Автобіографія Шовковського: від «СаШо, це шо?» До «Бл**ь, це крутіше, ніж секс!»

Динамо Київ 7 Червня, 11:55 1584
Автобіографія Шовковського: від «СаШо, це шо?» До «Бл**ь, це крутіше, ніж секс!»
Олександр Сажко прочитав книгу екс-голкіпера «Динамо» і залишився здивований.

(Публікується мовою оригіналу)

В конце мая автобиография Александра Шовковского «Все в твоих руках» появилась в книжных магазинах, а уже в начале июня экс-голкипер официально презентовал ее читателям. В книге 263 страницы на плотной бумаге в твердом переплете и с суперобложкой. Цена очень доступная – от 150 гривен. Пока что она вышла только в русскоязычном варианте, но Александр обещает и версию на украинском языке с презентацией осенью во Львове.

Шовковский – большое имя в украинском футболе. Вся карьера в «Динамо», 92 матча за сборную Украины – его автобиографию многие ждали с нетерпением. Но получилась она, мягко говоря, неоднозначной. Спектр впечатлений описывают две фразы, которые использовал в книге сам автор.

«СаШо, це шо?»

Для болельщика главное богатство футболиста – закулисные истории. Особенно, когда идет речь об игроке с такой длительной и насыщенной карьерой, как у Шовковского. 10 лет в молодежной и почти 24 года в основной командах «Динамо» не могли пройти без огромного количества эпичных происшествий, о которых никто не слышал.

Но книга не совсем об этом – это первое и главное разочарование. Конечно, закулисные истории есть (о них позже), но их концентрация в общем объеме текста минимальна. Создается впечатление, что Шовковский рассказывает их нехотя, боясь кого-то обидеть. Или просто не понимает, что они критически необходимы для такого типа книги.

Особенно мало Александр рассказал о последних годах в «Динамо», когда там хватало уникальнейших персонажей: Милевский, Алиев, Гармаш, Хачериди и другие. Чего только стоят слухи о конфликте и даже возможном избиении Шовковским Хачериди – ни слова об этом и многом другом.

Наверное, стоило заподозрить подвох, только увидев название автобиографии – «Все в твоих руках». Получилась классическая история: ваши ожидания – ваши проблемы. Шовковский слишком зациклен в книге на своем я. Но не только на историях о себе, что было бы логично, а на эмоциях во время сложных периодов карьеры, поиске оправданий своих ошибок, каких-то немного странных или просто кэпских философских размышлениях. Такое интересно в дозированном количестве, но тут – слишком много.

Идея книги понятна – показать на примере, как справляться с трудностями. Но Шовковский не психолог, чтобы повышать мотивацию. А его очевидные наставления могут подействовать максимум на школьников, но не на взрослых людей. Может даже показаться, что книга больше не для болельщиков, а для самого Шовковского.

История излагается не в хронологическом порядке. Это нормальный и часто оправданный прием в литературе, но это привело к большому количеству повторов. Некоторые куски не просто пересказываются заново новыми словами и в новом контексте, а используются дважды практически идентично. Например, рассказ об идеальном тренере (страницы 60 и 199).

«Бл**ь, это круче, чем секс!»

Сказать, что биография совсем ужасна, нельзя. Если читать между строк, можно лучше понять личность Шовковского. Тут он не только легенда «Динамо», капитан, авторитетный футболист и, возможно, даже идол для киевских болельщиков. Во «Все в твоих руках» Александр склонен к самокопанию, излишней драматизации ситуаций, но готов признавать свои ошибки, хоть и ищет им оправдания.

И это прекрасно. Позволяет отбросить идеализированный образ и усвоить, что Шовковский – простой человек со своими преимуществами и недостатками. Он становится намного понятнее болельщикам.

***

Но самое классное – это все же крутые закулисные истории. Да, их немного. Но все же они есть:

Григорий Суркис и Майдан

«Когда прочитал новости о разгоне студентов, я не смог дозвониться сыну, который тогда жил в Михайловском переулке. После этого на своей странице в фейсбуке я разместил пост о том, что как гражданин и представитель народа (а значит, сам народ) имею право на свою точку зрения, а потому никто не имеет права закрывать мне рот. Поэтому иду в парк Тараса Шевченко, чтобы продемонстрировать свою позицию.

