Правила життя. Сер Алекс Фергюсон

Світовий футбол 21 Січня, 19:36 632
Правила життя. Сер Алекс Фергюсон
Яскраві цитати великого шотландського тренера, який воістину зумів змінити уявлення про світовий футбол.

На сегодняшний день Манчестер Юнайтед переживает не самые лучшие времена – манкунианцы, имея в составе много звездных игроков, находятся лишь на пятой строчке английской Премьер-лиги. Критика в сторону ван Гаала весьма справедлива, так может ему не помешало бы, как и нам, снова ознакомиться с философией своего легендарного предшественника?

Мое происхождение много для меня значит. Гован — район Глазго, где живут трудяги. Нет ничего плохого в том, чтобы родиться в рабочей семье; наоборот, благодаря этому с детства привыкаешь к труду.

Умение тяжело трудиться — это также фантастическое качество. Это нелегко — упорно работать всю жизнь.

На сущность людей, родившихся на западе Шотландии, сильно влияет климат – сырой, унылый, очень суровый.

Где бы вы ни были, запомните, никто и никогда не постучит к вам в дверь и не даст вам денег просто так — вы должны заработать их.

В моем деле необходимо иметь крепкое сложение и здоровье, всегда быть подтянутым и энергичным. Мне с этим повезло, слава богу.

Я ставлю для себя цели и помимо футбольных, потому что иначе просто сошел бы с ума. В какой-то момент я перестал брать работу домой. Я покупаю скаковых лошадей, у меня появились другие интересы — вино, французский язык. А еще я пробую играть на фортепиано.

Я всегда сам принимал решения. Не знаю, откуда это во мне, но с самого детства я был организатором, всегда собирал команду. Мой отец был простым рабочим, умным, но совершенно обделенным лидерскими качествами, поэтому корни моего характера где-то в другом месте.

Я был так упорен в футболе, потому что не хотел опять идти в механики. Мой отец поставил условие, что у меня должна быть профессия, и я пять лет был подмастерьем механика, а потом год работал самостоятельно.

Я боготворил Скотта Саймона, моего тренера в Рейнджерс. Он никогда не критиковал своих игроков публично и с большим подозрением относился к прессе. Однажды, в очень туманный день, ему позвонил журналист и задал невинный вопрос: будет ли матч. Он ответил: «Без комментариев».

У молодых есть огромный плюс: они ничего не боятся. Мальчишкой я лазил на деревья за голубями, а теперь мне страшно выглянуть из окна пятого этажа. Посмотрите на Роналду и Руни — они играют без страха. Они говорят: дайте мне мяч, а остальное — моя забота.

Лучше всего мне работается в семь утра, пока все еще спят. Когда я впервые взялся за Манчестер, то вкалывал как одержимый. Я приходил на работу к семи часам и в девять вечера еще был там — смотрел, как тренируются молодые игроки.

Не позволяйте успеху вскружить вам голову. С тремя из своих лучших друзей я познакомился еще в яслях, и мы дружим вот уже шестьдесят лет.

Настоящий друг – это тот, кто приходит, когда все остальные уже надели пальто и торопятся к выходу.

Принимайте победу со смирением, а проигрыш — с достоинством.

Никогда нельзя думать, что ты лучший в своём деле. Высокомерие – не качество, а препятствие на пути к успеху.

Никогда не позволяйте успеху изменить вас — никто не уважает таких людей.

Главное – знать, на что ты способен, и верить в свои силы.

Настоящие чемпионы – это те, кто, проиграв один матч, в следующем выходят и доказывают, что чего-то стоят.

Футбол как индустрия зависит от успеха: нужно побеждать, чтобы выжить.

Нынешние футболисты считают, что принадлежат к рабочему классу, но это чепуха. При их-то колоссальных доходах! Но мне нравится, что они так думают.

Предложение Арсенала было сделано с условием, что я дам им ответ немедленно, но я не мог этого сделать, так как уезжал со сборной Шотландии на чемпионат мира в Мексике. Так что они решили, что дальнейшее продолжение переговоров бессмысленно. Чуть позже в этом же году я принял предложение Манчестер Юнайтед.

Это была настоящая привилегия – продолжить работу сэра Мэтта, потому что всё, что мне нужно было делать, это постараться соответствовать норме, которую он установил много лет назад.

Мой самый большой вызов состоит не в том, чтобы повлиять на то, что происходит сейчас. Мой самый большой вызов состоит в том, чтобы сбросить Ливерпуль с их гребанного насеста! Можете прямо так и напечатать!

Для того, чтобы Ливерпуль вернулся на тот же уровень, где пребываем мы и Манчестер Сити, им явно нужны были серьезные капиталовложения. Но их стадион по-прежнему не расширяется. Даже раздевалка остается такой же, как и 20 лет назад. Как по мне, им нужно восемь новичков, чтобы выйти на чемпионский стандарт.

Иногда тренер должен принимать самые непопулярные решения.

Я не читаю газет, зачем зря трепать нервы? На всех журналистов давит начальство, поэтому они так гоняются за сенсациями. Отчет о матче перестал быть репортажем — теперь это отзывы, цитаты и перечисление тренерских ошибок.

Нельзя жить сегодняшним днем. Футболисты стареют, уходят на покой или получают травмы, и команду приходится обновлять. Нынешний Юнайтед — уже шестой из тех, что я создал.

В Манчестере всем заправляю я — академией, резервами, покупками игроков. В Европе все по-другому: утром тренер работает с командой, но я понятия не имею, чем он занят после обеда.

В конце этого матча Кубок Чемпионов будет находиться всего в шести футах от нас, и мы даже не коснемся его, если проиграем. Многие из тех, кто находится рядом, могут никогда больше не подойти к нему так близко. Даже не думайте о том, что сможете сюда вернуться, если не сделали всего возможного, чтобы притронуться к нему!

