Правила життя. Валерій Лобановський

Динамо Київ 7 Січня, 09:11 864
Правила життя. Валерій Лобановський
Football.ua і компанія Grants згадують культові цитати легенди українського і світового футболу, тренера Валерія Лобановського, який виростив цілу плеяду не менше іменитих футболістів.

О Лобановском пишут многое и с любовью. Футбол Валерия Васильевича выдержал испытание временем и сохраняет актуальность по сей день. Не удивительно, что множество тренеров черпали знания из уже легендарных записок. Ну а мы ознакомимся с философией и взглядами Мэтра.

Чтобы побеждать, всегда надо опережать свое время.

Нужна культура несогласия.

Время создаст перелом.

Самоограничения во всем – да.

Свобода – это, прежде всего, желание и возможность делать то, что не запрещено законом.

Очень важная задача – объединить людей.

Успех – категория весьма непостоянная.

Нужна самая «малость» – время, терпение и понимание.

Даже не состояние функциональных систем все решает, а состояние моральное.

Выйти из строя хотя бы частично, хотя бы на день – это значит уже отстать.

Отступление от принципов – беспринципность. По Далю, принцип – правило, основа, от которой не отступают.

Компромиссами дела не спасти: нужно пойти на риск сегодня, ибо завтра, может случиться, рисковать уже будет нечем.

Один шеф-повар располагает теми же продуктами, что и его коллега, а вот блюдо у него получается совершенно другое.

Актер не может опираться на титулы, звания, степени. Не может кичиться стажем и в будущем видеть себя в ореоле славы… Движение – это жизнь, покой – это смерть. К тем, кто способен на движение, театр относится взыскательно, но по-доброму. К другим, окаменевшим, омертвевшим, театр взыскателен, но суров.

Копировать заманчивые образцы, догонять кого-то — занятие бесперспективное. Опережать — вот вдохновляющий смысл работы.

Опрометчивое решение всегда принять легче. Труднее – разумное, оптимальное.

Без экспериментирования, риска, умения брать на себя всю полноту ответственности, не дожидаясь команды сверху, движение вперед немыслимо.

Я не волшебник и никогда на подобную роль не претендовал.

Я не признаю моды. Признаю только то, что рационально. В частности, для нашей команды.

Я отношу себя к категории людей, которые не любят признаваться в своей неправоте, но – с годами и опытом – стараюсь после совершения ошибки поступать таким образом, чтобы окружающим не составило труда убедиться в том, что я ошибался. Откровенность – наука трудная.

Я не знаю, что это такое – талант. Иногда ведь достаточно счастливого стечения обстоятельств, чтобы пришел успех – вот вам и «талант». Но искать, благодаря каким личным качествам, благодаря каким методам большой тренер систематически добивался успехов, – полезно.

Я – сторонник сдержанных оценок, будь то победы или неудачи.

Везение – следствие многих слагаемых, а отнюдь не абстрактное понятие.

Я считаю, что критиковать не только можно, но и нужно. И если критика конструктивна, если в ней есть какие-то разумные начала, то она идет только на пользу критикуемым.

Честно говоря, относился к футболу поначалу как к занятию, способному отвлечь от напряженной умственной работы.

Для меня прошлое — это прошлое. Я его принимаю в расчет только в качестве приобретенного опыта.

Будущее рождается сегодня.

С первых шагов принял это для себя как главную, самую первую заповедь. Стал приглядываться к игрокам, старался их понять, принять их такими, как они есть: их характеры, настроения, запросы, вникнуть в семейные и личные дела, копался порой даже в таких пустяках, которые, казалось бы, вовсе никакого отношения к футболу не имеют.

Тренера без игроков не бывает. Когда у тренера единое с футболистами понимание цели – только по максимуму!

Я остаюсь сторонником метода постепенности, разумной выдержки игроков в резерве.

В основу модельных характеристик игрока я в первую очередь заложил бы высокие морально-волевые качества, склонность футболиста к универсальности действий и потенциальные функциональные возможности. Далее все зависит от тренера.

Своими ощущениями я никогда ни с кем не делюсь. Пока хранишь их в себе — они сильны, стоит обсудить с кем-нибудь — охладил и себя, и собеседника.

Жизнь игрока футбольной команды мастеров аскетическая, сознательно избегающая малейших житейских соблазнов. И еще хочу добавить, что в футболе давно уже нет «естественного отбора», а есть подбор исполнителей, обладающих различными определенными природными качествами, развитыми постоянной тренировкой.

Оценивать игру команды нужно сквозь призму противодействия ее соперника.

Отсутствие жесткости, целенаправленности в работе приводит к гораздо худшим последствиям, нежели отсутствие очков, – команда становится средней, она довольствуется малым и счастливо себя при этом чувствует.

Нельзя требовать от футболиста того, что он не в состоянии выполнить. Надо либо приспосабливать новшество так, чтобы дарование игрока было наилучшим образом использовано, либо искать другого исполнителя, что мы и делаем в киевском Динамо. Это не рецепт, а принцип.

Интеллектуально игроки становятся с течением времени более развитыми, а значит – и более требовательными.

Умение рационально использовать свои физические и духовные возможности приходит только с накоплением опыта, со зрелостью.

