УПЛ і диктат ТБ: без емоцій

Футбол України 29 Січня, 20:45 606
УПЛ і диктат ТБ: без емоцій
Про те, чому реформування Прем'єр-ліги шляхом скорочення футбольних клубів - оптимальний варіант для порятунку українського футболу, а пропозицію каналів-трансляторів варто прийняти.

(публікується мовою оригіналу)

Тема о справедливости решения относительно сокращения элитного дивизиона ожидаемо получилось резонансной. Коллега Павел Соловей считает, что Премьер-лигу урезать не стоит, а телевидение не должно диктовать свою волю УПЛ и ФФУ. Коллега Алексей Шейка настроен более категорично, утверждая, что пришло время «резать по живому», иначе украинский футбол не спасти. Скажу откровенно: я придерживаюсь второй точки зрения и считаю ее единственно верной с точки зрения бизнеса, если говорить без эмоций. Правда, совсем уж без эмоций не получилось.

Взяв за основу слова Александра Денисова, что трансляция каждого матча УПЛ в среднем обходится в 10-15 тысяч долларов, мы получаем 2 миллиона 880 тысяч долларов (240 матчей при 16-ти участниках Премьер-лиги и при усредненной цене за каждую трансляцию в 12 тысяч долларов). По нынешнему курсу (считал по 26 гривен за доллар) — это 74 880 000 гривен. Именно такую сумму телеканалы потратят только на трансляции. Плюс, обещанные 102 миллиона гривен всем участникам турнира. Итого — телевидение готово выложить за сезон почти 177 миллионов гривен. Хотите знать, во сколько оценивают нынешний украинский чемпионат серьезные спонсоры? Посмотрите, на сумму контракта Премьер-лиги с титульным спонсором — компанией, которая рассматривает футбол как бизнес. Если лень искать, напомню: за два сезона 2015/2016 и 2016/2017 — Лига получит, а потом уже распределит по клубам, 43 миллиона гривен. Могу еще напомнить, как все радовались по этому поводу, утверждая, что «наконец-то хоть кто-то, после того как „Эпицентр“ переключился на сборную, обратил внимание на наш чемпионат».

Выходит, выплатив 21,5 миллионов гривен за сезон — почти в пять раз меньше, чем командам готовы предложить каналы-трансляторы, компания-спонсор получила «официальное название турнира», баннеры на стадионах, рекламу на ТВ (выполняется ли это обязательство — вопрос вторичный). Что получают телеканалы взамен предложенных «чистыми» 102-х миллионов гривен, а по факту — суммы почти в два раза большей? Возможность заработать или хотя бы вернуть потраченные средства за счет рекламы. Но сколько стоит весь чемпионат, мы вроде как выяснили. Со стороны титульного спонсора турнира это не «выкручивание рук», не прихоть и не желание сэкономить — таковы современные реалии. А раз титульный спонсор турнира уже есть, сколько денег будет готов заплатить кто-то другой? И сколько таких спонсоров надо найти, чтобы отбить упомянутые 177 миллионов гривен? Минимум — восемь. Как думаете, в нынешних экономических условиях это реально?

Не надо иметь семи пядей во лбу или крутой диплом в области маркетинга, чтобы понять: если турнир не будут показывать по телевидению, серьезных, читай — денежных, спонсоров не будет вообще. Никаких. Никогда. Для чего им заходить? Ради 400 человек, которые в Киеве смотрят матчи «Олимпика» или в Запорожье — «Зари»? Вы знаете, сколько раз ужгородская «Говерла», представители которой намекают, что против их клуба едва ли не возник целый заговор с целью «утопить» команду, собрала на восьми домашних матчах первой части сезона, по данным УПЛ (все уже в курсе, как «на глаз» учитывается этот показатель и насколько он завышен) аудиторию больше 2 500 зрителей? Трижды: в стартовом матче чемпионата против «Днепра» (3100), в поединке с «Карпатами» (2 700) и игре с «Шахтером» (3 600). А к примеру, домашний для ужгродцев матч со «Сталью» посетили аж 506 зрителей, а поединок с «Александрией» — 432 человека. Еще раз: ни на одном из восьми домашних матчей ужгородский клуб (разбираться на тему, чем украинский профессиональный клуб отличается от просто команды, сейчас на хочу) не собрал даже полстадиона, и лишь в трех — больше 1/4 от вместимости арены. Давайте будем честными: для чего потенциальным спонсорам такой турнир и о каком интересе к чемпионату в его нынешнем виде мы говорим? К примеру, в Киеве один полумарафон собирает народу больше, чем половина клубов элиты за весь сезон на домашних стадионах.

Я знаю, как сейчас работает менеджмент Профессиональной футбольной лиги, пытаясь «продвинуть» на ТВ хотя бы один-два матча в туре. Потому что в ПФЛ понимают, что показ матчей по телевидению — это лучшая реклама турниру, возможность привлечь партнеров и внимание к чемпионату. Другими словами, делают то, чем и должна заниматься организация — пытаются сделать настоящий бизнес-продукт. В случае с Премьер-лигой мы какой-никакой но этот самый продукт имеем, а также получаем телевизионный пул и показ всех матчей тура. Альтернативы, как мне кажется, нет. Хотя, наверное, она есть, но станет ли футбольный продукт от этого лучше?