Я не могу в это поверить! Я просто не могу в это поверить! Футбол! Чёртов ад! (после финала ЛЧ в Барселоне)

Иногда ради победы стоит рискнуть. Как-то раз мы проигрывали 0:1 Уимблдону в кубковом матче. Наш вратарь Питер Шмейхель побежал в их штрафную, защитники Брюс и Паллистер тоже, а сзади остался один Деннис Ирвин, ростом пять футов восемь дюймов, который должен быть держать Джона Фашану, шесть футов три дюйма. Правда, мы все равно проиграли.

Я невероятно талантливый парень! Я, наверное, мог бы стать классным художником или что-нибудь вроде этого.

Когда мои футболисты проигрывают, они ведут себя спокойно — никаких спектаклей, никаких дурацких выходок.

Я тренировал игроков Ист Стерлингшир, получавших шесть фунтов в неделю, и зарабатывал 80 миллионов на продаже Криштиану Роналду в Реал Мадрид. Игроки моего Сент-Миррена получали 15 фунтов в неделю и летом вынуждены были подрабатывать вне футбола. В Абердине наш председатель Дик Дональд установил максимальный размер гонорара для игроков основы в 200 фунтов в неделю. Таким образом, разбежка в заработках футболистов за время моей работы составляла от шести фунтов в неделю до шести миллионов в год.

Не имеет значения, кто уходит из этой команды — главное, что имя Манчестер Юнайтед никуда отсюда не уйдет.

Я хорошо помню момент, когда в первый раз встретился с Гиггзом. Ему было 13 лет, и он носился по полю как кокер-спаниэль, который увидел фантик на ветру.

Дэвид [Бекхэм] был единственным моим подопечным, который предпочел славу, поставил цель стать знаменитым вне мира футбола. Близок к этому был и Уэйн Руни, которого мечтала поглотить поп-индустрия.

Просто заклей ему эту гребанную бровь!

Я всегда говорю, что когда игрок достигает пика формы, ему кажется, что он может покорить Эверест в своих домашних тапочках. (О Поле Инсе)

Если бы он был хотя бы на дюйм выше, он был бы лучшим центральным защитником Англии. При этом его отец ростом под 190 сантиметров! Думаю, тут впору проверить местного молочника. (О Гари Невилле)

Пиппо родился в офсайде!

Я не собираюсь вести с вами эти гребанные разговоры! Он охрененный игрок! А вы кучка долбанных идиотов! (О Хуане Себастьяне Вероне)

Для меня Лампард — великолепный слуга для Челси, но я не воспринимаю его, как элитного игрока на уровне сборных. И я один из немногих, кто не считает Джеррарда топ-игроком.

Месси не с нашей планеты.

Британского футбола больше не существует. Сейчас нет команд вроде Уимблдона, которые просто гнали бы мяч вперед. Мы научились кое-чему у Венгера, Улье, Бенитеса, теперь вот учимся у Моуриньо, и это хорошо, качество игры стало намного выше.

Челси теряет очки настолько же редко, насколько кошки выпрыгивают в окно. Но вы же знаете кошек, иногда они могут больше не вернуться домой.

Моуриньо выиграл больше, чем я в его возрасте, но я не трачу время на то, чтобы сравнивать себя с кем бы то ни было.

В следующий раз, когда Моуриньо появился на Олд Траффорд, он принес бутылку своего вина Barca-Velha, и это превратилось в традицию. Вино в Челси было ужасным, чего я никогда не мог понять. Однажды я сказал Абрамовичу: «Это же растворитель». На следующей неделе он прислал мне ящик Tignanello.

Конечно, он был полон эмоций и называл меня «Босс» и «Великий Человек» когда мы встречались за бутылкой вина после матча. Но лучше бы все эти слова он сказал мне уже после того, как мы выпили по паре бокалов, а так всё это заставляло меня только краснеть.

Мое более мягкое отношение к Арсену в последние годы отражает суть игроков, которых он привел в клуб. Самир Насри стал доступным — он его подписал. Росицки стал доступным — Арсен забрал и его, потому что это его тип игроков. Та же история с Аршавиным, который перешел к нему. Когда покупаешь много подобных футболистов, они почти всегда играют, как клоны.

Вероятно нас таких всего двое. Думаю, когда-нибудь мы вместе уйдем навстречу рассвету. (О Венгере)

Венгер у нас интеллигент, да? Говорит на пяти языках. Да у меня есть 15-летний парень из Кот-д’Ивуара, который говорит на пяти языках.

Шесть лет без трофеев? Я бы этого не допустил.

Порой бывает, что у вас шумные соседи, и вы ничего не можете с этим поделать. Они всегда будут шумными. Так что нужно просто включить телевизор и сделать звук погромче. (О Манчестер Сити)

Это был худший день и в моей личной истории, и в истории клуба. Не помню, чтобы я проигрывал со счетом 1:6, когда был футболистом. Я просто убит. Не могу поверить в это.

Ситуация была напряженной – время поскрипеть задницей по стулу, как я это называю.

Среди наших болельщиков есть люди, которые приехали сюда насладиться пейзажем и прекрасным вкусом своих чипсов. Трибуны сегодня были просто мертвые! Всё это больше походило на похороны.

Можете не беспокоиться – вы уйдете на пенсию раньше, чем я.

Выход на пенсию — это удел молодых. Они ещё найдут себе занятие. Я для этого слишком стар, ведь мне просто нечем будет заняться.

Некоторые тренеры седеют, а то и лысеют одним махом. Я седел очень долго.

Вы только посмотрите на меня – я будто помолодел лет на 10. Эти пилюли творят чудеса! (о двадцатом чемпионстве)