Лобановский превратил футбол в науку. Просил игроков не думать на поле (думал за всех сам) и проверял качество по ТТД

Динамо Київ 29 Серпня, 20:22 1649
Лобановский превратил футбол в науку. Просил игроков не думать на поле (думал за всех сам) и проверял качество по ТТД
​Илья Васильев – о главных принципах работы легендарного тренера.

«Однажды в бытность игроком «Ромы» я наблюдал за тренировкой Лобановского, и ее общая интенсивность была просто невероятной. Он использовал всю длину поля, работая с тремя группами по семь игроков. Первые две группы играли друг с другом – нападение против защиты, и когда обороняющаяся команда отбирала мяч, она должна была через пас пройти средину поля и начать играть против третьей группы. Лобановский продолжал это упражнение 45 минут, повторяя снова и снова. Я попробовал это в «Реале», и игроки смогли выдержать только 15 минут. С ума сойти!»

Это слова Карло Анчелотти. Великий тренер признавался: Валерий Лобановский – один из тех, кем он восхищался больше всех. Феномен Лобановского изменил историю современного футбола, его наследие заложило основы, изменившие игру навсегда.

Лобановский уважал математику, а анализ строил по образцу шахмат

Лобановский родился в Киеве, который во времена его молодости был центром советской компьютерной индустрии. Он уважал науку, в частности математику. Размышляя об этом, Валерий Васильевич пришел к выводу: новый этап развития футбола – наука.

В конце 1960-х в Европе засверкал тотальный футбол в исполнении голландских клубов. Высокий прессинг и регулярная смена позиций застали мир врасплох. Тогда казалось, что это непобедимая универсальная система, которая не нуждается в доработке. Лобановский видел, что расстановка играла все меньшую роль, так как на первый план вышло умение эффективно использовать игровое пространство. Но за счет чего?

Возросла скорость игры (как индивидуальной, так и командной), расширились варианты для тактики. Скорость подразумевает высокую работоспособность, которая требует необходимого соотношения функционального состояния систем организма – от этого компонента зависит уровень игры.

Помимо функционального состояния стала важна систематизация тактических действий. Лобановский конструировал игру, добивался ее четкой структуры и в подготовке к матчам хотел опираться на факты, делая игру логичной. Такой подход привел мэтра к статистическому анализу матчей. Он разбивал поле на игровые зоны и предъявлял определенные требования в зависимости от того, где ведется борьба. Это в чем-то напоминало шахматы.

Лобановский и единомышленники поняли, что функциональное состояние и структура тактических действий – взаимосвязанные понятия. Он объединил их за счет науки. Тактика – с помощью статистики, физическая подготовка – с помощью кибернетики.

Лобановский кричал: «Не думай! Я это делаю вместо тебя. Играй!»

Рассмотрим, как Лобановский определял понятие «тактическое мастерство».

В научной работе «Методологические основы разработки моделей тренировочных занятий» Анатолия Зеленцова и Валерия Лобановского используется такая формулировка: «Тактическое мастерство – это совокупность разных сторон функциональных возможностей футболистов и их способности реализо­вать свои возможности на основе принятия решений путем целесообразных индивидуальных и коллектив­ных игровых действий. В этом комплексе не должен отсутствовать ни один из элементов его структуры. Естественно, элементы могут находиться в разном соотношении, а это определяет уровень мастерства».

Элементы тактического мастерства:

• Уровень техники владения мячом (индивидуальные и коллективные действия с мячом и без него, координация);

• Принципы организации тактических действий;

• Уровень общих знаний по всему содержанию игры;

• Объем и скорость игрового мышления;

• Скорость передвижения отдель­ных игроков и команды в целом;

• Длительность под­держания скоростных перемещений для реализации всех элементов, составляющих тактику, в зависимос­ти от поведения соперника (с учетом его слабых и сильных сторон);

По системе Лобановского существует два мыслительных операции во время принятия решения по игровой ситуации: альтернативные и игровые.