Можно долго рассуждать о качестве трансляций в частности и футбольного продукта в целом. Но, наверное, никто не будет спорить, что оно растет с каждым годом (я помню, трансляции 1990-х и начала 2000-х — сейчас понимаешь, что это был кошмар). Как никто не будет спорить, что только «плюсы» и «футболы» смогут обеспечить хорошую «картинку», качественные студии и т.д. Но почему, говоря о качестве или сравнивая показы матчей чемпионата Украины с той же английской Премьер-лигой, мы не говорим о том, а сколько стадионов у нас в стране способны обеспечить показ «хорошей картинки», не говоря уже об уровне футбола? Сколько у нас арен, где есть специально оборудованные места для камер, в нужных для телевизионщиках точках? И сколько их, этих самых точек на этих стадионах появилось, к примеру, за последние несколько лет по инициативе самих клубов, если они появились вообще? И кому, кроме телеканалов, это вообще интересно?

Телевидение — это бизнес. Со всех трибун уже давно говорят о том, что профессиональный клуб или футбол, кому как больше нравится — это тоже бизнес. Но почему-то, как только дело касается действительно бизнеса, начинаются разговоры о массовости и социальном значении игры миллионов. Но массовость была нужна в ГТО, или для отчетов о проведенных соревнованиях в обкомы во времена СССР. Кому нужен турнир, в котором половина матчей вообще не несет никакого смысла, не получающие зарплату футболисты, думают о том, как заработать «сыграв на контору», менеджеры клубов — как с минимальными потерями «разрулить» сложившуюся ситуацию по старым долгам, тренеры — о комплектации команды в условиях тотального безденежья? В конце концов, турнир, из которого далеко не самые последние по украинским меркам игроки не чураются уезжать в Казахстан или Азербайджан? Так давайте решим, за что вообще каналы должны платить.

Почему катализатором процесса или «локомотивом перемен» выступилои телеканалы, даже зарыв топор войны и согласившись наконец-то создать единый пул? Повторюсь, потому что телевидение — это бизнес. В гораздо более чистом виде, чем украинский футбол. И телеканалы сделали УПЛ и ФФУ предложение, которое с их точки зрения обосновано и отвечает бизнес интересам. Если оно не устраивает всех заинтересованных лиц — пожалуйста, вы вольны его не принимать. Но кому станет лучше, если украинского футбола на ТВ практически не будет (уверен, что матчи «Шахтера», «Днепра» и «Динамо» все же будут показывать «дружественные/родственные каналы). Кто выиграет от того, что матчи других 13 клубов (при варианте в 16 команд в элите) их болельщики будут видеть в лучшем случае шесть раз в сезоне — когда они будут играть с «Шахтером», «Динамо» и «Днепром»?

Сейчас говорят, что повысится в классе готовы пять клубов первого дивизиона — «Зирка», «Черкасский Днепр», «Гелиос», «Оболонь-Бровар» и «Ильичевец». Но разве кто-то даст гарантию того, что матчи с их участием будут привлекать более широкую аудиторию, чем поединки тех же «Стали» или «Волыни», также представляющих крупные города. И повлияет ли появление новых команд в элите на качество трансляций и всего продукта под названием украинский футбол в целом?

Кто-то должен был запустить процесс реформ. В данной ситуации, исходи инициатива по сокращению Лиги от УПЛ или ФФУ, обе организации получили бы шквал критики. Хотя, наверное, в любом случае они ее получат или получают. Во-первых, есть Регламент, в котором, да, указано, что численность участников элитного дивизиона надо увеличивать. Во-вторых, решись обе организации сократить количество клубов УПЛ, начнутся разговоры о том, что они убивают украинский футбол. И да, вполне возможно, вылети те же «Говерла» или «Волынь» из УПЛ не по спортивному принципу, интерес к футболу, а, следственно, и его развитие в Закарпатской и Волынской областях упадет еще ниже. Оставь УПЛ и ФФУ проблемные клубы в элите, начнутся очередные разговоры о невыплате зарплат футболистам, о боязни не доиграть чемпионат заявленным количеством участников, банкротстве клубов, о том, что подписанные меморандумы и соглашения — филькина грамота. И, кстати да, не стоит забывать о международных санкциях к нашим клубам. Игнорировать их ни ФФУ, ни УПЛ не имеют права. Прецедентов — «Карпаты, «Волынь» — хватает. И почему-то кажется, что это еще «цветочки».

Ситуация, сложившаяся в нашем футболе, до боли напоминает ту, в которой оказалась вся страна: все говорят о необходимости реформ, но когда дело доходит до их выполнения, начинаются ужимки, отговорки и причины этого не делать. К чему это приводит, думается, все прекрасно видят.

Сергей Дрыга