Первопроходцы: как сложились карьеры первых африканских легионеров «Динамо»

Динамо Київ 16 Вересня, 11:33 3363
Первопроходцы: как сложились карьеры первых африканских легионеров «Динамо»
Football.ua рассказывает про африканских первопроходцев «Динамо».

Двадцать лет назад киевское Динамо осуществило два трансфера, которые открыли новую эпоху в истории клуба – эпоху легионеров из дальнего зарубежья.

Формально Харрисон Омоко и Лаки Идахор не были самыми первыми легионерами из дальнего зарубежья – в далёком 1995 году в Киев приезжал кувейтский форвард Насер Аль-Саухи и даже сыграл в Динамо один матч. Правда после этого, из-за недопониманий между киевлянами и кувейтским клубом Аль-Тадамон по условиям трансфера, Аль-Саухи вскоре вернулся в Кувейт. Ещё на пять лет Динамо вернулось к привычной ещё с советских времён трансферной политике – собиранию талантливых игроков по Украине и странам постсоветского пространства.

И в тот период такая стратегия, наряду с возвращением Валерия Лобановского дали результат – легендарный тренер собрал очередную команду-звезду, которая дошла до полуфинала Лиги Чемпионов. Впрочем, такая политика клуба не могла быть долгосрочной. В условиях стремительного развития донецкого Шахтёра и появившейся у украинских игроков возможности уезжать в Европу, стратегия дальнейшей концентрации лишь на постсоветском рынке, оказалась бы просто неэффективной. Наверняка это понимало и руководство киевского клуба, и сам Валерий Лобановский. Потому, в июле 2000 года Динамо объявило о подписании двух молодых нигерийских игроков, ставших первыми африканскими легионерами киевского клуба – Лаки Идахора и Харрисона Омоко Оба к тому времени успели дебютировать за национальную сборную Нигерии и считались одними из наиболее перспективных игроков страны.

Юным нигерийцам требовалось время на адаптацию в новой стране, поэтому первый сезон оба провели в дубле киевского клуба. Омоко и вовсе, вторую часть сезона 2000/2001 отыграл в аренде в израильском Хапоэль Беэр-Шева. В следующем сезоне Лобановский начал выпускать Идахора в основе, причём, в том числе и на наивысшем уровне – в Лиге Чемпионов. И нигериец доказал – не зря. В квалификации Идахор отметился голом в ворота Стяуа, а в первом поединке группового раунда забил один из самых памятных голов в своей карьере – в ворота дортмундской Боруссии.

В чемпионате Идахор провёл 19 поединков, в которых отметился пятью забитыми мячами, став третьим бомбардиром команды, после Белькевича и Мелащенко, которые забили по девять мячей в том сезоне. Почти на полтора года младший Омоко, весь сезон 2001/2002 провёл в дубле киевского клуба, адаптируясь к условиям украинского футбола.

Увы, тот сезон Динамо завершило уже при другом наставнике – 13 мая Валерий Васильевич Лобановский ушёл из жизни и можно утверждать, что эта трагедия серьёзнейшим образом повлияла на ход карьеры обоих нигерийцев. Михайличенко в первый же сезон совместной работы дал понять, что не рассчитывает ни на Идахора, ни на Омоко. Форвард в сезоне 2002/2003 провёл лишь восемь матчей, ни разу не забив, а Харрисон Омоко был отдан в аренду, сперва в Ворсклу, с которой дебютировал в Высшей украинской лиге и всего отыграл 13 поединков за полтавчан, а затем провёл один матч в составе киевского Арсенала. К лету 2003 года стало понятно, что ни у Идахора, ни у Омоко будущего в Динамо нет. И как синхронно они пришли в киевский клуб, также синхронно его и покинули, вместе перейдя в полтавскую Ворсклу.

Заиграли бы Идахор и Омоко в Динамо, проживи Лобановский ещё несколько лет? Однозначного ответа быть не может, но оба своими дальнейшими карьерами доказали свой профессионализм и талант. Виталий Кварцяный в своих мемуарах не раз отмечал, что Омоко – один из лучших легионеров, с которым он работал. И это даёт основания предполагать, что Лобановский видел потенциал молодых нигерийцев и постепенно пытался бы выращивать из них звёзд. Увы, этому не дано было случиться.

Для Ворсклы, боровшейся за выживание, такое усиление было весьма к месту. Сезон в Полтаве стал первым для обоих игроков, в котором они могли почувствовать себя действительно важными игроками команды. Особенно это касается Харрисона Омоко, который провёл 27 поединков за сезон. Идахор выходил в 14 матчах и забил пять мячей, став при этом лучшим бомбардиром Ворсклы в том сезоне, наряду с Сергеем Шевцовым.