Потом увидел, что кроме полусотни пропущенных звонков, появилось миллион сообщений. Большинство звонков было от руководства клуба, сообщений – от близких мне ребят. Еще был номер и просьба позвонить по нему в любое время суток. Я набрал его и вышел на разговор с Григорием Суркисом.

Очень жесткий, очень долгий, очень предметный разговор о том, что я как капитан «Динамо» ни в коем случае не имею права вот так выражать свои мысли и идеи. И что, тем более как киевлянин, как известный футболист, который для многих является кумиром и объектом для подражания, я не могу себе позволить высказываться в таком ключе.

Мы тогда долго спорили. Я пытался искать аргументы и отстаивать свою позицию. Разговор получился бесконечным, мы вспомнили тогда фактически всю мою биографию с того мгновения, как я пришел в «Динамо». Но в моем посте не было ни слова пафоса: я полностью поддерживал ценности, во имя которых тогда вышли студенты.

Дал слово – держи его. Если пообещал что-то сделать, доведи обещанное до конца. В конечном итоге я не отступил. Но тот жесткий разговор с Григорием Суркисом, а потом на следующий день и с Игорем Суркисом, которому я также пытался объяснить, что чувствую и почему так написал, все еще лежал на душе тяжелым грузом.

Игорь Михайлович сказал, что у него ко мне как у президента «Динамо» нет никаких вопросов. Но именно в ту ночь у меня в волосах появилась не одна седая прядь: поседеть за ночь – отнюдь не метафора».

Обман ФФУ и ошибка со Словенией

«Перед матчем со сборной Исландии (в 1999-м – прим. Tribuna.com) учредили приз «Лучшему игроку сборной Украины». Лучший игрок должен был получить автомобиль Mazda, по-моему, 626 или 636. По итогам встречи меня признали лучшим игроком.

И как раз перед самым матчем со Словенией я задаю вопрос: а где же моя машина? И мне администраторы сборной говорят: «Какая машина? Мальчик, о чем ты вообще? Ты выполнял свою работу, потому правильно будет, если эта машина останется в Федерации футбола, на ней будут ездить ее представители».

Но ведь приз учреждала не Федерация футбола, а спонсоры. Ну как же так?

В описанной ситуации меня возмутил именно обман, некрасивый поступок функционеров. Именно это вывело меня из равновесия. А в Исландии я бы все равно сделал все от меня зависящее и даже больше, без оглядки на вознаграждение. И скажите мне теперь: повлияла ли эта ситуация на тот матч со сборной Словении?»

Второй год в школе ради футбола

«В спортивном классе было ограничено количество мест. А желающих попасть – в разы больше. Большинство желающих закончили третий класс и переходили в четвертый. Поэтому решили делать спортивным именно четвертый класс. А я как раз его окончил и должен был переходить в пятый.

Я родителей слезно просил, чтобы отдали меня в этот класс, потому что я так хочу в нем заниматься. Закончилось это тем, что после консультаций с множеством людей родители приняли решение оставить меня на второй год».

Критика тренеров «Динамо»

О Йожефе Сабо: «Сабо иногда срывается на эмоциональные высказывания и тем самым ограничивает свои возможности, не может спокойно, четко, грамотно донести свою мысль игрокам».

Об Алексее Михайличенко: «За 23 года профессиональной работы быть дважды оштрафованным за вещи (опоздания на одну минуту – прим. Tribuna.com), в моем понимании никак не связанные с моим отношением к игре. Мне кажется, что вот именно такого рода штрафы влекут за собой раскол внутри команды.

Я уверен: в жизни команды, состоящей из разных игроков с разными характерами, мировоззрением, ценностями, привычками, именно тренер должен находить возможность объединять, создавать внутри коллектива атмосферу уюта и комфорта. Может быть, поэтому у Михайличенко как у тренера ничего не получилось?»

О Сергее Краковском (тренер вратарей при Семине – прим. Tribuna.com): «Бесценный опыт в моей практике. Время, когда я раз и навсегда для себя понял – схема, методика, отношение к тренировкам – я так никогда и ни за что работать не буду. Ни с кем».

Дважды хотел уйти из «Динамо»

«При Семине команда показывала неплохие результаты. Но я не мог понять, что было не так со мной. На тот момент оставалось еще полгода контракта с «Динамо». И я принял для себя сознательное решение, что продлевать его не буду. Причина проста и объективна: я не играю.

