Рудий йде, або Останній матч Лобановського в «Динамо»

Динамо Київ 3 Липня, 14:09 692
Рудий йде, або Останній матч Лобановського в «Динамо»
На початку липня, а саме 2-го числа 1964 року Валерій Лобановський провів свій останній матч у складі «Динамо». За цікавою іронією долі, противником киян був донецький «Шахтар».

Если разобраться, то для Лобановского «Шахтер» во многом окажется судьбоносным клубом. Например, именно в игре против дончан он впервые сыграл на левом фланге нападения. Это случилось 10 апреля 1960 в Донецке - и в красивом ничейном поединке (2:2) Лобановский вдруг родился заново, в новом качестве. А 2 июля 1964 во встрече с тем же соперником подвел черту под своей динамовской карьерой.

Дело было на Центральном стадионе имени Хрущева (нынешний НСК «Олимпийский»). Присутствовало 45 тысяч зрителей (средненькая аудитория, по тем временам). Составы команд протокол приводит такие:

«Динамо»: Банников, Щегольков (Биба, 15), Круликовский, Турянчик, Островский, Сабо, Медвидь, Базилевич, Серебряников, Каневский, Лобановский.

«Шахтер»: Стрелков, Дрозденко, Снегирев, Сальков, Головко, Сорокин, Мизерный, Коршунов (Чернышенко, 46), Ананченко, Родин, Хмельницкий.


Рассказ о том, как Лобановский дожил до ухода из клуба, нужно начать с прихода в «Динамо» Виктора Маслова. Этот специалист, умевший ковать «золото» современным интенсивным футболом, сразу столкнулся с феноменом «Рыжего», как звали Лобановского болельщики. Колоритный, за километр заметный форвард играл огромную роль в командных действиях. Но он совершенно не соответствовал представлениям Маслова о том, каким должен быть игрок его команды. О стиле Лобановского позже вспоминал его многолетний партнер Виктор Серебрянников: «Медленный. Пока с мячом возится, все в защиту вернулись».

Такое Маслову было поперек горла. Недовольство действиями звезды копилось - и однажды прорвалось. Вспоминает тот же Серебрянников: «Помню, вели 2:0 в Ярославле. Там много бывших спартаковцев играло - уперлись, сделали 2:2. А Киев только принял Маслов, он мужик резкий - в раздевалке чесал всех, начиная с вратаря. Даже мне всыпал, хоть я два забил: «Так в футбол не играют! Назад надо бегать!» И дошел до Лобановского. «Валера, что ты делал на поле?» Лобановский усмехнулся: «Понимаете ли, есть в команде ювелиры и чернорабочие…» Дед обомлел, очки снял. Потом ответил: «У меня все будут чернорабочими!»»

Чтобы «опустить» много о себе думающего игрока, Маслов сделал хитрый педагогический ход. Как бы реагируя на «запросы общественности», он в выездном матче со «Спартаком» выставил Лобановского в центр нападения. Действительно, и болельщики, и многие специалисты считали, что именно там ему место. Но Лобановский-то уже привык играть на фланге. И привык, что слева - всегда бровка и никто не нападает. А тут - защитники атакуют со всех сторон. И пошли потери за потерями... Провалил, в общем, форвард матч, причем матч принципиальнейший (хотя и ходили потом разговоры о том, что Маслов договорился «слить» игру своему хорошему знакомому Никите Симоняну, тренеру «Спартака»). Так или иначе, что бы там ни стояло за этой встречей, но Лобановский ее провалил, и у Маслова появился хороший козырь в «деле Рыжего».


Не все считают, что там был ярко выраженный конфликт. Например, другой киевский ветеран Андрей Биба видит в этой истории чисто игровую подоплеку: «Просто Валерий часто противодействовал наставлениям тренера. Маслов искал новые формы футбола и футболистов - те, кто держал мяч слишком долго, его не устраивали. Даже «сухие листы» Лобановского не смогли убедить его». А английский исследователь футбола Джонатан Уилсон в книге «Революции на газоне» сводит все к тактике и только тактике: «Легко понять, почему Лобановский не вписывался в планы Маслова... Прозвище «Шнур» в московской прессе появилось из-за ощущения, что мяч был словно привязан к его бутсам, Лобановский был настоящей звездой, талантлив и любим публикой. После его смерти в 2002 году было несколько посланий с соболезнованиями от поклонников, в которых они вспоминали, как ходили на игры «Динамо» в начале 60-х, возбужденные перспективой увидеть, как он подает угловые с обратным винтом так, что они падали в ворота почти вертикально - удар «сухой лист», придуманный бразильцем Диди несколькими годами ранее. Проблема была в том, что он был левым вингером, а вингерам было не место в планах Маслова».

Вот таким образом звезда «Динамо», любимец публики превратился в лишний элемент.

Итак, 2 июля 1964. Главный стадион республики. Погода - примерно та же, что и сегодня: пасмурно, временами дождь (правда, несколько теплее - 20 градусов). «Динамо» - пока еще в своем традиционном, привычном зрителям составе. Хотя некоторые масловские акценты уже очевидны. Например, он сделал решительную ставку в полузащите на нечеловечески работоспособного Федора Медвидя, который уже два года числился в команде, но играл мало. Именно Медвидь и открыл счет в матче 2 июля 1964.

Ну, а потом... Впрочем, почитаем лучше, что писал об этом матче «Советский спорт» в статье А. Чайковского под красноречивым заголовком «Рационализм против экспромта»:

«Киевляне, как всегда, искали преимущество в импровизациях. Но некоторые перестановки в оборонительных и наступательных порядках не всегда позволяли отрегулировать связи. Голы, забитые в матче, были великолепной иллюстрацией этому. После первоначального обмена пристрелочными ударами наступила небольшая пауза. В этот момент (на 8-й минуте) Медвидь получает мяч и спокойно начинает двигаться к штрафной площади «Шахтера». Кажется, ничто не предвещает опасности воротам Стрелкова. Но Медвидь в это мгновение самостоятельно решается на «крайние меры» и наносит удар издалека. Он оказывается неотразимым. 1:0 - ведут динамовцы. Дальнейшее развитие событий выглядело для киевлян многообещающим. Базилевич снова и снова показывает хорошую технику обводки, а однажды он имел чудесную возможность удвоить счет. Мяч после его удара головой попадает в штангу и отскакивает. И тут же Базилевич вновь наносит удар головой. И опять штанга. «Шахтер» выстоял в первом тайме, а во втором сумел отрегулировать свою игру. Методично разыгрывая мяч, донецкие футболисты без устали тревожили защиту «Динамо». На 82-й минуте Островский не успевает закрыть Хмельницкого, и тот сквитывает счет. 1:1. Ничья».


В отчете о матче мы не встречаем фамилии Лобановского. но уж наверное, он как минимум не поразил воображение присутствующих. Иначе его бы не отправили в запас прямо со следующего матча. И это был конец, предвидеть который не мог никто - настолько незаменимым казался «Рыжий».

Но Маслов, как настоящий советский человек, прекрасно знал важную истину: «Незаменимых у нас нет!» Лобановский отправился в дубль, где просидел до конца года. Забил там несколько мячей и наверняка понимал всю бесперспективность дальнейшего пребывания в «Динамо». Следующий сезон он начал в одесском «Черноморце», который как раз дорос до высшей лиги - там его ждала капитанская повязка и новый конфликт с тренером, на сей раз - с недавней футбольной легендой Юрием Войновым, которому «сильно умный» футболист тоже начал указывать на ошибки. Ну, а потом, в 1967, Лобановского, как мы знаем, ждал «Шахтер»...