Як китайці захоплюють трансферний ринок

Світовий футбол 30 Січня, 16:00 409
Як китайці захоплюють трансферний ринок
Цієї зими клуби з Піднебесної активно купують відомих і дорогих футболістів. Мимоволі виникає питання: а що, власне, відбувається?

В 2004-м году форвард белорусской сборной Николай Рындюк удивил всех, выбрав наиболее предпочтительным вариантом продолжения карьеры далекий и слабо известный в футбольном плане Китай. Год спустя он стал лидером «Гуанчжоу Эвергранд», в 19 матчах забил 15 голов и превратился в любимца местной публики.

В том же году «Шанхай Шэньхуа», ведомый небезызвестным Валерием Непомнящим – еще одним любителем экзотического футбола – взял серебряные медали Суперлиги. Лидером той команды был гондурасский нападающий Сауль Мартинес, не сыгравший в Европе ни одного матча.

Десять лет спустя «Гуанчжоу Эвергранд» выигрывает Азиатскую Лигу чемпионов и играет на КЧМ против «Барселоны», а болельщики «Шанхай Шэньхуа» смеются над временами Мартинеса, глядя на состав своего клуба: Демба Ба, Тим Кэхилл, Мохаммед Сиссоко и вот теперь – Фредди Гуарин. Шестая команда Суперлиги отвалила за колумбийца 13 миллионов евро, но этот трансфер не вошел и в тройку самых дорогих зимних покупок клубов Поднебесной. Выше – восемнадцатимиллионные переходы Элкесона («Гуанчжоу Эвергранд» - «Шанхай Теллэйс») и Жервиньо («Рома» - «Хэбэй Чжунцзи»), а вне конкуренции – трансфер Рамиреса за 28 миллионов евро из «Челси» в «Цзянсу Сайнти».. Пятерку самых дорогих покупок зимы дополнил клуб второго китайского дивизиона «Тяньцзинь Суньцзян», который выкупил у «Сантоса» технаря Жеуванио за 11 миллионов евро.

Откуда у китайских середняков такие деньги? Люди с опытом проживания в восточноевропейских странах, уверен, уже нарисовали себе великолепную в своей простоте схему – распил денег с последующим выводом валюты за рубеж. Но все далеко не так банально.

За подобные проделки в Китае предусмотрена высшая мера наказания – смертная казнь через расстрел. А в коммунистических странах никогда не было дефицита в пулях: «расхититель государственной собственности» – и вся недолга. Никакие деньги не спасут.

Вот вам первый урок истории 20-го века: идеология – самое страшное оружие. Наличие сносной общегосударственной идеи способно превратить миллионы людей в послушную серую массу. А спорт – один из важнейших инструментов идеологической пропаганды. Правильная подача международных достижений способна укрепить в сознании миллионов граждан веру в растущее величие государства. Для китайцев, испокон веков называвших «варварскими» все страны, кроме собственной – отнюдь не пустая деталь.

Получив право проведения Олимпийских игр в Пекине, китайские власти предельно стимулировали развитие спорта в стране, грамотно рассмотрев всемирный форум как выставку достижений народной республики. Результат известен: олимпийцы Поднебесной стали первыми в общем медальном зачете, выиграв более полусотни соревнований.

Но даже Олимпиада – ничто по сравнению с популярностью футбола. Того вида спорта, где у китайцев ладится почти так же плохо, как в хоккее. Соответственно, меры были приняты на самом высоком уровне.

Октябрьское заседание Государственного совета Китая в 2014 году приняло план ускоренного развития спорта. Компании, инвестирующие в спортклубы, получили привилегии, в числе которых – восьмикратное снижение налога на прибыль. С 25 до 3%.

Естественно, что крупнейшие корпорации начали вкладывать в спорт большие деньги, абсолютно ничего не теряя. Простой пример. Ежегодная выручка Greenland Group (владельцы «Шанхай Шэньхуа») составляет 42,5 миллиарда долларов. Инвестируя в спорт, они платят вместо 10,6 миллиардов налогов – 1,27 миллиарда. Профит – более девяти миллиардов.

Таким образом, шестая команда Китая может предложить за Месси, Роналду или Неймара немыслимые два-три миллиарда долларов – и все равно останется в огромном плюсе.

Клубами Суперлиги владеют крупные и успешные корпорации, способные перебить предложение любого европейского клуба. Почему большинство инвесторов выбрали футбол? Сказался простой расчет – это любимый вид спорта Си Цзиньпина. Выгодно подмажешь – далеко уедешь.

Почему китайские клубы делают упор на бразильцев и африканцев? Пять-десять лет назад в Суперлиге на ведущих ролях были бывшие югославы. Одно время в трансферной политике «Гуанчжоу Эвергранд» преобладал итальянский вектор. Но игроки из этих стран – умелые, мастеровитые и командные игроки. Для Китая с его тысячелетиями складывавшимся коллективизмом такой вариант не совсем приемлем – такие футболисты не могут дать местному чемпионату ничего принципиально нового. Повысить уровень могут, а изменить сам футбол – нет.

Иное дело – игроки из Африки и Бразилии. Робиньо, Жервиньо, Элкесон, Гаурин, Жеуванио… Все – ярко выраженные индивидуалисты, технари, любители повозиться с мячом.

Возможность китайцев выложить любую сумму за любого игрока пугает. И в связи с этим для европейского футбола огромным благом является зацикленность китайцев на себе. Их не интересует превращение Суперлиги в напичканную легионерами надлигу, схожую с НХЛ или НБА. Китайцев интересует развитие собственной сборной. Громкие трансферы футболистов – надежда на то, что в командах с яркими легионерами китайская молодежь разовьется в конкурентоспособных на мировом уровне игроков.

Поэтому в Поднебесной всегда будет действовать лимит на легионеров. Лимит, спасительный для европейского футбола. А если его отменят – что ж, придет пора искать трансляции китайской Суперлиги.