Батько Валентина Белькевича: «Менше ніж за добу до смерті Валіка у мене почався страшний серцевий біль»

Динамо Київ 10 Червня, 23:02 1589
Батько Валентина Белькевича: «Менше ніж за добу до смерті Валіка у мене почався страшний серцевий біль»
Батько Валентина, Микола Белькевич розповів про стосунки з сином, про передчуття напередодні його смерті і про те, чому за 10 років так і не познайомився з єдиною онукою Аліною.

(публікується мовою оригіналу)

У Николая Николаевича каждый день расписан по минутам. Для 1-го проректора Белорусского института правоведения сейчас жаркая пора: он принимает госы, составляет планы на будущий год. Мы встречаемся в его кабинете, он критикует нерадивую прессу, которая пишет невесть что про ушедшего сына, невесток и борьбу за наследство.

- Николай Николаевич, ну как не писать, когда две жены Валентина не могут разделить его квартиры, деньги, машины…

- Мне, как отцу, не очень приятно читать некоторые непроверенные вещи. Например, про то, что Анна Седокова будто бы ушла от него голая, что, находясь в декретном отпуске, она сама построила квартиру. На самом деле четырехкомнатную квартиру, в которой сейчас живет Анна, купил Валентин, он мне сам рассказывал, что полностью обставил мебелью детскую Алины. Уверен, что и деньгами помогал. И еще - от Валика она уехала на джипе «Мерседес».

- Аню тоже можно понять: она уверена, что их брак разрушила Олеся, прежняя гражданская жена Валентина, к которой он вернулся и с которой сейчас идет суд за наследство.

- Я не исключаю, что так и было. Есть женщины - и умница, и красавица, и хозяйка - но не притягивает, не может удержать мужика в постели и все тут. А есть наоборот: вроде и лицом не очень, а тянет мужика к ней. Не знаю, тот ли этот случай, возможно, Олеся это умела...

- Вот Анна и ушла. А сейчас хочет отобрать у обидчицы квартиру в центре Киева.

- У Валика было две квартиры в Киеве: одна - 124 метра, напротив зоопарка на проспекте Победы. Они вначале там жили с Олесей, Валик только перебрался в Киев - их познакомил Андрей Шевченко, с которым сын дружил.

Знаете, в семейной жизни всякое бывает, тут нельзя зарекаться. У нас с первой женой, мамой Валика, тоже все было нормально: 8 лет встречались, 11 лет прожили вместе, а затем развелись. Очень сложно в семье двум лидерам.

«Замминистра обороны Украины вывез сына из Беларуси без документов»

- А правда, что вы не одобряли увлечение Валентина футболом?

- Я не был против футбола, единственное, когда у сына начался спад в учебе, сказал: «Профессия футболиста временная, она быстро заканчивается - или с возрастом, или со здоровьем».

Про меня много что писали. Якобы я устранился от воспитания... Пусть все бы так устранялись, как я. Тогда, думаю, не было бы у нас ни преступников, ни наркоманов, ни асоциальных элементов.

Я гордился Валиком, он был очень трудолюбивым. Начал заниматься футболом, когда я еще работал энергетиком в Институте технической кибернетики. Я сам в свое время играл за сборную Минской области, в армии, у меня есть разряды, я кандидат в мастера спорта по лыжам и легкой атлетике. Спортивная жилка передалась и Валику. Я увидел его задатки и отвез в ДЮСШ №5, к знакомому тренеру Андрею Тычине. Валику еще не было шести, но он стал играть со старшими ребятами.

Мы тогда жили на Энгельса, рядом с сегодняшним лицеем БГУ. Возить сына на другой конец города у нас с женой возможности не было. И Валик ездил сам, с двумя пересадками. Как-то приходит домой и говорит: «Папа, меня приглашают в минское «Динамо». Там и продолжил тренироваться, а в 9-м классе сыграл три игры за основной состав.

В 86-м году Валик отнес документы в институт физкультуры, он уже был членом юношеской сборной. Но экзамен по биологии сдал на 4 и не прошел. А тем летом чернобыльцев начали брать без конкурса. Тогда подключился Эдуард Васильевич Малофеев, федерация футбола - и Валика включили в 10% абитуриентов, которые ректор и 1-й проректор могли зачислять в институт вне конкурса.

