Про полковника всі пишуть

Динамо Київ 2 Квітня, 16:16 579
Про полковника всі пишуть
Football.ua і компанія Renault згадують віхи кар'єри легенди світового футболу Валерія Лобановського, з ім'ям якого пов'язані найбільші успіхи київського «Динамо».

Однажды после тренировки динамовского дубля Валерий Лобановский, который недавно пошел на повышение из киевской Футбольной школы мастерства, приложился к бутылке с минеральной водой и так, что не мог от нее оторваться. Пока не выпил – не остановился. Наставник Олег Ошенков сделал честолюбивому дублеру замечание: «Валера, да ты, как посмотрю, настоящий водохлеб. Не увлекайся употреблением жидкости – тренировка впрок не пойдет». На это 19-летний Валерий отреагировал так, что оставил тренера с разинутым ртом: «Олег Александрович, это при царе Горохе так считали. А я вот читал статью спортивного врача из Франции. Он утверждает, что после интенсивной нагрузки организму просто необходимо пополнить запасы жидкости. Они еще и таблетки специальные для восстановления солевого баланса принимают».

Валерий Лобановский даже во время своей карьеры футболиста уже был играющим тренером и всегда следил за новинками периодики, которые могли улучшить его физическую форму и помочь выйти на высший уровень. Сейчас действительно о полковнике все пишут. Правда, эти фолианты в основном затрагивают его более известную сторону – тренерскую. При этом Лобановский-игрок остается немного в тени, хотя он был хорошим футболистом, который выделялся на поле в первую очередь благодаря своей технике и нестандартным решениям, а отнюдь не огненной шевелюре.

В послевоенном Киеве у мальчишек было очень мало забав. Наиболее популярными являлись – игра в войну, в которой как правило нашим противостояли «фашисты», и футбол, который стал одним из немногих зрелищ измученного войной народа. Валера сделал свой выбор в пользу кожаного мяча еще в дошкольном возрасте. Тогда и начался его роман с игрой, который длился всю жизнь. И он мог вслед за Биллом Шенкли повторить: «Некоторые думают, что футбол — это дело жизни и смерти; я совершенно разочарован их позицией. Готов уверить вас в том, что футбол намного, намного важнее». Хотя тогда, во время дворовых баталий, Лобановский конечно не поверил бы, если бы ему кто-то сказал, что он станет профессиональным футболистом. Ну, что это за такая профессия «футболист»? Правда он недооценил то, что от игры может быть зависимость, и насколько страсть к футболу повлияет на него.

Несмотря на свое хрупкое телосложение, Лобановский был на голову выше своих сверстников не только в прямом значении, но и по техническим навыкам. И очень скоро Валере надоело «тренироваться на кошках» – побеждать однокашников, и он начал играть со старшими ребятами. Увлечение футболом создавало некоторые трудности близким Валерия.

Обувь на нем горела, мячи он разбивал в клочья, доски на заборе, превращавшемся в импровизированные «ворота», после его ударов отлетали. Старший брат Валерия Лобановского, Евгений, латал забор, а мама, Александра Максимовна, занимавшаяся семьей домохозяйка, грозила, что футбольный мяч порежет на мелкие кусочки, а превращенные в бутсы ботинки сожжет в печке. Эти угрозы не действовали на Валерия. Даже в те юные времена Лобановского было трудно в чем-то переубедить. К тому же Валера очень хорошо учился в школе, много читал и развивался, как личность. Он все успевал. Валерий умел ценить время. Вот как об этом вспоминает один из его одноклассников Жорж Тимошенко: «Его день был расписан по минутам. К жесткому порядку он приучал и нас. После уроков мы шли в поселок монтажников, в наш яр, где играли в футбол. Ставили ворота из кирпичей и портфелей и… Но гоняли мы мяч только два часа, потом шли к Валентину Коваленко (брату будущей супруги Валерия) обедать. Валера очень любил жареную картошку. Потом шли к Лобановским пить клюквенный морс».

