Перед прірвою четвертої футбольної революції

Світовий футбол 23 Вересня, 11:15 472
Перед прірвою четвертої футбольної революції
Футбольний світ стоїть перед прірвою четвертої революції, яка може вбити гру. Йдеться про введення відеоповторів.

(Публікується мовою оригіналу)

Великий Валерий Лобановский на одной из своих пресс-конференций, а по сути, полноценных лекций, как-то сказал: «Революция в футболе была одна, в начале семидесятых годов, когда идею тотального футбола с успехом применили многие ведущие клубы и сборные, а эталонами стали финалисты ЧМ 1974 ФРГ и Голландия. Дальше будет только эволюция». Ни в коем случае не посягая на высказанную аксиому, хотелось бы развить эту мысль.

Действительно, первая футбольная революция состоялась в 70-е годы, а конкретно в 1970 году, когда голландский «Фейеноорд», во главе которого стоял Эрнст Хаппель, победил в финале Кубка чемпионов шотландский «Селтик». «Селтик» тогда был грандом европейского футбола и недавним победителем КЕЧ. «Фейеноорд» в финале считался безусловным аутсайдером. Это, как если бы сейчас, в финале играли «Барселона» против, например «Базеля», и вдруг бы «Базель» победил, открыв для Европы швейцарский футбол. Так и вышло с «Фейеноордом». Уже потом появился великий «Аякс» с Йоханом Кройффом, а затем и сборная Голландии № 1 под руководством Ринуса Михелса и, через четыре года, сборная Голландии № 2, уже без Кройффа, но со старым знакомым Эрнстом Хаппелем на посту тренера. Эта была первая революция, которая затем перешла в эволюцию, в том смысле, что игроки становились и становятся все более универсальными, а футбол — все более коллективным.

Однако, на мой взгляд, в истории футбола случились еще две революции, которые изменили игру не меньше чем тотальный футбол. Замечу, что если первая упомянутая революция шла, как бы, «снизу», от футболистов, тренеров и команд, то последующие две революции были инициированы «сверху», то есть руководителями или «устроителями» футбола.

Итак, вторая футбольная революция произошла в 1992 году, когда вратарю под страхом свободного удара из штрафной площади, стало, запрещено брать руками мяч после паса ногой от своего игрока. После ЧМ 1990 в Италии, который, по общему мнению, получился скучным, пресным и незрелищным, стали думать, что делать дальше. В те времена почти двадцать или тридцать процентов игрового времени занимало перекатывание мяча между двумя защитниками и вратарем с последующим пасом в руки голкиперу. Этим стали злоупотреблять многие команды. Если до конца матча оставалось одна-две минуты, и мяч находился у игроков обороны выигрывающей команды, шансов на отыгрыш у соперника почти не оставалось: бессмысленно было прессинговать вратаря, а по-другому отобрать мяч не получалось.

Революционное изменение впервые было апробировано после ЧЕ 1992 в Швеции, и ярко проявило себя на ЧМ 1994 в США, который очень выгодно отличался от итальянского. В результате этого правила, участником универсализации стал и голкипер. С тех пор все команды начали переходить на игру в линию, так как страхующий защитник, который располагался перед вратарем, потерял всякий смысл, ведь отдавать в руки нельзя. Функции либеро стал выполнять голкипер. Он и первый пасующий и первый страхующий, он должен выдвигаться к центральной линии, когда его команда атакует и первым быть на вылетающем в его направлении мяче. Кроме того, команда, которой нужно забить в мяч в последние секунды игры, стала получать шансы на это, прессингуя оборону. Защитники вынуждены или выбивать мяч в аут и на угловой или отдавать мяч голкиперу, что рискованно. Во всех случаях, завладеть мячом в конце игры для любой команды перестало быть проблемой: включайте прессинг и забирайте мяч, обычная тактика последних секунд проигрываемого матча.

