Андрій Несмачний назвав кращих легіонерів «Динамо», а також розповів про найбезглуздіший трансфер киян

Динамо Київ 22 Травня, 18:20 591
Андрій Несмачний назвав кращих легіонерів «Динамо», а також розповів про найбезглуздіший трансфер киян
Екс-захисник київського «Динамо» і збірної України Андрій Несмачний дав інтерв'ю українському тижневику «Футбол».

(Публікується мовою оригіналу)

— Чего Блохину не хватало как тренеру?

— Лично у меня с Блохиным были идеальные отношения! Тренер должен быть таким мотиватором. То, как Блохин настраивал на игру и вселял в игроков уверенность, каждому тренеру нужно поучиться. Единственное, он не всегда находил взаимопонимание с футболистом. Каждый человек по-своему индивидуальная личность. Одному нужен пряник, другому — кнут. У Блохина всегда кнут. К примеру, кнут хорошо подействовал на Воронина. У Блохина к Воронину всегда было предвзятое отношение, он его подстегивал. Но благодаря этому Ворона принес пользу национальной команде.

Могла ли сборная Украины удачнее выступить в отборе Евро-2008?

— А напомните, кто у нас был в группе?

Франция, Италия, Шотландия, Литва, Грузия!

— А я участвовал в той кампании?

Достаточно!

— Надо же! Видите, сколько эмоций отдал чемпионату мира... Вообще как-то очень смутно помню этот цикл. По качеству соперников чемпионат Европы выше Чемпионата мира. Это вам не Тунис и не Саудовская Аравия. Франция, Италия, Шотландия. Это совершенно другой уровень. По определению, выйти из такой группы большое счастье. Возможно, мы где-то были выжаты после чемпионата мира.

Читайте також: Андрій Несмачний: «У перерві матчу проти Іспанії на ЧС-2006 Блохін метав громи та блискавки»

После Блохина сборную возглавлял Михайличенко. В его планы вы уже не входили?

— Я сам не захотел продолжать выступления за сборную. Не видел смысла, потому что не попадал в число 18-ти. Михайличенко говорил мне, что я в обойме, но смысл было просто так летать в Казахстан или еще куда-то за тридевять земель, если я в итоге даже в заявку не попадал?! Я решил сосредоточиться на выступлениях за клуб, о чем и известил Алексея Александровича.

Только недавно Украина справилась с проклятием «стыков». Почему до этого плей-офф становился черной меткой?

— Есть у нас одна беда — отбиваться! Обыграли уверенно Францию 2:0, но в Париж едем играть от обороны, пытаться удержать преимущество. Окопались у своих ворот и стали бить непонятно куда. Плюс давит тот факт, что мы всегда остаемся за бортом из-за этих плей-офф. Да не надо об этом думать и накручивать себя! Нужно выходить и играть в свою игру.

С Германией в 2001 году тоже решили авось выстоим после домашних 1:1?

— То же самое. Играть на удержание — это наш бич. Только забьем гол — сразу отходим назад и бьем по трибунам. По закону жанра на 89-й или 90-й минуте получаем в ответ и машем рукой. Правда, тогда в Дортмунде мы уже после 15 минут помахали ручкой чемпионату мира.

Вы уже тогда чувствовали, что здоровье Лобановского подводит? Может, его и сгубило то, что он на два фронта работал?

— Скорее всего! Мы этого не чувствовали, потому что Валерий Васильевич этого не показывал, но, если были проблемы со здоровьем, конечно, нужно было сосредоточиться на чем-то одном, а не разрываться. Это нервы и это сказывается на здоровье, тем более такая ответственность, матчи такого уровня. Это же не аматоры, а борьба за выход на ЧМ, репутация, в конце концов.

Как вы считаете, такие футболисты, как Хачериди и Гармаш, играли бы у Лобановского?

— Никто бы не играл. Давно уже находились бы во второй команде или еще хуже — где-то на задворках. Валерий Васильевич такое мог раз простить, ну два, на третий раз человека уже не было в команде. Я помню свой разговор с ним. У меня был определенный спад. Он меня вызвал и спросил, какие у меня проблемы, может, неприятности в семье или я влюбился, или в чем-то нуждаюсь — в квартире или машине. Он хотел, чтобы человек был сосредоточен только на футболе. Я ему сказал, что никаких проблем нет, просто где-то не получается. Он ответил, чтобы я не переживал и играл на своих сильных качествах. После разговора я вышел окрыленным, и все вернулось на круги своя.