Поначалу Валера мечтал стать шофером, а потом не без помощи родителей передумал и решил все-таки пойти в инженеры. Но он просчитался, и со временем понял, что уже не может жить без футбола. И родители тоже махнули рукой на счастливое будущее сына. Может быть, из Лобановского получился бы хороший водитель или гениальный инженер? Кто его знает. Тут футбол сыграл на опережение. Валера мог все свободное время проводить в обществе кожаного, а за баранку из-за малолетства ему было еще рано. Так Лобановский стал футболистом и тем, кто по-настоящему изменил игру миллионов. Хотя его жизненный путь являлся всего лишь небольшим шагом, но для футбола он стал очень большим скачком.

Первый наставник Лобановского Михаил Корсунский так отзывался о своем подопечном:

«У этого мальчика – есть буквально все, чтобы стать выдающимся центрфорвардом: быстрый ум, редкий глазомер, поразительная для его высокого роста ловкость и координация движений, мощный накатистый бег, отличная прыгучесть, комбинационный дар, трудолюбие, смелость, точность ударов и передач, филигранная техника и тонкий дриблинг. Уложить его на газон можно только ударами по ногам сзади».

После детско-юношеской школы Валерий продолжил повышать свой уровень в Футбольной школе мастерства. А в 1957 году студент КПИ Лобановский уже числился в дубле Динамо. Через два года Валерий застолбил за собой место в старте бело-синих. Тогда же он вынужден был пойти налево. Раньше Валерий играл на культовой в послевоенном советском футболе позиции – центрфорварда (Григорий Федотов, Всеволод Бобров – были настоящими кумирами публики). Но Вячеслав Соловьев видел его на левом фланге. ВВЛ появился в составе бело-синих в очень трудные времена. После первого круга команда оказалась на непривычном … последнем месте, и пропасть первой лиги была очень близка. Тогда и было решено сделать ставку на молодежь, и она не подвела. Кроме смены позиции в 1959 году Валерий решился еще на один перевод, который очень не понравился родителям – с дневной формы обучения в КПИ на заочную.

Столичные болельщики начали ходить на Лобана еще в те времена, корда он играл в дубле. Ртутного Валерия не могла сдержать никакая оборона. Против него часто играли двое, а то и трое защитников соперника. (Со временем Лобановский, уже в качестве тренера, вспомнив о том, как было ему непросто на футбольном поле противостоять многочисленным игрокам соперника, начал применять коллективный отбор, который стал одним из козырей Динамо). Поначалу для Валерия главным было обыграть как можно больше соперников, а не забить гол или отдать пас. Такая манера игры нравилась болельщикам, но не партнерам, которые часто откровенно игнорировали Подсолнуха. И тогда киевская торсида заводилась: «Мяч – Лобану». В итоговой таблице чемпионата СССР 1959 года, в первую очередь благодаря молодой поросли, Динамо поднялось с последнего на 7-е место.

Одним из символов столицы Украины является каштан. В конце 50-х начале 1960-х годов еще одной из визитных карточек киевлян стал еще один представитель мира растений – Подсолнух, который в свою очередь приводил болельщиков в экстаз, благодаря «сухому листу». Когда осенью киевляне прогуливались в многочисленных парках, то они часто вспоминали Лобановского. Ведь смотря на то, как парил желтый лист, болельщики в первую очередь представляли перед глазами очередной шедевральный удар Лобановского. Сухой лист стал следствием сложной, даже адской работы. Валерий был буквально одержим желанием отточить свою «фишку». Лобановский часами отрабатывал удар, пока главные воздушные киевские асы Олег Базилевич и Виктор Каневский не начинали кричать: «Все хорош». Тогда Валерий находил юнцов, которые считали за честь потренироваться с самим Лобаном. Потом они уставали, и тренер тоже хотел прекратить эту «экзекуцию». Валерий отвечал: «я уже заканчиваю – еще несколько подач». Но потом продолжал репетировать удар, а когда уже не оставалось добровольных подносчиков снарядов, сам бежал за мячом и подавал, подавал…