После развала Союза минское «Динамо» купил Евгений Хвастович. У Валика истек контракт, он стал свободным агентом. Накануне они играли в Москве за Кубок Содружества, Валик забил три гола и получил предложение от московского «Динамо», «Спартака» и визитку от владельца киевского «Динамо». По истечении контракта с минским «Динамо» Хвастович сказал: «Валентин, ты будешь играть в минском «Динамо»?» - «Буду, но на других финансовых условиях: 500 долларов в месяц, если становимся чемпионами - 5 тысяч без вычета подоходного налога».

- А сколько Валентин получал до того?

- 300 долларов в месяц и две тысячи долларов за чемпионство, за вычетом подоходного налога. На условия сына не пошли. А у Валика начался призывной возраст. Его отчислили с четвертого курса института, милиция приезжала домой - забирать в армию. А мы с женой откуда знаем, где он - взрослый парень! Валик тогда жил у друзей…

Валентин позвонил Суркису, владельцу киевского «Динамо», тот позвал его к себе. Сын рассказал все честно: и что армия грозит, и что зарплату не повышают, и что паспорта лежат в минском «Динамо»… В итоге замминистра обороны Украины, приезжавший в Минск по своим делам, заехал за Валиком и перевез его через границу, без документов. Сегодня не боюсь об этом говорить, Валика уже не вернешь и не накажешь.

«Внучку я видел только на фото»

- В киевском «Динамо» сыну сразу сняли квартиру, выдали машину и 200 тысяч долларов подъемных. Позже на эти деньги он купил квартиру.

Прошло более года, и Валика вновь начали приглашать играть за белорусскую сборную. А где гарантии, что не заберут в армию? Меня устно заверили, что команда «взять» снята. И Валик приехал. Дальше вы знаете…

- Валентин сильно переживал после отборочного матча чемпионата мира - 2002, когда его обвинили в том, что он подыграл Украине, и наши проиграли соседям 0:2?

- Обвинили и Валика, и Сашу Хацкевича. Валик категорически отверг все обвинения, они играли с полной отдачей. Видел, что его считают предателем, после этого и отказался играть за белорусскую сборную...

Валентин пять лет был капитаном киевского «Динамо», всегда пользовался авторитетом. Валика любили, он был рубаха-парень: приезжал в Минск, денег на друзей не жалел, всех кормил, поил.

- Вижу, вы не одобряли?

- Да, он был самым высокооплачиваемым футболистом киевского «Динамо». Но важно не только уметь зарабатывать, но и грамотно распорядиться деньгами. Этого у Валика не было. Он мне возражал: «Папа, но это же мои деньги, я от вас ничего не требую». Но я не за себя беспокоился, за него и его здоровье. У сына были прооперированы все ахиллы, паховые кольца, мениски. Однажды его обвинили в принятии допинга. А откуда он знал, что ему кололи врачи, чтобы он быстрее восстановился после операции?..

- А какие отношения у вас были с его женой Олесей?

- Я никого не хочу обвинять, но когда я приезжал к ним с Лесей, я не видел в доме хозяйки. Два раза в неделю - домработница, вечерами - в кафе и ресторанах.

- Что Валентин говорил на это?

- «Меня устраивает». И я его понимал: он почти все время проводил на базе, в разъездах. Клуб его содержал, у него были все условия.

- Почему у них с Олесей не было общих детей?

- Когда Валик с ней познакомился, в 96-м году, у нее уже был трехлетний сын Владимир. Сейчас все говорят: Володя - сын, но какой же он сын? Когда я спрашивал у него: «Когда ты думаешь обзаводиться детьми?», он отвечал: «Еще успею».

- Возможно, Валентин усыновил мальчика?

- Валик не распространялся про личную жизнь, особенно после того как развелся с Аней Седоковой и снова сошелся с Олесей.

- Они официально поженились?

- Да, но сын не приглашал. Об этом я узнал позже, когда они приехали ко мне в Минск. Я был лишь на его свадьбе с Аней.

- Вашей внучке Алине сейчас 10, вы часто общаетесь?

- Живьем я внучку не видел, только на фото. В Беларусь сын приезжал без нее.

Однажды, Алинке было годика два, мы с женой купили подарки, приехали в Киев. Приезжаем - Алины нет. Где? Уехала с другой бабушкой, мамой Ани, в Крым. Я говорю: «Сына, ты вообще в доме хозяин или нет? Ты же знал, что мы приедем, я же внучку не видел!» Отвечает: «А что я могу сделать?»

