Ігор Скоба: «Найбільш злим був Олег Лужний, зухвалим - Валентин Белькевич»

Динамо Київ 18 Грудня, 23:08 1649
Ігор Скоба: «Найбільш злим був Олег Лужний, зухвалим - Валентин Белькевич»
Колишній динамівець Ігор Скоба розповів про Лобановського і «золоте покоління» «Динамо».

- Ваша первая встреча с Лобановским?

- Это было собеседование по окончанию чемпионата. Он каждого вызывал к себе. Меня тогда как раз брали под первую команду. Он каждому игроку говорил, чего не хватает, что нужно исправить. Я так переживал, что, вместо того чтоб смотреть ему в глаза, смотрел в пол (улыбается – прим. П.Т). Зато слушал я внимательно.

- Когда Лобановский приходил на матч Динамо-2, начиналось «рубилово»?

- Да, конечно,ведь каждый хотел показать, что он сильнее. Тогда конкуренция была очень высокой. Она и сейчас есть, но раньше она была куда серьезней.

- Самая необычная ситуация, связанная с Лобановским?

- Когда у основной команды были летние сборы в Ялте, он давал три дня, чтоб погулять. Выходных у игроков было очень мало, поэтому, через три дня команду просто не могли собрать (улыбается – прим. П.Т) Уже нужно было бегать тесты, тогда Лобановский вызывал нарушителей и говорит: «Может хватит, ребята?» Всем хотелось ещё по ночной Ялте погулять...

- Хорошо гуляли?

- Я тогда ещё молодой был. Нас с Лисицким взяли на сборы с основным составом впервые. Мы тогда просто были рядом со старшими, наблюдали, загорали, купались. У старших всегда была традиция: снимать большой корабль и все вместе: с жёнами, молодыми футболистами уходить на целый день в море.

- Раньше алкоголя в спорте было больше?

- Я даже не знаю. Тут вопрос в том, мешает тебе он, или нет. Есть люди, которым алкоголь мешает играть и показывать свою игру, а есть такие, которые после алкоголя умудрялись играть еще лучше. Из таких вот можно Рыкуна вспомнить. Он вообще мог в любом состоянии выходить на поле.

- Как относились к компьютерным тестам Лобановского?

- Лично мне они нравились. Я там хорошие результаты показывал. Многие ребята, особенно те, кто впервые проходили тест, копались там по пол-дня чтобы показать хорошую цифру. Задания были на реакцию, на мышление. Сейчас уже трудно детально вспомнить. Помню хорошо тест, где нужно пальцем кнопку а скорость жать. Нужно было максимальное количество раз за минуту по кнопке ударить. Кажется, Шевченко «выбивал» больше всех , после него был Несмачный.

- А этот тест действительно что-то может показать?

- Ну, знаешь, это не легко. Когда пальца уже не чувствуешь, судорога хватает и ты не знаешь что тебе делать.

Ещё мне нравилась установка перед игрой от Лобановского. Она была всего минут 5-7, не больше. Это очень мало. Все уже чётко знали, что делать. Лобановский приходил, у него на листочке был написан состав. Он его зачитывал и говорил пару слов по игре, все.

- Правда, что он мог так пошутить, что тренировки срывались?

- Насчёт шуток не помню. Мы слишком сильно его боялись и уважали.

- Как часто в то время молодой игрок мог позволить себе сходить в клуб?

- У нас вообще не было выходных. В Динамо, на то время, не было ни одного выходного. Выходным считалось, когда восстанавливаешься на базе. Такие вот полу-выходные были. Кто-то пивка попьёт, кто-то мог позволить себе больше.

- Какой автомобиль мог позволить себе молодой игрок?

- Никакой, наверное.

- Что, даже на Жигули не хватило бы?

- Нет. Нам очень мало платили. У всех молодых игроков тогда в контрактах была прописана сума в 1000$. На те времена это было не много и не мало, но на машину не хватало.

- С Леоненко в Динамо-2 не пересекались?