В сезоне 1960 года киевляне повторили высшее на тот момент достижение клуба – заняли второе место. А Лобановский вошел в список 33 лучших игроков СССР. Через год динамовцы сотворили историю – забрали у москвичей то, что, казалось, будет у них в вечном владении. С первого чемпионата СССР триумфаторами первенства неизменно становились команды из столицы одной шестой суши. А в 1961 году динамовцы сделали характерный для этого года настоящий космический прорыв, в первый, но далеко не в последний раз украсив свои шеи золотыми медалями. Валерий снова вошел в список топ-игроков Союза. Потом начался спад, а киевское начальство затеяло тренерскую чехарду. В 1963 году бело-синие вытянули свой счастливый билет – команду возглавил лучший тренер в истории Динамо до Лобановского – Виктор Маслов.

Этот приход стал началом конца в составе столичного клуба для Валерия. Дед (прозвище Маслова) создавал команду пахарей, и технари, которые не очень–то хотели таскать рояль, были ему не нужны. Также ему не нравилось, то, что Лобановский вступал в постоянные споры с наставником. К тому же Подсолнух часто отказывался от такого способа сближения коллектива, который иногда использовал Маслов, как коллективное распитие водки. Дед считал, что пусть лучше пьют под присмотром, чем на стороне. Со временем Лобановский признал правоту Маслова и согласился с тем, что в том споре игрока и тренера – наставник был прав.

Валерий не полностью реализовал себя в киевском Динамо, как игрок. Но потом он сторицей возвратил то, что не успел дать родному клубу, уже в качестве тренера. В произведении Габриэля Гарсии Маркеса «Полковнику никто не пишет» есть такие слова: «Мы стали слишком взрослыми, чтобы верить в приход Мессии». Но во времена Руины украинского футбола мы ждали прихода нашего полковника и верили, что вот явится он и все изменится. И Динамо снова будет нагонять страх на всю Европу... И он вернулся, и все поменялось. Тогда хотелось в немного измененном виде процитировать Александра Поупа:

Был этот мир извечной тьмой окутан
«Да будет свет!...
И вот явился Лобановский

И действительно, мрак, окутавший футбольную Украину, рассеялся с приходом Лобановского и произошла прекрасная метаморфоза. А как могло быть по другому? Ведь ВВЛ это – Подсолнух, а он – солнечный цветок. В первую очередь Мэтр поменял психологию игроков, и когда он говорил футболистам о том, что они обязаны обыграть такую посредственную команду, как Барселона, они ни капельки в этом не сомневались. Потому что так же, как бойцовский петух из вышеупомянутого произведения колумбийского писателя, киевляне просто не могли проиграть.

Можно долго перечислять все титулы, которые Лобановский выиграл как тренер, но намного более ценным является то, что в первую очередь благодаря ему футбольная столица СССР переехала из Москвы в Киев. Мы так и не узнаем, смог ли бы ВВЛ успешно работать в нынешних реалиях, так как он был частью той советской системы. Он отдавал всего себя игре и требовал того же от подопечных. И буквально сгорел на тренерской скамье, как подсолнух под лучами палящего солнца. Уже более 13 лет с нами нет ВВЛ, но мы помним о нем и с уверенностью можно сказать, что, несмотря на то, что уже не верим в чудеса, мы продолжаем надеяться на приход Мессии, который продолжит дело Лобановского.

Знаете ли Вы, что?

- В детстве любимыми книгами Лобановского были «Айвенго» Вальтера Скотта и «Человек-невидимка» Герберта Уэллса.

- Валерий Васильевич прекрасно танцевал, добившись особенных успехов в танго и вальсе.

- Школу Валерий окончил с серебряной медалью, а затем столь же успешно — Политехнический институт.

- Лобановский творил свой «сухой лист» не только на тренировках, но еще и на бумаге делал чертежи, стараясь рассчитать оптимальную силу и направление удара. Тут ему явно пригодилась профессия инженера.

- Он забил 9 мячей непосредственно после удара с углового.

- С Лобановским было невероятно интересно общаться не только на тему футбола. Он обладал удивительными энциклопедическими знаниями во многих сферах, начиная с политики и заканчивая культурой и искусством.