Понятно, что у этих ребят есть проблемы. Хачериди очень своеобразный человек, сколько раз с ним разговаривали, но все безрезультатно. Денис немного другой. У него есть самоотдача, он не жалеет себя, у него есть положительные качества.

Как вы относитесь к натурализации футболистов? Марлос в помощь?

— Мне без разницы, кто это — бразилец, испанец или африканец. Если игрок хочет играть и он квалифицированный исполнитель, почему нет? Но игрок должен приносить пользу команде. На сегодня какую пользу принес сборной Марлос, чем он отметился?

Ну послушайте, он только пару игр провел...

— Просто я считаю, у нас есть молодые игроки, у которых глаза горят больше, чем у Марлоса. Сильный футболист в своем клубе — еще не означает, что он будет феерить в сборной. Надо не забывать, что у бразильцев другой менталитет. Они приехали сюда зарабатывать! То, что они на посвящении песни поют или пару заученных слов на украинском языке произнесли, еще ни о чем не говорит. Мое мнение таково: я не против, но лучше пускай играют свои ребята.

Два разных Семина

Ваши активные годы выпали на первое десятилетие нового тысячелетия. Как эволюционировало «Динамо» за эти 10 лет?

— С 2000-го по 2010-й?

Да!

— После смерти Лобановского мы еще немного прогрессировали, но затем стали потихоньку деградировать и докатились до того уровня, что имеем сейчас. «Динамо» все сложнее становится бороться за чемпионство и Кубок, на должном уровне играть в Лиге чемпионов. Раньше мы об этом даже не думали. Дома в Лиге чемпионов мы знали, что и «Реал» можем обыграть, что шесть очков из девяти железно наши. После Лобановского лет пять мы более-менее хорошо держались на плаву. Потом был еще всплеск при Семине, а дальше только спад.

Как вы думаете, Суркис жалеет, что поспешно уволил Михайличенко после первой игры с «Трабзонспором»?

— Понятно, что это было эмоциональное и неразумное решение. Не стоило оценивать Михайличенко по Лобановскому и думать, что будет тот же результат. Впрочем, Михайличенко давал результат! Но в его случае сделали трагедию после одной игры. (После двух. Были еще домашние 0:2 с «Шахтером» — ред.) Нужно уметь держать удар, а не руководствоваться эмоциями.

Пришел Сабо. В Лиге чемпионов Йожефович ставил Эль-Каддури, а вас использовал в чемпионате. Чем он это объяснял?

— Хотя Сабо и ставил меня в состав, но — словно одолжение делал. «Лучше повесь бутсы на гвоздь. Забудь футбол»! Это он мне сказал за одну неудачную передачу в неудачно сложившейся игре с «Арсеналом» на «Республиканском» (1:1). Поле было корявое. В конце игры мяч попал на кочку, и я выполнил передачу на трибуны. До-олго он мне это вспоминал! Зато бразильцам, как бы они ни играли, прощал все — целовал их и на руках носил. Неприятно, когда у тренера идет такое разделение на бразильцев и украинцев. Его слова я никогда не принимал близко к сердцу. И зла не держу.

А сейчас как с ним отношения?

— Так мы нигде и не пересекаемся!

Семин тоже не мог определиться между вами и Эль-Каддури. Вы сами могли понять, кто из вас основной?

— С Бадром мы до сих пор переписываемся. У нас никогда не было такой вражды, как, например, у Славы Шевчука и Развана Раца. Бадр — добрейшей души парень. Мы поддерживали друг друга и никогда не мерились, кто круче или кто из нас основной.

А потом пришел Маграо и вытеснил вас обоих...

— Протеже Газзаева. Он очень любил Маграо.

Сильный футболист?

— Маграо — больше полузащитник, чем защитник. Как полузащитник, бесспорно, хорош, техничный футболист, но в борьбе частенько уступал.