- Нет. Я пришёл в тот момент, когда он уже заканчивал с Динамо. Правда, тогда ходило много легенд о нем. Одну помню хорошо: стоит Леоненко, курит. Сабо к нему подходит, говорит: «Витя, штраф!», – тот сигарету не бросает. Сабо: «Витя, двойной штраф!»,– а тот дальше курит. Сабо: «Я не понял, Вить, ты меня что, не слышишь?» Тут Леоненко говорит: «Йожефович, я что не могу за большой штраф спокойно докурить сигарету?». Не знаю, как оно точно было, но с чужих слов – так.

- Когда был в Динамо-2, замечал как молодые игроки портились после того как их переводили в основной состав?

- Мне кажется, больше было плохих людей не среди футболистов, а среди их окружения. И как только они заканчивали свою карьеру, или переставали быть на виду, то и такие друзья пропадали. У меня таких много было, но уже давно не общаемся. То ли я с ними, то ли они со мной...

«Дедовщина, регби, грязные вещи»

- Дедовщина была в твоё время в Динамо?

- Нет, не было.

- Да ладно?

- При мне уже не было. А что ты подразумеваешь под дедовщиной? Отнести мячи на игру? Или помочь вещи вынести администратору? Это вполне нормально.

Говорили, раньше была реальная дедовщина. Слышал, что могли даже по лицу надавать за незабытый в пустые ворота мяч.

- Кто, по слухам, был самым злым?

- Мне кажется, самым злым был Олег Лужный. Он мог серьезно напихать молодым футболистам, но я не застал этого. Это только по слухам.

- Вы дедушкой стали ближе к Волыни?

- Да.

- Были злым дедом?

- Нет-нет. Злым я не был, но молодёжь прислушивалась.

- А была у вас команда, в которой присутствовала серьёзная дедовщина?

- В интернате. Нас строили, заставляли отжиматься после отбоя. Но это ещё ничего. С утра старшие выгоняли нас на стадион играть в регби, без правил, конечно же. Такая, хорошая зарядка. В общем, школу жизни серьезную там прошёл.

- А кто сейчас из тех ваших дедушек играет на серьёзном уровне?

- Моим старшим был Сергей Дидковский. Был такой футболист. Не знаю, где он сейчас. Он, кстати, ещё был добрым. Это вместе с ним были ребята, которые могли заставить и вещи грязные постирать. Кидают сумку, говорят: «Малые, чтоб завтра вещи были постираны».

- А покруче задания были?

- Как мне наши старшие рассказывали, их даже били в своё время. Там как в армии.

- Самая необычная ситуация после матча?

- Часто дрались в конце сезона, на поле во время тренировок. Это от того, что уже хотелось в отпуск и накопилось много негатива. Даже тренера говорили: «Дерутся – значит пора в отпуск».

- Кто из «золотого поколения» вёл себя наиболее вызывающе?

- Наверное, Валик Белькевич. Он всегда был немного сам по себе.

- Лобановский мог покричать на футболистов?

- Ему было достаточно посмотреть на футболиста, и уже не надо было кричать (улыбается – прим. П.Т).

- Бывало ли такое, что кто-то когда-то мог огрызнуться Валерию Васильевичу?

- Помню, как сейчас, Гавранчич очень злился, когда не попадал в состав. Но Валерию Васильевичу он, естественно, огрызнуться не мог. Он проявлял свою злость, когда выходил играть за Динамо-2.

- Ты был в заявке на матче Лиги Чемпионов?

- Да, но выходил на поле только один раз: с Левски, когда мы прошли в групповой этап. Это был 2002 год. И в заявке сидели с Сашей Алиевым в матче с Ювентусом, когда 0:5 пролетели, с Феенордом тоже был и со Спортингом.

- Футболку ни у кого после матча не брали?

- Нет. Мы тогда попали 0:5, Дель Пьеро нам несколько голов забил. Не до футболки было.

Тарас Панченко