- Существует версия о том, что Лобановский ушел из Динамо со скандалом. Якобы на заявление Деда после игры с Шинником о том, что в команде играет один Серебряников, Лобановский отреагировал броском бутс об стенку.

- Валерию Васильевичу удалось вывести Днепр в вышку только на третий год. Хотя подъем мог состояться намного раньше. Финальная игра против Спартака из Орджоникидзе (теперь –Владивказ) – мутная история. На Кавказе всегда водились деньги и игроков Днепра будто бы купили. Косвенным подтверждением дачи взятки является то, что на следующий сезон ВВЛ распрощался с половиной команды.

- Поначалу физические нагрузки от Лобановского были приняты динамовцами в штыки. А Олег Блохин бросил в сердцах: «Все, надоело, ухожу – пусть Лобановский на других свои эксперименты ставит!»

- ВВЛ внес очень большой вклад в «любовь» между Динамо и Спартаком. «Красно-белые», которые стояли в 1976 году на вылет из высшей лиги, могли зацепиться за «вышку» в случае ничьей в матче с киевлянами. Столичные функционеры всячески увещевали динамовцев не упираться и подарить спартаковцам вожделенное очко. Лобановский же на установке был лаконичен: «Значит, нам часто ставят в пример «спартаковский» футбол с его стеночками и забеганиями. Я прошу вас показать сегодня, чей футбол лучше и эффективнее». Киевляне блестяще провели тот матч, уверенно победив 3:1 отправив Спартак в первую лигу.

- Лобановский очень скрупулезно подходил к каждой игре. На предматчевой установке он коротко представлял команду, против которой в тот день приходилось играть, давал короткую характеристику ее тактическим построениям, сильным и слабым сторонам отдельных игроков. У ВВЛ было самое полное досье в Советском Союзе на каждого игрока команды-соперника. И это в те времена, да еще и по другую сторону железного занавеса! Чтобы увидеть, например, матчи чемпионата Нидерландов, Лобановский возил команду на Центральное телевидение Украины – там, в здании на Крещатике, можно было иногда посмотреть телетрансляцию по закрытому спутниковому каналу. По заказу Лобановского ему из-за границы привозили все футбольные журналы, которые только можно было достать. Из Ужгорода, где проблема приема «буржуазных» телепередач не стояла так остро из-за близости государственной границы, Валерию Васильевичу слали сумки с видеокассетами, на которых были записаны игры европейских чемпионатов.

- Перед матчем с Баварией в 1975 году ВВЛ давал следующие рекомендации Решко, который должен был накрыть самого Бомбардира нации: «Стефан, он вообще не бегает, он из ничего забивает! Повторяй все его движения! Не давай ему шага ступить! Стань его тенью! Он на скамейку – и ты на скамейку!».

- Лобановский о трудностях своей профессии. «Иногда хочется бросить все и пойти работать библиотекарем. Вычитал где-то, что ученые исследовали зависимость стрессов в жизни человека от рода его деятельности, и выяснилось, что профессия библиотекаря – наименее опасная (по девятибалльной оценочной системе она в конце таблицы – 2,0). Футбольные же тренеры входят в «лидирующую группу» вместе с шахтерами, полицейскими, журналистами, рабочими-машиностроителями и пилотами гражданской авиации».

- ВВЛ о том, как он стал «маятником»: «Эмоции обычно стараюсь держать при себе. Это привело к «эффекту маятника»: раскачиваюсь взад-вперед. Однажды в Ереване, там козырек плексигласовый над скамейкой запасных, кто-то бросил камень с трибуны, я в этот момент качнулся – и камень угодил мне в голову. Олег Базилевич в перерыве, когда доктор ликвидировал последствия травмы, заметил: «Говорил же я тебе: раскачивайся не взад-вперед, а слева направо».

