Николай Павлов: «Я бы тоже голосовал за Скрипника и Рябоконя»

Футбол України 13 Лютого, 12:52 266
Николай Павлов: «Я бы тоже голосовал за Скрипника и Рябоконя»
Президент Всеукраинского объединения тренеров Украины Николай Павлов поделился своим мнением по поводу определения лучших наставников УПЛ в прошлом году. Проанализировал, как это происходит в конкурсе Футбольные звезды Украины, а также объяснил, как выбирают лауреатов в его организации.

— Николай Петрович, в последние дни большой резонанс среди представителей Шахтера и близких к этому клубу людей вызвало оглашение тройки главных кандидатов на победу в конкурсе лучшего тренера УПЛ. Вас тоже удивило, что там нет Луиша Каштру?

— Нет. Меня больше удивили претензии в адрес организаторов конкурса, ведь не они принимают решение, кому отдать главный приз. Насколько мне известно, лучшего тренера определяют сами наставники УПЛ, первой и второй лиг. Признаюсь, я с большим интересом слежу за референдумами, в которых лауреатов выбирают непосредственные участники процесса. Точно так же у вас нас сайте, а раньше в газете Команда вот уже почти 30 лет определяют лучшего футболиста чемпионата. На мой взгляд, это достаточно объективный подход. Какие-то профессиональные критерии можно, конечно, оспаривать, но победа в таких опросах — в первую очередь показатель авторитета игрока или тренера.

Я надеюсь, что после оглашения итогов акции Футбольные звезды Украины нам предоставят возможность проанализировать, кто из тренеров за кого голосовал. После этого все вопросы точно отпадут. Лично меня радует, что в тройку лучших тренеров попали финалисты конкурса нашего объединения — Виктор Скрипник и Александр Рябоконь. Мы ведь тоже определяем лучшего наставника с помощью системного подхода. После каждого тура УПЛ тренер получает определенный балл, который высчитывается по специальной формуле — сложность матча, тактические аспекты, кадровая ситуация и так далее. Во многом символично, что футбольный год в Украине как раз и откроет соперничество тренеров, которые претендовали на победу у нас и претендуют на нее в УАФ. Лично я бы свои голоса тоже отдал Скрипнику и Рябоконю, но у меня не было возможности принимать участие в голосовании.

— Шахтер выиграл чемпионат у Динамо с огромным отрывом. Может, об этом кто-то забыл?

— Не думаю. Я точно помню, что горняки легко обыграли киевлян в прошлом сезоне, но при этом уточню — превзошли они команду Алексея Михайличенко, который долгое время находился без активной тренерской деятельности. Возможно, ему не хватило времени, чтобы построить свое Динамо, но это уже право президента клуба — доверять и ждать результатов. Понимаете, такие клубы, как Шахтер и Динамо, — в таком чемпионате, как сейчас — даже с закрытыми глазами будут занимать первые два места в УПЛ. Особенно Шахтер, где четко выстроена система управления и функционирования клуба. Вице-президент горняков Борис Колесников говорит, что Шахтер — это некое предприятие, а тренер в нем, образно говоря, начальник цеха. Тогда приз лучшему тренеру нужно смело отдавать Ринату Ахметову, который и построил всю эту футбольную империю.

В то же время, я бы отдал должное Луишу Каштру за то, что он, в отличие от своего предшественника, не ехал на старом багаже, а вводил в состав молодых ребят, рисковал, потому и терял много очков. Тяжело ведь объяснить, почему, выиграв за прошлый сезон у Динамо больше 20-ти очков, Шахтер сейчас уступает своему главному конкуренту. Меня, кстати, больше удивило не отсутствие в тройке лучших тренеров Луиша Каштру, а присутствие там Мирчи Луческу, который проработал в 2020 году в УПЛ всего полгода. Но, повторюсь, голосование за лучшего наставника — это не только очки, голы и титулы. Это еще общий авторитет и уважение коллег.

— В 2021 году кто-то из молодых тренеров может выстрелить?

— Только в том случае, если они не будут увлекаться тактической подготовкой в ущерб общему управлению коллективом. В этом вопросе меня сейчас беспокоит судьба Руслана Костышина. Казалось, что в Колосе выстроена идеальная система отношений тренера и президента, но сейчас, если верить сообщениям в СМИ, она может пошатнуться. Все дело в ситуации с Евгением Селезневым, которого якобы простил президент, но по-прежнему не хочет видеть наставник. Последнее слово должно быть только за тренером.

— Летом в Заре, кстати, тоже штормило. Вы считаете, что Виктор Скрипник сумел выдержать удар?

