них выделишь?

— Ярче всего проявил себя Вова Баенко. Выделю тренера Виктора Скрипника. Огромную работу проделал и сразу сделал Ригу чемпионом и обладателем Кубка Латвии.

— Латвийский футбол сейчас в кризисе? Неудачные результаты у сборной за последние годы...

— Если говорить о сборной, то тут 100% глубочайший кризис. Я разговаривал с ветеранами, они даже не помнят, чтобы была такая беспомощность и обреченность. Болельщики очень сильно разочаровались. Хочу верить, что хуже уже не будет. Радуют результаты молодежки, они хоть что-то выигрывают и выходят в элит-раунды.

— Ты был действительно сильным латвийским игроком. После тебя даже не вспомнишь ни одного сильного латвийского футболиста. В чем дело?

— Ну почему? Был Цауня в ЦСКА, Рудневс в «Гамбурге» поиграл. Наверное, дело в системе. Проигрываем конкуренцию на европейском уровне. Возможно, пора задуматься и что-то изменить в подготовке футболистов. Не зря же такие результаты.

— С кем из бывших одноклубников по «Динамо» общаешься?

— С Йерко Леко, если не каждый день, то раз в неделю точно общаюсь. Еще поддерживаю связь с Гораном Сабличем, Жорой Пеевым, Бадром Эль Каддури. А с Виталиком Ревой мы даже встречались в Риге. Вспомнили приятные моменты и по работе поговорили. От него узнаю украинские футбольные новости. Мы с Бадром и Жорой хотим всех собрать и вместе приехать в Киев и вспомнить те времена. Но пока никак не получается. Я вот в прошлом году был на финале Лиги чемпионов в Киеве. Очень приятно было вернуться на базу. Увидеть людей, с которыми там работал. Как будто увидел своих родных.

— У тебя нет обиды на «Динамо». Может не дали тебе полностью себя реализовать?

— Есть обида только на себя. Из-за того, что в какой-то момент перестал верить в свои силы. Сабо начал меня «душить» из-за свадьбы. Что я год пропустил, мол Марис уже не тот. Хотя мое отношение к игре, к клубу не поменялось вообще. А он начал в каждом интервью обо мне говорить. А я читал это все и, кажется, сам начал в это верить. И потерял веру. Не хватило какой-то балканской или латиноамериканской наглости. Тот же Клебер никогда не читал, что тренер говорит после игры. Вот балканцы и бразильцы очень уверенные, может даже, самоуверенные. Им это на поле помогает. А у нас менталитет другой. А если еще тренер что-то говорит... Нужно было быть наглее и верить в свои силы. То есть, виноват только лишь я.

— Самый сильный футболист, с которым ты играл в «Динамо»?

— Валентин Белькевич — он мог правой и левой отдать как короткий, так и длинный пас. Его чувство игры. Он просто феноменальный футболист. Может с возрастом он уже играл не так ярко, но его мастерство впечатлило. Диого Ринкон тоже был одним из ведущих игроков. Контроль мяча отличный, он почти не терял его. Создавал атаки, помогал обороне. Много голов забивал.

— Вспоминаю матч против «Ромы» и подлый поступок Мексеса. Что же там случилось?

— До сих пор момент отчетливо помню. Мексес всю игру меня провоцировал. Рома была недовольна ходом игры. И как-то хотели выбить нас из колеи и провоцировали. Шовковский выбивал мяч, прозвучал свисток судьи, я видел, что Мексес идет на мяч и чуть подставил корпус, а он занервничал и сильно ударил меня. Судья этот момент видел, показал красную. Провокация продолжилась в туннеле. Ко мне подошел Тотти и начал что-то говорить. Он ждал или плевка или какой-то негативной реакции. Потому что видел, что сзади идет судейская бригада, и хотел спровоцировать мое удаление, дабы составы были равные на второй тайм.