Іван Яремчук: «Заробив гроші і все програв. Залишився голий як бубон»

Динамо Київ 2 Травня, 11:45 697
Іван Яремчук: «Заробив гроші і все програв. Залишився голий як бубон»
Екс-півзахисник «Динамо» Іван Яремчук розповів про складні та цікаві сторінки своєї біографії

От переезда в Германию вы сильно выиграли в материальном плане?

— Зарплата у меня была очень хорошая. Но я не распорядился этими деньгами. Я человек азартный, связался с игорными заведениями. Как-то я вместе с эмигрантами-евреями сходил в казино. В первый раз выиграл две тысячи марок, подумал, что это хорошая добавка к зарплате. И вот так я начал ходить в казино. Чем дальше, тем больше засасывало. Нужно было бросать, но я не любил проигрывать. Наверное, все потому, что был холостой. Не было семьи, не было ответственности, не было детей. Вот ради них я бы мог это все прекратить. Но в итоге я проиграл все. Заработал деньги и все проиграл. Остался гол как сокол. Я не хвастаюсь. Это плохое качество. Но тем не менее, это уже произошло.

Давно уже не играете?

— В казино — давно. Да и особо не поиграешь сейчас. Разве что в подпольном. Их много по Киеву, и на это закрывают глаза.

После чемпионата СССР, постоянных игр в еврокубках вторая бундеслига. Сильно отличался уровень?

— На самом деле уровень был неплохой. Понятно, что это не «Бавария», и даже не первая бундеслига. Но мы с той же самой «Гертой», которая играла в первой бундеслиге, соперничали на равных. Я как раз в «Герту» потом и перешел.

Бернд Штанге вас позвал?

— Да. Он в то время следил за киевским «Динамо», да и вообще за советским футболом, для него Лобановский был авторитетом. Он делал записи о каждом игроке, который ему был интересен. Я перешел в «Герту», и на первой же тренировке на «Олимпиаштадионе» сразу порвал связку. После этого мой этап в Германии закончился.

Дальше был Израиль. И скандал, когда вас депортировали...

— Неприятная ситуация. Лучше о ней и не вспоминать. Если бы не этот случай, я бы мог получить приз лучшего легионера чемпионата Израиля. Как раз был такой регламент, что могли играть три иностранца в команде. На одних сборах проводили спарринг с «Шахтером» и обыграли его — 6:0. Не помню, кто тогда играл за «Шахтер», разве что назову Орбу и Матвеева. Мог спокойно и дальше выступать в Израиле, страна хорошая, теплая. С президентом клуба были хорошие отношения. Получил квартиру, а через сто метров жил он. Ходили друг к другу в гости. Ну что сказать, начудил я. Вот и все.

Помимо этого, вы еще поиграли в Чехии, России и Казахстане. Какие-то интересные истории есть?

— Вы же понимаете, что там я уже доигрывал. Все, что было после киевского «Динамо» — это уже завершение карьеры. Цепляешься, чтобы хоть где-то играть, продлить футбольный век, заработать.

Вы также успели поучаствовать в конце девяностых в чемпионате Украины...

— Я был на сборах в «Днепре», сыграл в спарринге, и на этом матче, как раз присутствовал Пожечевский, тренер «Ворсклы». Я забил гол, мы с ним поговорили и он говорит: давай ко мне в Полтаву. Они дали мне 120 тысяч долларов подъемных, и мы заключили контракт на полтора сезона.

В конце карьеры вместе с «Ворсклой» даже в Кубке УЕФА поиграли...

— Да, мы заняли третье место и попали в квалификацию Кубка УЕФА. Играли против «Андерлехта», и Чуйченко при счете 0:0 мог пару раз отличиться, но мы проиграли. А банда вообще-то у нас была очень сильная.

Тогда уже ощущалось, что это не чемпионат СССР, а чемпионат Украины?