Альтернативные – решения с помощью заранее изученного алгоритма. Решения сводятся к заранее подготовленным действиям внутри заранее разработанной тактической схемы. Но это часто осложняется помехами со стороны соперников, и команда не имеет возможности сыграть по готовому алгоритму. В таком случае игроки сопоставляют условия на поле и пройденные ранее решения подобных задач, чтобы выбрать правильную модель.

Игровые – ситуации, требующие учета всех условий, в том числе случайных и даже меняющихся в ходе приня­тия решения. Оптимальная формула – максимум ожидаемой полезности, помноженный на минимум потерь.

В системе Лобановского наиболее оптимальный вариант – альтернативные операции приема решений, когда команда действует, моделируя ситуации внутри изученных алгоритмов. Александр Хапсалис вспоминал: «С Лобановским было лучше не шутить, если он давал указания, и игрок говорил: «Но я думаю…», Лобановский смотрел на него и кричал: «Не думай! Я это делаю вместо тебя. Играй!»

Для достижения необходимой функциональной работоспособности штаб Лобановского начал вырабатывать алгоритмы чередования работы и отдыха на тренировках. Какова цель?

Во время тренировочного процесса на организм воздействуют определенные факторы: интенсивность и продолжительность выполнения упражнений влияют на пульс, сократительную способность мышц, сопротивляемость утомлению. Далее вырабатывается планируемое соотношение функциональной активности игрока, после чего исследовательская группа может изучать ответную реакцию организма. Таким образом, возможно определить границы состояния человека, которое обеспечивает нужный уровень работоспособности. Узнавая границы, возможно определить область допустимых и эффективных состояний игроков.

Модели развития функционального состояния

Как Лобановский оценивал модели тренировочного процесса? В практике применяются серии игровых упражнений разной длительности и интенсивности. Лобановский стремился выработать математическую модель занятия, которая симулирует реальный процесс. С помощью научного центра были выведены формулы, необходимые для анализа. Кратко разберем выводы.

Состояние этих факторов оценивалось до и после выполнения упражнений.

Как влияющие факторы выбраны:

• интенсивность выполнения серий игровых действий;

• продолжительность серий игровых действий;

• режим чередования серий игровых действий с отдыхом;

• количество повторений серий игровых;

Как исходные состояния:

• ферменты крови;

• сократительная способность мышц;

• сопротивляемость мышц утомлению;

«А» – создает соотношение функциональной активности систем, способствующее развитию разных сторон специальной выносливости (в зависимости от применяемых средств – скоростной, силовой или координационной).

«Б» – создает соотношения функциональной ак­тивности систем, которые в большей степени способствуют развитию специальной скорости, скоростно-силовых возможностей, пространственных и силовых дифференцировок.

«Д» – вы­зывает минимальный тренирующий эффект.

«Е» – увеличивает тренировку практически до трех часов, вынуждая спортсменов работать на высоком пульсе большее количество времени, фактически не меняя соотношения функциональной активности систем, как в алгоритмах «А» и «Б».

Тренировки при Лобановском стали короче, но эффективнее

С помощью подобного труда научный центр «Динамо» подобрал необходимые цифровые значения для организма футболистов и необходимой длительности тренировок. Теперь они стали существенно короче, чем было принято в то время. Стоит отметить, что в одном тренировочном занятии несовместимо развитие противоположных по физиологической и био­химической природе качественных сторон функциональных возможностей, например, выносливости и скорости.

Такой подход дал Лобановскому понимание, какие методы тренировок нужны в данный момент, чтобы подвести команду к определенному отрезку, то есть это способствовало повышению надежности тренировочного процесса и управлению физических кондиций игроков в зависимости от задач в конкретный период.

Как это работает на практике? Общая система жизнедеятельности организма реализуется локальными программами, то есть каждый орган имеет свою функциональную направленность и работает по-разному.