Вообще, вопрос о резерве – один из самых сложных, на мой взгляд. Необходимо добиться такого положения, чтобы в команде (имеется в виду сборная) существовала конкуренция, чтобы практически на любую позицию в случае, скажем, травмы или же снижения к себе требовательности была равноценная замена и чтобы эта замена никоим образом не ухудшала игру.

В день матча необходима строжайшая концентрация профессиональной энергии. Есть нити, убежден, посредством которых она передается игрокам. Сколько раз ловил себя на том, что импульс адресатом получен: «передатчик» и «приемник» находились на одной волне.

Необходимо, чтобы каждый проникся идеей так, будто все это придумано им самим.

На тренировках мы не просто мяч катаем, а моделируем ситуации, которые возникают на поле в матчах.

Тратить время и средства на детальный, тщательный сбор информации выгодно – окупится сторицей.

Те, кто не ходит на стадион, не имеют права говорить о футболе.

Одна игра сборной стоит где-то 5-6 игр чемпионата. И примерно один год жизни.

Купить одну звезду, большую, заплатить ему большие деньги и он просто развалит коллектив.

В 1986 году выиграли Кубок кубков, а в 1987-м заняли 10 место в чемпионате СССР. Игроки снизили требовательность к себе. Они жили этими успехами. Вот почему в Манчестер Юнайтед запрещено говорить о том, что они выиграли Лигу чемпионов, даже шепотом! Иначе – штраф.

Спады в игре лишь на первый взгляд внезапны, на самом же деле в них нет ничего необъяснимого.

Причины неудач всегда конкретны, реальны, их можно определить. И это необходимо сделать, поскольку, разобравшись в конкретных обстоятельствах, дело можно поправить.

Вот это заранее запрограммированное умение менять характер тактических действий, гибкость стратегического мышления в ходе матча и есть, на мой взгляд, то новое в футболе, что окончательно утвердило давно известные принципиальные преимущества тотального футбола.

Решко, которому доставалось не меньше, как никто умел прятать боль и старался улыбаться, что выводило соперников из себя.

С миру по нитке – голому рубашка.

«Моя игра основана на простом принципе – всячески избегать ошибок и повышать надежность действий», – говорил швед Бйорн Борг, будучи лидером мирового тенниса.

А ведь слово «рационально» означает всего лишь «разумно».

Тренер — это творческая личность. А творческая личность имеет право на ошибку.

Поражением тренера я считаю только неспособность тренировать. Хочет человек, старается — не может. Это поражение. А проигрыш на футбольном поле — совсем другое дело. Проиграл — думай, докапывайся к причинам. Излишняя чувствительность вредит, а потому с годами я научился воспринимать проигрыш умом.

Тренер должен учиться всю жизнь. Если очерствел, перестал учиться — значит, перестал быть тренером. Время не обмануть. Акценты расставляет оно. И учит – тоже.

Тренер не может нравиться всей команде. Это аксиома.

Для себя я твердо усвоил с первых же дней: тренер должен свято помнить, не забывать ни на миг, что работает с людьми, которые в значительной степени делают из него тренера. А люди в отличие от роботов имеют душу, часто довольно ранимую, иногда – строптивую. Тренер, безусловно, должен досконально разбираться в футбольном деле, но это одна сторона медали. Другая – тренер обязан одинаково хорошо понимать и душу игры, и души людей.

Футбол, прежде всего, творческий процесс. А то, что он связан с деньгами, было понятно всем, кроме советской системы, которая хотела получать высокие результаты, ничего не вкладывая. Не бывает так.

В футболе нет атакующей и оборонительной игры. Должна быть гармония.

Игра направлена на то, чтобы достичь результата. Это самое главное в футболе. Потому что любая красивая игра и без результата никогда, в общем, не оставляет удовлетворения.

Футбол – профессия, а не состояние души, подверженной эмоциям.

Сейчас футболом правит результат.

Современный футбол – это игра скорости и фантазии.

Суть современного футбола – в создании численного превосходства на различных участках поля. И первейшее требование к игроку – как можно быстрее переходить от обороны к атаке, и наоборот.

Чем больше в команде универсалов, тем свободнее они пользуются всем разнообразием тактических приемов.

Коллективное осмысленное движение поставлено во главу угла в современном футболе. Игровой прямоугольник стал таким же доступным, как баскетболистам – баскетбольная площадка. Футболистам, подготовленным, естественно, как подобает, не составляет труда промчаться 50–60 метров вперед и столько же – назад. На поле не должно быть пассивных игроков. Общее движение. Ошибка должна быть моментально исправлена.

Формула успеха в большом футболе тоже давно в принципе известна: жесточайший отбор выносит на гребень только тех, кто обладает способностью к колоссальной концентрации душевных и физических сил в момент наивысших испытаний.

Чем больше футболисты будут помнить автоматических навыков действий в элементарных ситуациях, тем больше времени останется на импровизацию, которую мы всячески поощряем.

Каждая тактика хороша, если она приводит к желаемой цели.

Программа — не гарантия успеха, но дает гораздо больше шансов на него, нежели стихийные действия.

Причины неудач всегда конкретны, реальны, их можно определить. И это необходимо сделать, поскольку, разобравшись в конкретных обстоятельствах, дело можно поправить.