— Тогда особо не придавал этому значения. Ну, перешли в чемпионат Украины, но сравнивать я бы их не стал. Это разные турниры. В Союзе из каждой республики играли ведь лучшие команды.

Заканчивали карьеру в «Прикарпатье»...

— С «Прикарпатьем» получилось так, что сроки заявок уже прошли. Я как раз был у Суркиса, а к нему зашел президент «Прикарпатья». Мы с ним встретились взглядами, пообщались. Я как раз без работы был, и он позвал к себе в команду. Дали подъемные — 10 тысяч долларов плюс зарплата. Дозаявки уже нельзя было оформлять, но он сказал, что договорится и меня за былые заслуги через несколько дней внесут в список. Я без задней мысли поехал в Ивано-Франковск, сыграл в двух домашних матчах. А третий матч был против «Динамо» в Киеве. Настрой был сумасшедший, но перед матчем сказали, что мне запретили играть в чемпионате. Почему так вышло? Я до сих пор никому, кто бы мог ответить, не задавал этот вопрос. Мне было 36 лет, неужели я кому-то мог составить конкуренцию или настолько усилить команду, что меня нужно было бояться? Наоборот, дайте возможность продлить футбольную жизнь!

Вы говорили, что вообще не пьете, а как удавалось справляться с соблазном или его не было вообще?

— Я в детстве попал на свадьбу. А мы малые, нам же все интересно. И старшеклассники решили подшутить надо мной, и налили вместо воды — водки. Я думал, что вода и залпом выпил стакан. Мне стало плохо, голова закружилась, меня домой несли на руках. Вот с тех пор все, что содержит спирт, я не употребляю. Конечно, когда играл в «Динамо», тусовался по ресторанам, девочки были. Общался с авторитетами киевскими. Сидишь в ресторане, а тебя просят с ними выпить, хотя бы из уважения. Я старался чуть-чуть шампанского полусладкого налить. Сугубо ради приличия. Могу себе иногда чуточку вина позволить, обычно, когда я его пью — меня всегда на сон клонит. Действует, как успокоительное. А чтобы выпить литр или два — не хочется, и не вижу в этом смысла.

По жизни футбольная слава помогала?

— Конечно, помогала. Можешь встретить людей и вместе с ними бизнес завести. Просто у меня нет к этому способностей, могу только в футбол играть. Когда я играл в Полтаве, мне предлагали там остаться, быть вторым тренером. Мог потихонечку заниматься тренерской деятельностью, но я не воспринял это всерьез. Где Киев, а где Полтава? Хотя в Полтаве у меня завязались отношения с женщиной, ребенок был, когда там играл — мы и жили вместе, и чувства были, но я почему-то уехал. Хотя мог бы в дальнейшем работать в клубе. Со временем был бы шанс и возглавить Ворсклу. Так обычно и бывает, работаешь вторым тренером, потом главного убрали, и ты временно исполняешь его обязанности, как когда-то Демьяненко в «Динамо». И если фарт поймал, команда заиграла — ты спокойно себе тренируешь. Таких примеров хватает. Но я захотел в Киев...

После этого не думали тренировать?

— Я упустил момент. После Полтавы я приехал в Киев, начал играть за ветеранов. Выступал за «Интеркас» в первенстве области, для тех, кому за 35. И где-то до 45-ти играл там. И вот так я играл, жил своей жизнью и ни о чем не думал. Играл в футбол, бильярд, ходил в казино. И о тренерстве вообще не думал.

Все говорят, что среди всех динамовцев вы лучший игрок на бильярде. Как научились играть?

— На бильярде начал играть после школы, уже в Черкассах. Тогда еще не было бильярдных клубов, как сейчас, на 10-20 столов. А были столы при домах офицеров. Пара столов стояла всегда также в любом городе в парке. Мне было интересно, все эти комбинации, мышление, удары. Как в футболе — нужно на два-три хода вперед думать. У нас на базе, возле комнаты Лобановского, тоже стоял стол. Правда, играть было не с кем (улыбается). А я уже тогда подавал надежды, играл неплохо, смотрел, как другие это делают. Однажды я занял третье место на чемпионате Украины, это было в 1998 году. Мне дали звание мастера спорта. Хотя во всех турнирах я не участвовал, все-таки моя основная профессия — футбол. Бильярд — это хобби.