— Вообще-то, он сам загнал себя в такую ситуацию, когда собирался переходить в Днепр-1, но с честью из нее вышел. Я уверен, что сегодня этот тренер полностью управляет командой и является большим авторитетом для своих игроков, которые рядом с ним растут, прогрессируют и добиваются результата. В непростых, кстати, условиях. — Николай Петрович, в последние дни большой резонанс среди представителей Шахтера и близких к этому клубу людей вызвало оглашение тройки главных кандидатов на победу в конкурсе лучшего тренера УПЛ. Вас тоже удивило, что там нет Луиша Каштру?

— Нет. Меня больше удивили претензии в адрес организаторов конкурса, ведь не они принимают решение, кому отдать главный приз. Насколько мне известно, лучшего тренера определяют сами наставники УПЛ, первой и второй лиг. Признаюсь, я с большим интересом слежу за референдумами, в которых лауреатов выбирают непосредственные участники процесса. Точно так же у вас нас сайте, а раньше в газете Команда вот уже почти 30 лет определяют лучшего футболиста чемпионата. На мой взгляд, это достаточно объективный подход. Какие-то профессиональные критерии можно, конечно, оспаривать, но победа в таких опросах — в первую очередь показатель авторитета игрока или тренера.

Я надеюсь, что после оглашения итогов акции Футбольные звезды Украины нам предоставят возможность проанализировать, кто из тренеров за кого голосовал. После этого все вопросы точно отпадут. Лично меня радует, что в тройку лучших тренеров попали финалисты конкурса нашего объединения — Виктор Скрипник и Александр Рябоконь. Мы ведь тоже определяем лучшего наставника с помощью системного подхода. После каждого тура УПЛ тренер получает определенный балл, который высчитывается по специальной формуле — сложность матча, тактические аспекты, кадровая ситуация и так далее. Во многом символично, что футбольный год в Украине как раз и откроет соперничество тренеров, которые претендовали на победу у нас и претендуют на нее в УАФ. Лично я бы свои голоса тоже отдал Скрипнику и Рябоконю, но у меня не было возможности принимать участие в голосовании.

— Шахтер выиграл чемпионат у Динамо с огромным отрывом. Может, об этом кто-то забыл?

— Не думаю. Я точно помню, что горняки легко обыграли киевлян в прошлом сезоне, но при этом уточню — превзошли они команду Алексея Михайличенко, который долгое время находился без активной тренерской деятельности. Возможно, ему не хватило времени, чтобы построить свое Динамо, но это уже право президента клуба — доверять и ждать результатов. Понимаете, такие клубы, как Шахтер и Динамо, — в таком чемпионате, как сейчас — даже с закрытыми глазами будут занимать первые два места в УПЛ. Особенно Шахтер, где четко выстроена система управления и функционирования клуба. Вице-президент горняков Борис Колесников говорит, что Шахтер — это некое предприятие, а тренер в нем, образно говоря, начальник цеха. Тогда приз лучшему тренеру нужно смело отдавать Ринату Ахметову, который и построил всю эту футбольную империю.

В то же время, я бы отдал должное Луишу Каштру за то, что он, в отличие от своего предшественника, не ехал на старом багаже, а вводил в состав молодых ребят, рисковал, потому и терял много очков. Тяжело ведь объяснить, почему, выиграв за прошлый сезон у Динамо больше 20-ти очков, Шахтер сейчас уступает своему главному конкуренту. Меня, кстати, больше удивило не отсутствие в тройке лучших тренеров Луиша Каштру, а присутствие там Мирчи Луческу, который проработал в 2020 году в УПЛ всего полгода. Но, повторюсь, голосование за лучшего наставника — это не только очки, голы и титулы. Это еще общий авторитет и уважение коллег.

— В 2021 году кто-то из молодых тренеров может выстрелить?

— Только в том случае, если они не будут увлекаться тактической подготовкой в ущерб общему управлению коллективом. В этом вопросе меня сейчас беспокоит судьба Руслана Костышина. Казалось, что в Колосе выстроена идеальная система отношений тренера и президента, но сейчас, если верить сообщениям в СМИ, она может пошатнуться. Все дело в ситуации с Евгением Селезневым, которого якобы простил президент, но по-прежнему не хочет видеть наставник. Последнее слово должно быть только за тренером.

— Летом в Заре, кстати, тоже штормило. Вы считаете, что Виктор Скрипник сумел выдержать удар?

— Вообще-то, он сам загнал себя в такую ситуацию, когда собирался переходить в Днепр-1, но с честью из нее вышел. Я уверен, что сегодня этот тренер полностью управляет командой и является большим авторитетом для своих игроков, которые рядом с ним растут, прогрессируют и добиваются результата. В непростых, кстати, условиях.