По окончании сезона 2003/2004, пути нигерийцев разошлись – Идахор уехал в Азербайджан, где стал игроком бакинского Интера, а Омоко впервые переехал в Луцк, к Виталию Кварцяному. Про Кварцяного Омоко отзывался лишь в положительных тонах, называя период в Луцке – лучшим для себя, с игровой точки зрения. Омоко рассказывал, что несмотря на всю эмоциональность Виталия Владимировича, когда он общался с ним один на один – Кварцяный был как отец. Потому неудивительно, что впоследствии Омоко ещё возвращался в Волынь. Тогда же защитник провёл полтора сезона за клуб, покинув Луцк зимой 2006 года, когда команда занимала третье место. Вторая часть того сезона стала наиболее катастрофической и загадочной для Волыни – команда умудрилась за опуститься с третьего на 15-ое место и вылететь. Омоко же перебрался в симферопольскую Таврию, где вскоре ему доведётся снова встретиться с Лаки Идахором.

Форвард к тому времени провёл два довольно неплохих сезона в Азербайджане, в 2005-ом году даже выйдя в финал Кубка Азербайджана, где его Интер, правда, уступил. Летом 2006-го года Идахор получил предложение от львовских Карпат и отказываться было бы странно – форвард хорошо знал страну, да и уровень футбола в Украине в те годы был повыше, чем в Азербайджане. Во Львове, правда, заиграть не удалось – в первом круге сезона 2006/2007 Идахор провёл 10 поединков, но голами отметился. Тогда-то нападающий и перебрался в Таврию, где играл его хороший друг Харрисон Омоко.

Идахора и Омоко связывают не только совместные сезоны в трёх украинских клубах. Нигерийцы жили в одном номере на базе Динамо и ещё с тех времён между ними завязалась крепкая дружба. В одном из интервью Идахор признался, что считает Омоко своим братом. В Таврии они провели вместе полтора года – вторую часть сезона 2006/2007 и весь сезон 2007/2008. Тренировал тогда симферопольцев, кстати, будущий главный тренер сборной Украины Михаил Фоменко. Зимой 2008-го года Харрисон Омоко был… арестован в ОАЭ. В то время ходили дикие слухи о том, что нигерийца арестовали за перевоз наркотиков, из-за чего Таврия сразу разорвала с игроком контракт.

Сам Омоко позже рассказывал, что местные пограничники решили, что его паспорт поддельный и на протяжении двух месяцев Омоко довелось собирать документы, доказывающие подлинность его паспорта. Однако разговора о возвращении в Симферополь после такого прощания, уже быть не могло. В июле 2008-го защитник на правах свободного агента подписал контракт с луганской Зарёй. Период становления луганской команды в качестве регулярного участника еврокубков, начался спустя два года, тогда же Заря боролась за выживание и Омоко, отыграв два сезона в качестве основного защитника луганчан, дважды помогал команде избежать вылета.

У Идахора же был самый стабильный этап карьеры – форвард регулярно играл в составе Таврии, пользовался доверием тренера, а в 2010 добился наибольшего успеха в своей футбольной жизни. 17 мая 2010 года состоялся самый необычный финал Кубка Украины – симферопольская Таврия играла с донецким Металлургом. Матч получился на славу и многие до сих пор считают тот финал лучшим, в истории турнира. Первый тайм крымчане выиграли со счётом 2:0, но во втором Металлург сумел проявить характер и сравнять счёт. Более того, у донецкого клуба были шансы забить третий и даже сравняв счёт, подопечные Костова выглядели активнее. Однако, уже в овертайме, на 96-ой минуте, Идахор воспользовался роскошной подачей Корнева и забил третий, победный мяч. Сам нигериец признаёт – это важнейший гол в его карьере.

После этого поединка Идахор провёл ещё два сезона за Таврию, в сезоне 2010/2011 стал лучшим бомбардиром команды, отметившись 13 забитыми мячами. Тот сезон стал самым результативным в карьере форварда.

Однако, пришедший летом 2011 года на пост главного тренера крымчан Семён Альтман, не видел возрастного нападающего в основе своей команды. Поэтому первую половину сезона 2011/2012 Идахор провёл, преимущественно на скамейке запасных, а в начале 2012-го года перебрался в луганскую Зарю, которую уже тренировал Юрий Вернидуб. В Луганске Идахор провёл неплохих полтора сезона, будучи основным игроком команды и благодаря опыту, помогая Вернидубу в становлении его команды.

Сезон 2013/2014 Идахор также начал в составе Зари, впрочем, потерял место в основе и в 2014 году завершил выступления на профессиональном уровне.

Летом 2010-го года Омоко вернулся в Луцк, где отыграл ещё сезон. Нигериец провёл 10 поединков за Волынь и даже был назначен капитаном команды.

После этого защитник ездил в Беларусь, на просмотр в клуб Белшина, но до трансфера дело не дошло. Несколько лет Омоко выступал на любительском уровне, в частности вместе с Эммануэлем Окодувой играл за клуб Сокол в чемпионате Киевской области. С 2015 по 2018 год Омоко выступал во Второй лиге в составе Арсенала-Киевщина, после чего вернулся на любительский уровень.

Идахор и Омоко не смогли реализовать тех ожиданий, которые на них возлагали 20 лет назад, когда они только перебрались в Украину. Но оба стали важной частью истории украинского футбола первого десятилетия ХХІ века и как бы то ни было, тяжело отрицать, что их приход в Динамо обогатил украинский футбол и сделал его интереснее.

Александр Шевченко