В определенных случаях гармония нарушается, если организм не адаптировался к раздражителям. Например, непривычное воздействие на вестибулярный аппарат может привести к потере координации. Футбольные матчи – как раз такой триггер. Он замедляет или ускоряет работу разных систем организма, вынуждая каждый орган работать в своем русле в состоянии возбуждения, если этот процесс непривычен.

Поэтому тренировки, подкрепленные данными научного центра, помогают ускорять адаптацию организма, выдавая необходимый уровень работоспособности на фоне числовых соотношений ферментов и работы мозга. Итог – организм адаптируется так, что стандартные футбольные нагрузки перестают быть для него стрессом.

«Когда мяч у нас – мы атакуем, когда мяч у соперников – обороняемся!»

Валерий Лобановский был очень гибким тренером. Он умел подстраиваться под другие команды и под происходящее на поле. Интересна его позиция в отношении тактики: «функциональное состояние – тактика – стратегия их реализации» – именно так выглядит модель подготовки к матчам. Теорию о функциональном состоянии мы уже разобрали, теперь немного разберемся с тактикой.

Тактика – коллективные и индивидуальные ходы, моделируемые в результате тренировок. Чем больше таких ходов, тем удобнее выстраивать игровые алгоритмы. Тренер должен искать новые ходы, которые поставят соперника в желаемые для команды условия.

Что должен учитывать тренер, выбирая тактику?

• Уровень функциональных возможностей футболистов и способность реализовать свои возможности;

• Мес­то и условия проведения матча, турнира;

• Значение и формула проведения соревнования;

• Количество и качество предварительно проведенных игр;

• Турнир­ное положение команд-соперниц и степень мотива­ции футболистов в достижении результата;

Он объяснял это предельно логично. Например, нет смысла в прессинге и постоянном создании численного преимущества, если команда функционально не готова. В таких ситуациях проще акцентировать внимание на обороне, контратаковать, включаться в прессинг только в случае потерь команды-соперника на своей половине поля.

Лобановский считал истиной выражение «когда мяч у нас — мы атакуем, когда мяч у соперников — мы обороняемся». Он выработал структуру для тактики своей команды:

1. Создание для своей команды игрового пространства и лишение пространства команды-соперницы – то есть игра моделируется в основном на своей половине поля после потери мяча.

2. Уменьшение игрового пространства для своей команды (следовательно, оно увеличивается для соперника) – то есть игра моделируется в основном на поло­вине поля соперника независимо от того, владеет наша команда мячом или нет.

3. Варьирование этих двух форм ведения игры.

Как видим, ключевой момент – управление игровым пространством. В этой ситуации абсолютно без разницы, о тотальном наступлении речь или об оборонительной стратегии.

Чтобы определить, насколько качественно команда выполняет тренерскую установку, Анатолий Зеленцов, помощник Лобановского, разработал математическую формулу. Думаю, многие поняли, что речь идет о системе ТТД.

Ее суть в соотношении необходимого количества технико-тактических действий к реальному положению дел. Такой специальный подход к работоспособности помогал определить, насколько качественно игрок выполняет требования тренера.

Разберем, как это работало. Посчитав, в каких зонах и в каком количестве футболисты набирали ТТД, тренер мог понять, где необходимы изменения. Например, штабу стало ясно, что в атаках отсутствовала равномерность в построении игры, или игра велась не в той зоне, где это было необходимо. Что это давало?

Могли быть сделаны выводы о провалах позиционных атак, неумелой смене ритма игры, потерях команды при неожиданно возникающих ситуациях. С помощью подсчета действий можно было понять, из-за чего неправильно использовалось игровое пространство. Возможно, причина в большом количестве брака. Система ТТД учитывала физическое состояние футболиста, значит он мог быть не готов и из-за этого ошибался. Малое количество ТТД говорило, что игрока закрыли.

Правильный выбор зоны и диспетчеров помогал вести свою микроигру. Такие футболисты делали свои объединения и определяли направленность действий команды.