- Несмотря на устоявшуюся репутацию грозного Железного Полковника, ВВЛ любил пошутить: «Ну зачем вам, ребята, торопиться домой? – не без иронии спрашивал Лобановский своих футболистов, когда автобус увозил команду со стадиона на базу. – Да, вы молодцы, сегодня выиграли и показали хорошую игру. Но зачем так торопиться домой? Вы отдали все силы на поле, едва дышите, да вы просто опозоритесь ночью перед своими женами и подругами. Значит, лучше спокойно переночуете на базе, утром потренируетесь и потом, пожалуйста, поедете домой к родным…»

- В конце 80-х Валерий Лобановский баллотировался в депутаты, однако потерпел неудачу на выборах.

- Лобановский упоминал о том, что, работая в Эмиратах, он получал по контракту двадцать четыре тысячи долларов в месяц (т. е. почти триста тысяч в год).

- Две игры, какие ВВЛ так и не смог забыть до конца жизни «Два матча у меня были, когда я так и не понял – что же произошло? Мы должны были обыгрывать Бельгию на чемпионате мира в 86-м мы обязаны были побеждать Баварию в 99-м! Более того, во втором случае мы были очень близки к этому, но собственные грубейшие ошибки нам помешали…»

- Накануне матчей плей-офф против Германии в 2001 году «Sport Bild» опубликовал статью «Человек, перед которым дрожит вся футбольная Германия!» в ней он пугал немецких болельщиков Лобановским. «Дважды в течение одного месяца наши любители футбола получат возможность увидеть воочию одного из лучших тренеров мира – Валерия Лобановского! Человека, который, на первый взгляд, не обладает темпераментом, однако достиг в футболе настолько многого, что не может не вызывать уважения. Типичный Лобановский – усталый взгляд и усталые глаза, которые видят всё. Свежесть духа и острота мышления… В мире практически нет тренеров с подобным Лобановскому ореолом таинственности. Улыбка? Никто ее не видел. Крик? Тоже отсутствует… Конечно, Лобановский не всегда молчит. В перерыве матча, он, как правило, приходит в раздевалку через две-три минуты после всех игроков. Он становится в угол раздевалки и начинает говорить. В комнате сразу тишина. Даже мухи перестают летать. Каждый слушает его. Ты полностью концентрируешься на том, что тебе говорят, и веришь каждому услышанному слову. Он делает все правильно, его голова принимает инстинктивно верные решения».

- Лобановский любил модную одежду. Уже вернувшись из Кувейта, он поспорил с Пузачем, что в течение целого месяца будет приходить на работу в новом облачении. И он выиграл пари. Лобановский всегда был аккуратно выбрит, подтянут, а извечные спортивный костюм и кроссовки (или туфли на два размера больше, чем надо) в последние годы объяснялись еще и тем, что тренер мучительно страдал от псориаза (хроническое раздражение кожи).


О нем говорят:

Кристоф Даум: «Лобановский – лучший тренер мира. Я многому у него научился. Помню, во время европейского чемпионата 1988 года прорывался на тренировки руководимой им сборной СССР и записывал в блокнот все, что делал советский тренер».

Сергей Ребров: «С ним мы стали работать, как черти. Но не потому, что хотели ему просто понравиться и не потерять место в составе, а прежде всего потому, что Лобановский очень быстро обратил нас в свою футбольную веру. Удивительно, но при всех прежних динамовских тренерах я так выкладываться не мог. Мне оказалось достаточно одного присутствия Лобановского у кромки поля. Это было похоже на какое-то волшебство: ловишь на себе его взгляд со скамейки – и продолжаешь бежать, даже если сил совсем не осталось».


Мэтр говорит:

«Домашних дней рождения не припомню. А подарки получаю регулярно. На этот раз, если не ошибаюсь, на 6 января предусмотрены три тренировки...»

«Тренер должен учиться всю жизнь, — говорил Лобановский. — Если зачерствел, перестал учиться, — значит, перестал быть тренером. Время не обмануть. Акценты расставляет оно. И учит — тоже».

«У нас дочь. А сын… Сына мы в футбол проиграли…»

«Для меня существует только одна травма – перелом. Желательно открытый, чтобы я мог видеть». И с присущим ему юмором добавлял: «От тренировки футболиста могу освободить только при наличии справки. Из морга».