Меня это обидело, я сказал, что больше ездить к нему не буду. Но потом оттаял, мы продолжили общаться. Единственное, я возмутился, когда Анна увезла Алину в Америку. Валик разрешил на три месяца, она увезла навсегда…

С Анной я не общался, может, Валик ей что-то и говорил. Я человек прямой, может, кому-то это не нравилось. Я сказал: «Сына, когда ты давал разрешение на выезд, почему не потребовал, чтобы Анна дала тебе такое же разрешение на приезд Алины к нам, в Минск?» Говорят, внучка быстро повзрослела, начинает забывать русский. Аня занята, это понятно, так пусть привозит внучку к нам, я готов забрать Алину на воспитание. Пусть бы она и жила у нас, в Минске…

«Недвижимость Валика оценили в 7 миллионов долларов»

- Николай Николаевич, вы и ваша бывшая жена, мама Валентина, тоже наследники первой очереди. Такие же, как его жена Олеся и дочка Алина. Вы заявили права на наследство?

- Мы посовещались с бывшей женой и решили отказаться от наследства сына в пользу Алины. У нее вся жизнь впереди. Все нотариально заверили, но случайно узнали, что Олеся уже продала одну квартиру в Киеве, там живут чужие люди. Продала и джип.

- Это же общее наследство, как - продала?

- А я откуда знаю? Говорят, в Украине сегодня возможно всякое, лишь бы деньги были.

Валик построил две квартиры, гаражи, коттедж на тысячу квадратных метров под Киевом, в элитном районе Конча-Заспа, где дом Юлии Тимошенко. Плюс гектар земли. Эту недвижимость оценили в семь миллионов долларов, понятно, что есть за что ухватиться…

- Александр Хацкевич рассказывал мне, что последний месяц жизни был тяжелым для Валентина, он переживал освобождение от должности старшего тренера дубля киевского «Динамо», был в депрессии. Вы общались?

- Он все переживал внутри себя, ни разу не пожаловался… Накануне трагедии они собирались ехать на дачу, Валик смотрел футбол, в последний момент сказал, что неважно себя чувствует, остался спать на диване. Ночью Олеся услышала неестественный храп. Вызвали «скорую», его пытались привести в чувство минут 40… И заключение: оторвался тромб, сердце остановилось.

Я разговаривал со знакомыми медиками, сказали, что у людей, которые перенесли много операций, часть кровеносных сосудов не работает. И надо все время разжижать кровь, иначе в них образуются тромбы. Знаю, что Валик в кармане носил аспирин. Но принимал ли он его?..

Мистика, но меньше чем за сутки до смерти Валика мы с женой были на даче в Раубичах, и у меня вдруг началась страшнейшая сердечная боль. Думали даже вызывать «скорую». Вроде отпустило, уснули, а в час ночи позвонила первая жена, она не говорила - просто рыдала в трубку. Я сразу все понял…

- Вы слышали, что за неделю до смерти Валентина с его счетов были сняты все деньги?

- Насколько я знаю - не только деньги. Валик покупал золотые монеты в наследство Алине. Мне говорил: «Вот, папа, у меня уже 111 золотых монет». И где они?

Но меня сейчас больше волнует эскиз памятника, я пригласил скульпторов, ребят-футболистов, посовещались, сделали макет. Выслали Олесе, чтобы она подписала, хотели успеть к годовщине. Но она отказалась, подготовила свой вариант. Ребята его не одобрили. Там будто фигурка с секции: белая майка, восьмерка нарисована, нога на мяче, а мяч - в лавровом венке… Киевское «Динамо» готово оплатить часть суммы, деньги на наш памятник нужны немалые - порядка 45 тысяч долларов - но как его возводить, если она против?

Сейчас Олеся не выходит на связь, мы пока ждем ее ответа, иначе я поеду в Киев и буду разбираться на месте. А для себя мы решили: сын похоронен в Киеве, мы туда часто не наездимся - сделаем его могилку здесь, на Северном кладбище.

Саша Хацкевич привез киевской земли, матери Валентина уже выделили небольшой участок рядом с могилами дедушки, бабушки и дяди Валика. Установим памятник: небольшую скульптуру сына с футбольным мячом. Они всю жизнь были неразлучны, пусть так и остается…