Чтобы осуществить реализацию тактиче­ских и стратегических установок, футболистам предъявлялись требования в зависимости от того, в какой игровой зоне решается локальная или общая тактическая ситуация. Вот некоторые из них:

• Если обороняющийся игрок проиграл единобор­ство и партнер, пытающийся ему помочь, преследует соперника, то защитник немедленно обязан блокиро­вать «свободного» игрока соперника;

• Если в борьбу за мяч включается защитник, другой игрок команды в это время берет на себя его функции;

• Нападающий не должен стоять на месте, а соот­ветственно игровой ситуации менять позицию (игра без мяча), так как стоящего игрока легко блокировать;

• Все атакующие игроки должны четко выполнять не только свои задачи, нацеленные на завершение атакующих действий, но и оборонительно функции. При потере мяча нападающие должны стремиться отобрать мяч у соперника или активными действиями задержать развитие атаки- до тех пор, пока остальные игроки не займут выгодные позиции для отбора мяча;

Эти требования – прямые подтверждения тезиса «когда мяч у нас – мы атакуем; когда мяч у соперников – мы обороняемся» и косвенное доказательство мнения Лобановского о функциональной готовности. Ведь без продуманной подготовки такой подход будет невозможен.

Как работала логика Лобановского: на примере матчей «Динамо» с «Баварией»

В научной работе «Методологические основы разработки моделей тренировочных занятий» Лобановский и Зеленцов привели пример логики выбора стратегии на матчи.

«Тренеры киевского «Динамо» тщательно взвесили факторы подобного рода и в четвертьфинальных мат­чах Кубка чемпионов 1977 года с «Баварией». В первом матче (на чужом поле) динамовцы стремились создать для себя пространство, предполагая, что хозяева попытаются за счет применения прессинга «запереть» нашу ко­манду в пределах штрафной площади. Игра была построена на атаках с обязательной нейтрализацией некоторых игроков соперника, стремлением лишить его игрового пространства, обезопасить себя от флан­говых продолжений при атаке, в реализации которых «Бавария» особенно сильна. Объективным исходом этой крайне важной для выхода в полуфинал встречи могла быть ничья. Факторы, которые назовем неслу­чайными, привходящими, принесли победу хозяевам поля со счетом 1:0.

Во встрече в Киеве динамовцы избрали модель игры, связанную с действиями на ограниченном про­странстве, борьбой за мяч на половине поля соперни­ка, созданием численного преимущества на отдельных участках поля и так далее. В конечном итоге хозяева поля победили со счетом 2:0».

Лобановский считал, что ошибки выбора стратегии связаны с неправильным тренировочным процессом, поэтому разрабатывал систему подготовки команды к определенному периоду, придерживаясь алгоритма «функциональное состояние – тактика – стратегия». Между этими компонентами существует неразрывная связь – одно вытекает из другого. Программа подготовки должна учитывать физические кондиции и только потом выбирать тактику и стратегию.

За несколько недель до смерти Лобановский думал о завершении карьеры

«Незадолго до своей смерти мы с Лобановским сидели после тренировки, и он сказал мне, что собирается заканчивать тренерскую карьеру. Но он уже был какой-то не такой, не было в нем такой жизни. Он сказал: «Ты знаешь, Йожеф, наверное, я буду заканчивать». Я спрашиваю: «Чего ты так?». А он мне: «Когда меня не понимают, особенно легионеры, тяжело работать».

Перед полетом в Запорожье мы говорили ему, чтобы не летел. Но как он мог без команды», – рассказывал Йожеф Сабо.

Во время того злополучного матча в Запорожье Валерию Васильевичу стало плохо. Произошло острое нарушение мозгового кровообращения на фоне гипертонического криза. 13 мая 2002-го великий тренер и учитель умер.

Он оставил после себя огромное наследие, став наставником и примером для большого количества именитых европейских тренеров.