Слышал, что в покере вы тоже сильны...

— Да, после казино в Украине появился и покер. Мы играли вместе с Валиком Белькевичем, Андреем Шевченко. Были огромные покерные залы на Крещатике и на «Олимпийской». В 2014-м, когда происходила революция на Майдане, я почти каждый день ходил играть и видел своими глазами все эти ужасы.

Вы играли в «Динамо», когда в команде были только выходцы из республик бывшего СССР. Сейчас много легионеров. Как считаете, это плохо для нашего футбола?

— Видимо, для выполнения задач, которые ставятся, не хватает своих. Вот и стало нормой приглашать легионеров. В Европе это происходило, еще когда я выступал — например, в «Милане» голландцы играли, в «Интере» немцы.

А к натурализации как относитесь?

— Если такая возможность есть, почему бы и нет? Если тот же Марлос не востребован в Бразилии, но лучший в чемпионате Украины — почему бы не взять гражданство нашей страны и не помочь сборной? Тем более, если он реально усилит нас. Такое ведь практикуется не только у нас, а и в Европе тоже.

Сборная Украины конца 90-х одна из самых сильных в истории нашего футбола — так и не поиграла ни на Евро, ни на чемпионате мира. Да и вообще наша сборная участвовала лишь в трех крупных форумах. Как это объяснить?

— Возможно, в какой-то момент индивидуально не проявили себя наши звезды, не смогли забить важнейшие мячи, которые должны были забивать. А еще — очень много очков наша сборная теряла на протяжении этих всех циклов в домашних матчах, в поединках, когда очки нельзя было терять. А потом этих нескольких очков и не хватало, чтобы выйти напрямую. Хотя если бы вышли, кто знает, могли бы и выступить удачно. Вспомните пример той же Дании, команда вообще не должна была участвовать в Евро, а в итоге поехали случайно и выиграли турнир. А Греция в 2004-м — кто от них ожидал?

Агентом не хотели бы себя попробовать?

— Идея неплохая. Но для этого нужно следить постоянно за чемпионатом, да и выбирать особо не из кого. А еще есть Шаблий, Панков и другие агенты, у которых свой круг футболистов, с ними тяжело конкурировать.

Вам предлагали тренировать сборную Украины среди медиков...

— Это экзотика. Одно время — да, я тренировал, готовил команду. Но с другой стороны, что я им могу показать? Упражнения какие-то? Для них это в диковинку. Будут возмущаться: зачем нам это нужно, мы же любители. Приходил на тренировку, чисто в квадратик побегали, потом поделились и поиграли друг против друга. Сейчас предлагают тренировать Петровский Квартал, на Чайке. Буду встречаться с командой и президентом. Еще было предложение потренировать Маэстро — звезд эстрады.

Как считаете, технологический прогресс развитие соцсетей, постоянные селфи, наушники с музыкой в ушах мешают сконцентрироваться молодым футболистам?

— Для них созданы все условия. Тренажерные залы, поля, комнаты отдыха, какие хочешь бутсы. В каждой комнате висит плазма, везде Wi-Fi. А когда мы играли — на базе был один общий телевизор, мы приходили и смотрели вместе. Я не думаю, что это все очень сильно влияет. То, что в быту — это одно. А подготовка к игре — это уже другое. Футболист должен выполнять все установки тренера. Прогресс в технологиях — наоборот, плюс, ведь появляется что-то новое.

Чем занимаетесь сейчас, как зарабатываете на жизнь?

— Играю в покер, езжу с ветеранами на матчи. Раньше по 30-35 игр за год проводили. Сейчас уже меньше. Так и зарабатываю.

Никита ДМИТРУЛИН