Наші в Тель-Авіві

Динамо Київ 29 Вересня, 09:45 968
Наші в Тель-Авіві
«СЕ» згадав чотирьох українських футболістів, для яких «Динамо» і «Маккабі» знайомі не з чуток.

Виктор БЕЛКИН

Техничный, мобильный футболист, бывший заметной фигурой в днепропетровском «Днепре» второй половины 90-х до того прошел школу динамовского дубля. Впрочем, в Израиль он уехал не оттуда: вышло как у классика - шаг назад, два вперед.

Белкин попал в состав второлигового «Борисфена», где обращал на себя внимание результативностью, а оттуда уже получил приглашение в израильский футбол. Впрочем, можно с уверенностью говорить, что обратили внимание скауты не на украинские подвиги Белкина, а на его игру в начале 1994-го в составе молодежной сборной страны, сыгравшей спарринг с израильскими сверстниками.

Удивительно, но именно Белкин, пожалуй, самый незвездный по карьере футболист из этого списка, фееричнее всех дебютировал в составе «Маккаби». Дебют пришелся на игру с вечными конкурентами-«одноклубниками» из Хайфы. Свежеиспеченный «молотобоец» отметился сразу 3 голами, а всего его команда провела в ворота соперника 4 безответных мяча. К сожалению, столь же яркого продолжения не последовало: да, Белкину давали играть, но забить ему больше так и не удалось. 18 игр в чемпионате - и возвращение в «Борисфен», откуда он в итоге и перебрался в «Днепр».

Интересно, но в итоге Белкин еще вернется в Израиль, где будет заканчивать карьеру в составе «Маккаби», но уже не из Тель-Авива, а Нетании.

Александр КОСЫРИН

Хронологически последним на данный момент украинцем, выступавшим в составе тель-авивского клуба, был будущий лидер донецкого «Металлурга» и «Черноморца». До прозвища «Черноморская акула» Косырину в 2000-м было еще далеко, но было понятно, что игрок он талантливый. Да, не того калибра, что Шевченко с Ребровым, блиставшие в основном составе, пока воспитанник запорожского футбола забивал в составе второй команды динамовцев. Но тогда в Европе вообще мало кто был «того» уровня. Тем не менее, лучше от понимания этого самому игроку не становилось и перспектив с появлением в Киеве по ходу сезона-1999/2000 сначала Шацких, а затем и Деметрадзе у него не прибавлялось. Потому вариант со сменой обстановки пришелся весьма кстати – и в январе Косырин десантировался на Землю Обетованную.

Взявшая на тот момент последнее для себя чемпионство еще в 1996 году команда плелась в середине турнирной таблицы. На Косырина рассчитывали как на человека, который способен добавить остроты атаке - сказывалось и реноме «Динамо», и удачный период выступлений в черкасском «Днепре», за который в аренде Косырин отличился 11 раз в 18 матчах. Увы, но ожидания оправдались лишь отчасти. Статистически показатель 4 мяча в 17 матчах нельзя назвать совсем уж провальным, но были моменты, выходившие за рамки поля.

Как много позже признается сам футболист, на тот момент ему больше всего хотелось вернуться в Украину. «Не хотелось играть! Хотелось гулять с друзьями, по ресторанам, барам, дискотекам. К сожалению, футбол тогда был на втором плане», - более чем исчерпывающее объяснение, почему 22-летний форвард так и не закрепился в израильском футболе.

Да, при всем при этом «Маккаби» поднялся с 7-го места, на котором шел, когда в нем появился украинец, на 4-е, но в итоге стал шестым. Дело в том, что дисциплины не хватало не только Косырину: допинг-проба хавбека команды Кфира Эдри дала положительный результат и тель-авивцы были наказаны снятием очков. Впрочем, что четвертое, что шестое место путевку в Кубок УЕФА команде не давало бы – результат стоил работы тогда еще 45-летнему перспективному специалисту Авраму Гранту.