И вот с таким посылом, настроем и взглядом на свое футбольное будущее под конец сезона 2008-2009 я пришел к президенту «Динамо». Он меня услышал, но при этом сказал: «Не спеши принимать решение сейчас. Давай подождем до конца сезона». Оказывается, он уже знал, что у Юрия Павловича в Москве возникли какие-то сложности с «Локомотивом», к которому он имел отношение как акционер».

В конечном итоге получается так. Семин уходит. Приходит Газзаев. В конце концов, Газзаев выбрал меня».

«После Газзаева опять вернулся Семин. Еще только озвучили, что Юрий Павлович возвращается, я, даже не дожидаясь какого-либо подтверждений этих слухов, пришел к президенту «Динамо» и сказал: «Продавайте меня. Просто продавайте меня. Я не играл при Семине тогда, и не уверен, что буду играть сейчас. Я, конечно, очень люблю свою команду и клуб, но сидеть опять «греть лавку» и быть на подхвате не готов». Президент сказал, что об этом не может быть и речи».

Критика фанатов

«Отдельно хочется сказать по поводу пиротехники на стадионах. Парадокс, но болельщики считают, что таким образом создают шоу, творят искусство. Полная чепуха! Считаю, что это своего рода самолюбование и попытка проявить себя. С которой я категорически не согласен!

Болельщики часто путают «боление» и фанатизм. Поддержка своей команды – это одно. А проявить себя на стадионе – зажечь фаер, бросить петарду, пустить салют – это совершенно иное. На мой взгляд, это несовместимые вещи. С ними нужно бороться и постепенно от этой практики отходить».

Травмы

Упоминания о травмах встречаются по всей книге, но также им посвящена отдельная глава. Наверное, это лучшая часть автобиографии Шовковского. Повреждения разной степени тяжести серьезно повлияли на его карьеру. О получал травмы не только на поле, но и за его пределами. Этот кусок обязательно нужно читать внимательно и целиком, чтобы понять, через какой ад приходится проходить спортсменам ради побед и успеха. Но пару добрых историй хочется выделить отдельно.

«...Через два месяца после операции, когда я уже начал потихонечку восстанавливаться, мы в сильный дождь возвращались из Одессы и стали свидетелями того, как на встречной полосе перевернулась машина.

Я останавливаюсь, выскакиваю из машины и бегу в направлении аварии. И в этот момент ощущаю сильнейшую боль, как-будто кто-то ударил палкой по моей еще не до конца оправившейся ноге в том же месте, где сделали операцию. Понимаю практически сразу, что похоже на разрыв мышц. Но допрыгиваю почти на одной ноге до машины. Глушу двигатель. Помогаю вытащить водителя. С другой стороны подоспели другие водители. Слава богу, все остались живы.

В связи с этим мое восстановление немного затянулось...»

«В Киеве, в матче против Мариуполя, при не очень удачном рикошете от Саши Головко я прыгаю, пытаюсь дотянуться до мяча, который изменил траекторию полета, и неудачно приземляюсь на левую руку. Сильнейшая, острая боль в плече.

Меня каретой скорой помощи везут в клинику. Дорога довольно длинная. И каждая кочечка и неровность, и шероховатость отдается в плече адской болью. Пока мы доехали до клиники, я так сильно сжимал зубы, что перестал чувствовать челюсть.

Снимок показал, что плечевой сустав вышел из сумки. Разрыв суставной сумки. Доктор усаживает меня на стульчик у себя в кабинете, кладет свою левую ногу возле меня, начинает перебрасывать мою левую руку через свою ногу. Описать адскую боль было невозможно. Доктор мне говорит: «Я сейчас на счет «три» сделаю резкое движение, чтобы поставить на место сустав».

И сразу, не успев сказать «раз», делает резкое движение, надавливая руку, которая упирается в его ногу. Я слышу сильнейший щелчок и чувствую, как боль меня наконец-то отпускает. В этом эмоциональном состоянии у меня с уст срывается фраза: «Бл**ь! Это лучше, чем секс!».

Потом еще несколько лет, когда я приходил в клинику и встречал их, они начинали смеяться и вспоминать эту фразу. Ну, хоть к доктору не ходи».

Александр Сажко