Последнее сильное «Динамо» при Семине с полуфиналом Кубка УЕФА. За счет чего Семину удалось поднять «Динамо»?

— Во-первых, сам приход Семина сильно взбодрил. Он вызвал старших ребят. Мы поговорили с ним, он попросил о помощи. Семин хотел быстрее влиться в коллектив и чтобы он работал как единый механизм. Мы помогали друг другу, поэтому все и получалось. Второй приход Семина — это уже другая история. Если в первом случае Семин шел на контакт со всеми, между тренером и игроками не было пропасти, то во второй раз у Семина уже было совсем другое отношение. Он подумал, что великий и сам справится. Но в жизни всегда так получается: как только приходит самонадеянность, сразу начинаешь падать.

Это же Семин вас сделал капитаном?

— Да. У него как было? Кто старше, тот и капитан.

Деметрадзе похож на Леоненко

Если сравнить первую плеяду динамовских бразильцев Родольфо, Родриго, Клебер, Диого Ринкон с другой Маграо, Бетао, Леандро Алмейда, Данило Силва, кто был сильнее?

— Самым сильным легионером за всю историю киевского «Динамо» был Диого Ринкон. Родриго и Родольфо тоже были очень добротными игроками. Клебер выделялся на поле цепкостью и футбольной наглостью. Я думаю, эти бразильцы были намного сильнее всех последующих, которых стали везти пачками.

По каким критериям не подходили «Динамо» Андре и Гильерме?

— В Бразилии открытый футбол, там играют на чистых мячах. А в Украине финтить никто не даст. Попадешь под Вову Езерского и второй раз сильно подумаешь, применять финт или не выдумывать. Вова Езерский сразу автогеном срежет, и на этом все закончится. А вы включите чемпионат Бразилии! Контактной борьбы нет, прессинга тоже, принимаешь мяч, а вокруг тебя никого. Поэтому они с мячиком возятся. В Украине другой футбол. Все зависит от того, сможет ли футболист адаптироваться к этому стилю футбола. Эти футболисты не смогли.

Кто не вписался в «Динамо», а вы ожидали, что станет ключевым игроком?

— Милош Нинкович. Нина обладал незаурядными техническими данными, но был очень нестабильный и хрустальный. Когда в форме — сумасшедший игрок! Но в том-то и дело, что он долго восстанавливался и терял игровой тонус. Или же выдаст пару матчей, а потом снова пропадет из поля зрения. А на последних легионеров мы уже вообще не надеялись (смеется).

Самый сильный легионер из последних?

— Жора Пеев!

Дебютировали в Лиге чемпионов вы вместе с Деметрадзе («Русенборг», 2000-й). «Динамо» было не его командой?

— А мне кажется наоборот — подходил! Я отчетливо помню его первую тренировку и как он этими финтами от себя и под себя всех с ума сводил. Техничный, быстрый, шустрый, на замахах хорошо играл. На Леоненко очень похож.

Почему же он себя не проявил? Может, тот ужасный промах с пяти метров в Манчестере его надломил?

— Мне кажется, он снизил требовательность к себе.

Самые странные легионеры колумбийцы Отальваро и Морено? На «Республиканском» болельщики так и не поняли, кого выпустили на замену в лигочемпионской игре со «Стяуа» (1:4)...

— Это еще полбеды. А вот аргентинец Нанни, которого купили за 5 миллионов — притча во языцех. Тех хоть брали за гроши, а этого привезли в качестве звезды. Недавно с пацанами вспоминали его. Посмотреть на Нанни на тренировки приходили Тимощук с Воробьем — так хотели увидеть этот бриллиант! И увидели, как человек с четырех фланговых передач два раза по мячу промахивался.

Потом мы узнали, что у него колен нет. Мениски все вырезанные. Все в шоке были. Как можно было подписать такого футболиста?! Все стало ясно в Лондоне, когда он вышел на замену вместо Шацких с «Арсеналом», мы пропустили на последних секундах и попали.

Ну не из-за Нанни же.

— Нет. Просто все увидели, что он из себя представляет. Хотя в команде никто и не понял эту замену. Его выпустили на пятнадцать минут, и по факту мы остались вдесятером.

Валерий ПРИГОРНИЦКИЙ