По словам самого игрока, у него была возможность остаться в Израиле, имея контракт на 3 года, но чутье подсказывало, что стоит вернуться домой. Что ж, по итогам карьеры можно сказать, что интуиция не подвела игрока: Косырин вернулся в Киев, где все же раскрылся, но уже в составе не «Динамо», а ЦСКА…

Виктор МОРОЗ

Полузащитник последнего созыва «Динамо», участвовавшего в союзном чемпионате - продукт системы, при которой в состав клуба могли пробиться киевляне. «Путевку в жизнь» Морозу дал Александр Шпаков, воспитавший Шевченко, Кернозенко, Жабченко.

Увы, но при переходе к первенству независимой Украины уровень турнира резко упал, а тогдашние условия финансирования «Динамо» не были лучше, чем те, которые могли предложить даже не в топовом по европейским меркам чемпионате Израиля. Потому Мороз в 1993-м достаточно легко согласился на переезд: тем более, предыдущий год он пропустил из-за травмы, за это время в клубе менялись тренеры (Пузач, Сабо, Фоменко), каждый видел состав по-своему.

В Израиле будущий главный тренер сборной Украины по пляжному футболу заиграл сразу. В беер-шевском «Хапоэле» человек, до отъезда из Украины забивший лишь один мяч (да и тот в «Динамо-2»), отличился за два первых сезона два десятка раз - убийственная разница. Помогли адаптироваться выступавшие рядом Александр Щербаков и Сергей Гусев, но эффект все равно был тот еще: да и сам скромный клуб дважды подряд выигрывал бронзовые медали чемпионата.

Потому нет ничего удивительного, что после второго сезона, в котором Мороз отметился 12 мячами, его и пригласили в «Маккаби». Здесь результативность пошла на спад: всего 2 мяча в 25 играх, конкуренция, чуть изменившаяся роль в команде, где хватало своих амбициозных старожилов. Зато результат команды компенсировал все. «Маккаби» в первом же сезоне с Морозом выиграл чемпионат и Кубок Израиля. Увы, но первый оказался и последним: в 1996-м Мороз перешел в скромный «Хапоэль» из Цафририма.

Андрей БАЛЬ

Закончим же обзор достижений динамовцев-украинцев самым титулованным игроком списка, который, по сути, и проторил дорожку киевлянам в Тель-Авив. Баль, выступавший в звездном «Динамо» 80-х, в отличие от остальных фигурантов этой подборки приезжал в Израиль в статусе ветерана, которому ничего не надо доказывать, награды и статус говорили сами за себя. Но для человека, которого называли едва ли не главным трудягой в составе великой команды Лобановского, это, разумеется, не было поводом снижать требования к себе.

Баль достаточно быстро адаптировался, благо его уровень знания английского языка позволял общаться с тренерами и партнерами, среди которых выделялись юные тогда Хаим Ревиво и Эйял Беркович, без особых проблем. Забавно, но иврит он выучит уже в следующей, более скромной команде, но об этом позже. Сложнее было с климатом и сотрудничеством с тренером команды, делавшим ставку не на коллективный футбол, к которому привык ветеран, а на индивидуальные качества атакующих игроков. В «Маккаби» Баль отыграл сезон-1990/91 годов, отметившись 4 голами в 28 матчах. Хороший показатель, но в клубе рассчитывали на большее - не стоит обсуждать реалистичность ожиданий, тем более, что претензии руководства касались других игроков, допустивших, что клуб стал лишь 5-м, продлив на тот момент 12-летнюю серию без чемпионских титулов.

Баль ушел в команду «Бней-Иегуда», где доказал, что в «Маккаби» поторопились расстаться с ним: два солидных сезона в качестве игрока основы, увенчанных серебряными медалями. Вот только именно «Маккаби» получил золотые медали в сезоне-1991/92, так что реванш удался не до конца. Впрочем, сам Баль тоже станет чемпионом страны, но только в 1994-м, в хайфском «Маккаби» и уже в статусе одного из тренеров команды. Дальше будет работа в Израиле (во время одного из сборов в этой стране «Динамо» он даже выступил переводчиком Лобановского), но это уже совсем другая история…

Дмитрий ЛИТВИНОВ