Но затем встал вопрос, что такое «последние секунды»? Известно, что количество добавленного времени определяет только арбитр в поле. Раньше он мог внезапно игру завершить, заявив, что время исчерпано, мог продлить ее неизвестно на какой срок. Вспоминаются такие курьезы как отмененный мяч сборной Бразилии в ворота Швеции на ЧМ 1978 года, когда валлийский судья Томас посчитал, что время матча истекло во время подачи углового, и отменил чистый гол Зико. Или, как в полуфинале ЧМ 1990 Италия — Аргентина арбитр Мишель Вотро вообще забыл про время, и команды переиграли почти семь или восемь минут после окончившегося уже второго дополнительного тайма.

И вот она — третья футбольная революция. В 1998 году было принято решение фиксировать добавленное время. Другими словами, главный арбитр показывает резервному, сколько он собирает добавить, а резервный поднимает светящуюся табличку и декларирует это время всем: участникам матча и болельщикам. Начиная с этого революционного нововведения, изменилась сама суть футбола. Кульминация игры сместилась к финалу поединка, команды стали выигрывать матчи в самом конце.

Классический пример — победа «МЮ» в Лиге чемпионов в этом же 1998 году: арбитр показал добавленные три минуты, и их хватило для того, чтобы забить два гола. Уверен, до этого нововведения, ни один судья не дал бы забить два мяча в компенсированное время, закончив матч сразу после первого ответного гола. Здесь же, арбитр не имел право этого делать, ведь три минуты уже заявлены. Сейчас команды играют, зная, что у них есть еще до трех до пяти (а если повезет шести-семи) законно добавленных минут. Это определяет стратегию, схему игры в последние секунды. С тех пор даже преимущество в два мяча не является залогом победы, ведь есть еще время на резкий отыгрыш. Таких примеров с 1998 года множество, любой настоящий болельщик их сам приведет сколько угодно. Это уже стало нормой игры и без вот какого-то количества компенсированного времени, которое четвертый судья гордо поднимает надо головой, современный футбол уже немыслим. Сейчас это один из главных аспектов, суть игры.

Но футбольный мир стоит перед пропастью четвертой революции. И вот она, по моему мнению, может убить игру. Речь идет о введении видеоповторов. Недавно мы видели, как в матче Кубка Голландии, благодаря повтору судья смог применить к игроку более жесткое наказание в виду красной карточки. Многие стали говорить о том, что, вот, наконец, свершилось. В данном эпизоде судья проконсультировался с четвертым арбитром и все получилось быстро. Но это только начало. Есть мысль пойти дальше и разрешить самим командам останавливать игру.

Потому, и пугают ни сколько сами видеоповторы, сколько право тренера или какого-то представителя клуба останавливать игру для просмотра. Сторонники этой новеллы в правилах, на мой взгляд, или не понимают футбол вообще или понимают игру на примитивном уровне. Футбол прекрасен тем, что эта игра безостановочная, постоянная. Это фрагмент жизни, который перенесен на поле и происходит там без задержек, без кнопки «пауза» и без вмешательства высшей силы. Как только кто-то из команды будет останавливать матч, и просить пересмотреть момент, футбол тут же потеряет свою динамику и свою «жизненность». Он превратится в хоккей или баскетбол, с рекламными паузами, с пересмотрами эпизодов и тайм-аутами. Это будет суррогат игры, который подойдет разве что американскому рынку, потому что там привыкли к зрелищам такого формата. К матчам, которые смотрят всей семьей, во время которых можно отлучиться за попкорном или гамбургером.

Футбол не приемлет такого подхода, потому что игра происходит всегда все 90 минут плюс добавленное время. В футболе важными бывают даже паузы, когда мяч вышел за пределы поля или когда футболисту оказывают помощь. Футбол умрет, если у него заберут то уникальное, что у него есть — ВРЕМЯ. Пусть «грязное», но такое необходимое. И потому, задача всех? кто влюблен в эту игру по-настоящему, не допустить четвертой фатальной революции.

Артем ЖОЛКОВСКИЙ